«Хардкор»: позволь мне сыграть с тобой в игру

«Хардкор»: позволь мне сыграть с тобой в игру
«Хардкор»: позволь мне сыграть с тобой в игру

Признаюсь честно, уже очень давно, отправляясь на премьеру очередного творения отечественных режиссеров, я не ощущал душевного подъема, эйфории и наполненности позитивными и радужными предчувствиями. Тем более если объектом рассмотрения являлся дебютный проект молодого постановщика, в кармане у которого можно разве что отыскать непомерные амбиции и чуточку природного таланта. Но с Ильей Найшуллером и его «Хардкором» все обстоит крайне нетипично для нашей киноиндустрии. Можно сказать, что судьба молодого режиссера — редкая на сегодняшний день победа российского аналога американской мечты, когда простой парень из глубинки смог за три года снять свой собственный фильм с практически голливудским бюджетом.

В начале десятилетия Илья вместе с товарищами сняли клип для своей музыкальной группы, в котором три минуты нам показывают от первого лица, как какой-то безымянный персонаж крошит на молекулы своих врагов, используя приемы, которым мог позавидовать любой уважающий себя паркурщик. Затем ролик с 30 млн просмотров заметил Тимур Бекмамбетов, выделил команде стартовый капитал и пустил их в большую жизнь. Финал этой эпопеи оказался типичной историей Золушки — все последние дни западная кинопресса говорит только о «Хардкоре», ставя ленте немыслимые оценки и называя ее новым словом в жанре кинобоевика.

Сюжет фильма — ярчайшая дань уважения любому поп-продукту, чьи корни растут из популярной индустрии видеоигр. То есть, можно почти честно сказать, что его здесь попросту нет.

Парень по имени Генри просыпается в секретной лаборатории без ноги и руки, но быстро обретает вместо потерянных конечностей биотические протезы. При помощи своей жены он ускользает от толпы наемников, преследующей его с неясными целями. Вскоре Генри узнает, что его главный соперник — странный карикатурный злодей Акан, обладающий телекинетическими способностями. Все остальные полтора часа времени мы будем наблюдать за тем, как он превращается из бегущей жертвы в свирепого охотника, который обязательно покарает всех виновных в его превращении в кибернетическое орудие убийства.

«Хардкор», как и ожидалось, вышел абсолютно полным противоречий произведением. С одной стороны, если вы большой фанат видеоигр и увлекаетесь просмотром авторского оригинального кино, здесь для вас зиждется целый мир приятных открытий. Геймерам понравится не только сама концепция перенесения шутера от первого лица в формат кино, но и постоянные околоигровые отсылки, от которых они будут просто в восторге. Найшуллер смог смешать аллюзии на скрытные миссии из Call of Duty, модернистский опенинг антиутопии Bioshock, паркурного рая в лице Mirror’s Edge и даже концепцию постоянного перерождения сюжетного персонажа Джимми в исполнении Шарлто Копли. О нем, кстати, стоит сказать отдельно — редко появляющийся в полнометражном кино актер отрывается здесь на полную катушку. Копли предстает перед зрителем то в образе заядлого наркомана, то становится российским бомжом, пристающим к пассажирам в общественном транспорте, то и вовсе превращается в карикатурного капитана из любого шутера про Вторую мировую войну. Видеть одного из самых неформатных лицедеев Голливуда в реалиях московских декораций — непередаваемый зрительский опыт.

Понравится «Хардкор» и тем, кто обожает нестандартный подход к подаче материала. Повествование, которое все время ведется из глаз главного героя, делает удивительный реверанс: теперь не актеры и даже не постановщик выходят на первый план. Главный герой здесь — оператор, чей взор демонстрирует нам все это непрекращающееся насилие и задорный экшен. Естественно, никакого полного погружения в происходящее здесь не происходит: мы не ассоциируем себя с Генри, как это бывает, когда играешь на большом экране в видеоигру, но, несмотря на это, эффект погружения здесь находится на высочайшем для боевика уровне. Все эти перестрелки, погони, разрывающиеся головы врагов и какое-то нереальное количество летящих в вас пуль и взрывов перед глазами действительно впечатляет и приводит вашего внутреннего ребенка в полный восторг.

Теперь о грустном. Несмотря на всю техническую и концептуальную блистательность, «Хардкор» — нишевый продукт, который рассчитан на определенную публику. Если вы старше 30 лет, не играете в видеоигры и не можете понять ворох отсылок в фильме, то это кино вряд ли сможет вас удивить и заинтриговать. Для непосвященных постоянный экшен на экранах покажется утомительным, отсутствие какого-либо сюжета наведет на мысль о китчевости фильма, а невнятная актерская игра окончательно добьет гвоздь в гроб картины. Фильм Найшуллера — продукт от геймеров для геймеров. И ваше восприятие ленты целиком и полностью зависит от вашей же погруженности в мир современного электронного масскульта.

Но, несмотря на то, что «Хардкор» получился фильмом для своих, вовсе не значит, что эту победу российского кино можно списывать со счетов. Это, пожалуй, единственный за многие годы случай, когда наше кино не плетется за западными трендами, а вовремя откликается на них, становится первопроходцем нового взгляда. Конечно, никакой тенденции, которую прочит Бекмамбетов, не будет. Вряд ли в ближайшие годы мы будем наблюдать бум фильмов от первого лица. Эта идея отлично сработала один раз, дальше это не сможет впечатлить. Но прецедент, безусловно, состоялся. И это радует.

Фото с сайта stxmovies.com

Реклама Закрыть
Прямой эфир
Мы в соцсетях