Память в камне: мемориальный комплекс «Малая земля» в Новороссийске
  • Статьи
  • 20 февраля 2020, 16:30
  • Поделиться
    VK Одноклассники Telegram Viber Whatsapp Evernote Pocket Google Plus LiveJournal Digg Reddit Tumblr

Ни в каком другом населенном пункте Краснодарского края нет такого количества памятных мест, связанных с историей Великой Отечественной войны, как в Новороссийске и его окрестностях. Здесь их около 80. Впрочем, это не удивительно: в 1973 году городу было присвоено почетное звание героя, которое в разные годы за беспримерный подвиг и мужество их защитников получили двенадцать городов (а также Брестская крепость) Советского Союза.

По воспоминаниям современников, на небольшом плацдарме, названном позже Малой землей, шли такие ожесточенные и кровопролитные бои, что горели даже камни, а люди, казалось, вросли в эту выжженную, безжизненную землю.

Сталинградская битва изменила обстановку на фронтах Великой Отечественной воны в пользу Красной Армии. Воодушевленные ее итогом и рядом других успехов, советские военачальники для ускорения разгрома фашистских войск на Северном Кавказе в начале 1943 года разработали стратегическую операцию, состоящую из двух частей — «Горы» и «Море». Первая предусматривала наступление от Горячего Ключа в сторону Краснодара с последующим освобождением краевой столицы. Цель второй заключалась в том, чтобы выбить оккупантов из Новороссийска с помощью морского и воздушного десанта.

По замыслу командования, основные силы должны были десантироваться с моря в районе Южной Озерейки, в то же время для дезориентации противника южнее Новороссийска на мысе Мысхако должна была появиться вторая группа. Главным отрядом штурмующих, в который входили морские пехотинцы, танковый и пулеметный батальоны, артиллерийский полк и стрелковая бригада, командовал полковник Гордеев. Отвлекающую группу, насчитывающую 275 морских пехотинцев без тяжелого вооружения, возглавлял майор Цезарь Львович Куников.

К сожалению, по ряду объективных и субъективных причин с самого начала была нарушена синхронность и согласованность действий подразделений, огневая поддержка с моря оказалась слабой, а командующий операцией вице-адмирал Октябрьский допустил несколько грубых стратегических ошибок, за что и был снят с должности. Уже при высадке основного десанта советская сторона понесла ощутимые потери, был упущен эффект неожиданности, так что ни о каком продвижении в сторону Новороссийска не могло быть и речи.

Фото Максима Бессалого, «Кубань 24»

Действия морпехов Куникова оказались более успешными, слаженно и решительно они захватили плацдарм на берегу моря шириной в несколько километров. Командование посчитало целесообразным продолжать удерживать этот крохотный кусочек суши, который рассматривался ими как первый шаг на пути к освобождению Таманского полуострова. Таким образом, силой обстоятельств отвлекающий десант стал основным.

В те первые часы штурма никто не думал, что борьба за этот каменистый и непригодный для жизни береговой участок продлится еще 225 дней и ночей, под шквальным огнем противника, без регулярного снабжения боеприпасами и продовольствием. На третий день операции погиб майор Куников, командование подразделением принял капитан-лейтенант Ботылев.

Немцы, не прекращая артиллерийский обстрел, попытались сбросить десант в воду. Но какими-то нечеловеческими усилиями захваченный плацдарм остался в руках советских воинов. Уже в первую ночь подоспело подкрепление, число бойцов увеличилось на два десантных отряда, превысив 800 человек. А в следующую неделю на Малую землю был переброшен истребительно-противотанковый полк, доставлено несколько сотен тонн снаряжения, позже сюда перебрались пять партизанских отрядов.

Тем не менее, условия, в которых приходилось воевать солдатам, можно было заранее назвать проигрышными. Плоский, продуваемый всеми ветрами открытый участок простреливался со всех сторон с занятых немцами высот. Надежда была лишь на создание многочисленных тоннелей и ходов, окопов и насыпей. Трудоемкими и поистине грандиозными саперными работами руководил инженер-капитан Кирилл Турбаевский. Под его руководством бойцы соорудили 230 скрытых наблюдательных пунктов, более 500 огневых точек, подземные склады хранили боеприпасы и продовольствие, в скале на глубине шести метров заработал штаб.

В апреле германские соединения под руководством Вильгельма Ветцеля попытались уничтожить плацдарм. Мощная группировка фашистов, превышающая 27 тыс. человек, трое суток делала все возможное и невозможное, чтобы выбить советских солдат с Малой земли. Все это время велись бомбардировка и артиллерийский обстрел территории. С моря группа «Бокс», состоящая из немецких торпедных катеров и подводных лодок, также атаковала узкую полоску суши. Специально обученные профессионалы перерезали коммуникации, чтобы лишить противника связи.

Но советские бойцы стояли насмерть, в эти дни они, в буквальном смысле, жили среди расплавленного, искореженного металла и тел своих товарищей. Наконец, им в поддержку из резерва было выделено три авиационных корпуса, которые начали интенсивно бомбить немецкие позиции. Лишь после уничтожения двух немецких аэродромов малоземельцы смогли получить небольшую передышку.

Все лето продолжалось противостояние на мысе Мысхако. На 9 сентября была назначена операция по освобождению Новороссийска. Ночью в городском порту высадился боевой авангард — 35 морпехов под командованием уже известного нам капитана Ботылева. Они захватили здание клуба моряков и удерживали его под яростным обстрелом противника пять дней. У бойцов не было воды и еды, закончились боеприпасы, чтобы остановить немецкий контрудар несколько раз приходилось вызывать огонь нашей артиллерии на себя! Но люди выстояли, 16 сентября город был очищен от оккупантов. Капитан Ботылев получил за проведенную операцию «Золотую Звезду» героя.

Так завершилась эта беспримерная по мужеству и солдатской выносливости страница летописи Великой Отечественной войны. По словам советского поэта Петра Ребро, фашисты называли малоземельцев трижды коммунистами. Среди удостоенных высокого звания Героя Советского Союза 21 человек получил его за битву на Малой земле.

Сколько же всего людей участвовало в здешних боях, сколько полегло на этом пропитанном металлом и кровью береге моря, до сих пор точно неизвестно. На 1982 год около 5 тыс. человек покоились в трех десятках братских могил, находящихся в городе и окрестностях. На 2013 год благодаря поисковым работам их было уже около 15 тыс. Сколько имен еще предстоит увековечить, чтобы сполна отдать долг памяти погибшим здесь в грозном 1943 году?

Старшее поколение хорошо помнит усиленный интерес к военной истории Новороссийска, возникший в обществе в 70-х годах прошлого века. Причиной стали мемуары тогдашнего генсека ЦК КПСС Леонида Брежнева, изданные под кратким и емким названием «Малая земля». Их изучали в школах и институтах, обсуждали на заводских и фабричных политинформациях.

Фотогалерея загружается...

Если отбросить художественную составляющую этого произведения, то книга может сообщить читателю много достоверной и добротной информации. Ведь Леонид Ильич, будучи начальником политотдела 18-й десантной армии, частенько приезжал на Малую землю, был непосредственным свидетелем тех страшных дней.

Мемориал «Малая земля», открытый 16 сентября 1982 года на мысе Мысхако, который давно уже стал частью Новороссийска, — настоящий символ города-героя. Уже издали можно увидеть две мощные балки, соединенные в одной точке на высоте 22 м и напоминающие нос десантного корабля. Одна из них выходит из моря, а другая опирается на сушу, символизируя момент прорыва бойцов Куникова на берег Цемесской бухты.

Правую балку оживляет барельеф — лица людей за миг до смертельной атаки. На левой балке укреплена бронзовая скульптурная композиция, изображающая собирательный образ тех бойцов, что увековечили это место: здесь и пехотинец, и девушка-санинструктор, и моряк, и офицер. Фигуры достигают 9 м и наполовину не укреплены пьедесталом, будто висят в воздухе. «Горела земля, дымились камни. Плавился металл, рушился бетон. Но люди, верные своей клятве, не попятились с этой земли» — эти патетические слова, написанные на вершине памятника, только подчеркивают аскетическую скорбь застывшего гранита. Над созданием грандиозного монумента славы трудились скульпторы и архитекторы — Владимир Цигаль, Владимир Хавин, Яков Белопольский, Роман Кананин.

Внутри мемориала работает музей, где можно познакомиться с историей защиты Малой земли, прочесть названия частей, воевавших на мысе, имена героев Советского Союза — участников битвы за Новороссийск. Дальше можно увидеть пробоину в стене в форме самого малоземельного плацдарма, в котором расположена скульптурная композиция «Сердце». Она хранит гильзу со списком фамилий солдат, отдавших свои жизни в боях за Новороссийск. Каждый год накануне 9 мая сюда добавляют новые имена, добытые в результате поисковой работы.

Вокруг мемориала растут 225 тополей — по одному в честь каждого безмерно трудного, героического дня битвы. А чтобы те, кто живет под мирным небом имели хоть какое-то представление о том, как жили защитники Малой земли в те долгие дни и месяцы, на территории, прилегающей к музейному комплексу, сохранились окопы, траншеи и наблюдательные пункты.