Казачьи улицы: атаман Григорий Филипсон

Слуга царю, отец солдатам.

В первый день нового 1809 года в семье казанского дворянина командира гарнизонного полка Ивана Филипсона родился мальчик, названный Григорием. Вскоре глава семейства оставил службу и вместе с супругой переехал в ее имение — село Архангельское Пензенской губернии. Там будущий российский генерал и сенатор, атаман Черноморского казачьего войск, Григорий Иванович Филипсон прожил свои первые девять лет жизни.

Затем мальчика пристроили в казанский университетский пансион, откуда перевели на учебу в пензенскую гимназию. Образ жизни и карьера, а именно, военная служба на благо Отечества, были определена уже тогда. В подростковом возрасте Гриша Филипсон попал в Олонецкий пехотный полк, а через короткое время прошел годичный курс в юнкерской школе в Могилеве, которую сменило офицерское училище. 17-летний юноша выпустился прапорщиком в гренадерский полк принца Евгения Вюртембергского.

Потомственный военный Григорий Филипсон в 20 лет уже командовал ротой и показывал свои знания и таланты не только на учебном плацу. Он участвовал в усмирении польских бунтов и в штурме Варшавы. За мужество и доблесть, проявленные в боевых действиях в восточной Европе, Григорий получает свои первые награды: ордена Св. Анны 4-й степени и 3-й степени с бантом.

Григорий Филипсон был не только блестящим офицером и храбрым воякой, но и образованнейшим человеком своего круга. Приученный с детства к дисциплине и самостоятельности, он понимал всю важность образования для будущей карьеры. Вернувшись из Польши, молодой офицер поступил в только что образованную Военную академию. Прослушав двухгодичный курс, стал одним из первых выпускников этого учебного заведения и покинул его в чине капитана. Не удивительно, что его сразу же причислили к Генеральному штабу.

Еще в академии Григорий Иванович уделял большое внимание изучению восточных языков, а вскоре по собственному желанию уехал служить на Кавказ, — не простое совпадение! Он планировал использовать полученные знания на войне в самом сложном и опасном, на тот момент, регионе, готовился к будущим полевым испытаниям и всерьез задумывался о том, какую пользу принесет Отечеству на кавказском фронте. Этим Филипсон разительно отличался от большинства сослуживцев, которые по его же словам, были или «разжалованы, или не по своей воле прибыли на Кавказ».

Он добросовестно служил в штабе генерала Вельяминова, позже возглавлял штабы при генерал-майорах Раевском и Анрепе. Но его деятельная натура не позволяла ограничиться штабными рамками. Григорий Иванович не раз принимал личное участие в топографических съемках местности, несколько раз возглавлял походы против горцев. Там он показал не только тактические умения и таланты, но и отвагу, мужество бойца. За экспедицию 1842 года ему жалован орден Св. Владимира 3-й степени. В середине 40-х годов Г. И. Филипсона произвели в генерал-майоры и назначили начальником штаба войск Кавказской линии.

Этой должности способствовал и новый кавказский наместник — князь М. С. Воронцов. Он благоволил способному и эрудированному 36-летнему офицеру. Но у самого Филипсона отношения с начальством не заладились, и через два года после назначения он подал прошение об отставке. Воронцов, чувствовавший неприязнь подчиненного, с этим согласился. Назревал конфликт мнений по политическому вопросу покорения горских территорий. Так, Воронцов не считал нужным укреплять Кавказское линейное казачье войско за счет государственных крестьян Ставропольской губернии. У Филипсона была другая точка зрения, которая полностью совпадала с императорской. Считая Филипсона знатоком местных традиций и обычаев, и учитывая его богатый опыт службы на Кавказе, государь Николай Павлович приказал генералу прибыть в столицу для личного доклада. Григорий Иванович честно и откровенно высказался во время царской аудиенции, после чего по приказу Николая I составил записку для Департамента военных поселений. С резолюций императора ее отправили в аппарат наместника на Кавказе. Дальнейшая служба под началом князя Воронцова для Филипсона становится неприемлемой.

Находясь в отставке некоторое время, генерал наслаждался гражданской жизнью, обустраивал имение жены, находящееся на Дону, уделял больше внимания семье, детям. Но в связи с началом Крымской войны, знания, опыт и тактические таланты Филипсона оказались востребованы вновь. Главнокомандующий Кавказской армией Н. Н. Муравьев попросил его вернуться на армейскую службу. В июле 1855 года Григория Ивановича назначили наказным атаманом Черноморского казачьего войска.

С преемником Муравьева на посту командующего Кавказской армией князем А. И. Барятинским у Григория Ивановича складывались хорошие отношения. Они были знакомы не один десяток лет, по-настоящему ценили и уважали друг друга. Филипсон, помимо атаманства, получил командование 1-ой бригадой 19 пехотной дивизии, позже всеми войсками правого крыла Кавказской линии. В этот период своей службы он проявил себя как прекрасный организатор и бравый военачальник, знаток Кавказского края. Его заслуги не раз отмечало руководство, представляя Филипсона к многочисленным наградам. В списке воинских достижений генерала — устройство новой линии по реке Адагум, экспедиция за реку Лабу, сражения за крепость Анапа, участие в различных эпизодах покорения Восточного Кавказа. В 1859 году благодаря Филипсону русскому императору присягнуло воинственное племя абадзехов.

За пять лет мундир Григория Ивановича украсили ордена Св. Владимира 2-й степени с мечами, Белого Орла, Св. Александра Невского с мечами. Кроме того, его произвели в генерал-лейтенанты.

Во время атаманства Филипсона было принято знаковое для казачества решение о переименовании Черноморского казачьего войска в Кубанское казачье войско.

В 1860 году Г. И. Филипсон назначен начальником главного штаба Кавказской армии и отбывает в Тифлис. Но уже год спустя по просьбе графа Путятина, занявшего место министра просвещения, он становится попечителем Санкт-Петербургского учебного округа. Но эта его деятельность вскоре закончилась отставкой в результате произошедших студенческих волнений. Находиться долго вне государственной службы Григорий Иванович не привык, да и общество все еще нуждалось в его авторитете и опыте. Филипсона назначили присутствовать в Департаменте герольдии и первом общем собрании Правительствующего Сената, чем он и занимался вплоть до 1878 года.

В день 50-летия службы в офицерских чинах этот заслуженный офицер и государственный деятель был произведен в генералы от инфантерии.

Новый 1883 год Григорий Иванович вместе с дочерьми встречал у соседей, живших неподалеку. Он был в прекрасном настроении, декламировал стихи, много шутил и смеялся. Ведь этот праздник для Филипсона всегда был двойным. На этот раз ему исполнилось 74 года. Возвращаясь из гостей домой, генерал был сбит четверкой лошадей. Пострадавшего доставили в Мариинскую больницу, откуда отпустили в тот же день с сильным сотрясением мозга. Медицинская невнимательность обошлась дорого: через две недели 14 января 1883 года Григорий Иванович Филипсон скончался. Он был похоронен в Москве в Ново-Алексеевском монастыре рядом с могилой своей жены Надежды Кирсановой.

Более чем через столетие в столице кубанских казаков – городе Краснодаре, появилась улица, названная в честь славного боевого атамана Филипсона.

Поделиться

Опрос «Через Край»: пройти