«Голос монстра»: носовой платок не понадобится

«Голос монстра»: носовой платок не понадобится
«Голос монстра»: носовой платок не понадобится

Об истории создания ленты «Голос монстра» можно снимать отдельное кино и на роль постановщика позвать мрачного визуалиста Гильермо дель Торо. Первоначальная идея сказки о мальчике и его выдуманном монстре принадлежит писательнице Шивон Дауд, которая была неизлечимо больна раком. Когда ее концепт был принят одним из крупных издательств, женщины уже не было в живых, и за реализацию задумки взялся писатель Патрик Несс, чей роман через несколько лет стал мрачным поучительным бестселлером о том, как родным неизлечимо больных стоит справляться с потерей. И вот, спустя почти десять лет, за экранизацию произведения взялся испанец Хуан Антонио Байона, известный своей депрессивной киноработой «Приют» и любовью к страшным историям. На главную роль позвали мальчика, потерявшего буквально перед началом съемок собственную мать, и предложили ему сыграть героя, чья родительница вот-вот должна отойти в мир иной. В общем, весь этот мрак, которым был просто пропитан процесс создания «Голоса монстра», мог поспособствовать или появлению грустной философской притчи про рушащиеся детские мечты, или же глупой слезовыжималки, пытающейся выдавить из зрителя максимальное количество денег и печали. Как это ни прискорбно, картина оказалась вторым случаем.

Конор переживает самый ужасный момент в жизни, который только может подбросить судьба ребенку. Мать вот-вот умрет от неизлечимой формы рака, отец не желает делать его частью своей новой семьи в Лос-Анджелесе, сверстники издеваются и избивают его на переменах, а где-то совсем близко маячит перспектива жизни со сварливой бабушкой, которая возьмет на себя обязательства опекуна. Чтобы как-то убежать от всего этого внешнего и внутреннего ужаса, 12-летний мальчик выдумывает огромное дерево-монстра, которое каждую ночь приходит к нему в гости, чтобы рассказывать поучительные и жестокие притчи. В какой-то момент Конору начинает видеться, что казавшиеся не связанными друг с другом истории иллюстрируют его нынешнее положение, выхода из которого ребенок не может найти самостоятельно.

Сразу стоит сказать, что с технической и визуальной точки зрения «Голос монстра» действительно впечатляет. Особенно если знать, что у ленты совсем не голливудский бюджет. Не стесняясь заимствовать у своего кумира Дель Торо многие визуальные элементы, Байона смог снять действительно очень мрачный, но при этом не пугающий и не отталкивающий зрителя фильм. Отдельно хочется отметить шикарно нарисованные мультипликационные вставки, которые иллюстрируют истории монстра, погружая нас то ли в миры Тима Бертона, то ли в мрачный натуралистичный экзистенциализм Джона Карпентера. «Голос монстра» прекрасно выглядит и просто просит наполнить себя интересным содержанием. Но именно здесь картина начинает разваливаться.

Очевидно, что сценаристы и постановщик пытались хоть как-то разнообразить сюжет фильма, но четкая инструкция соответствия первоисточнику просто связала им руки. Визуальные метафоры ленты выглядят очень изобретательно, порой даже просясь в отдельные короткометражные зарисовки, но как только дело доходит до диалогов или самого смыслового построения истории, вся их работа оказывается бесполезной. Просто потому, что весь сюжет здесь всецело состоит из банальностей. Хотите намекнуть, что добро и зло в мире не всегда очевидны? Деревянное чудовище расскажет вам сказку про доброго принца и злую ведьму, в которой в итоге особа королевских кровей окажется убийцей, а волшебница — почти что ангелом. Вот так вот, ребятки, оказывается, по одежке принимать нужно совсем не всегда. Хотите толковую притчу о том, что слепая вера иногда не может выручить в реальной жизни? Давай, Грут, мы ждем от тебя историю про злых аптекарей и глупых священников, которые из-за жадности и тупости убивают маленьких детей. Помимо того, что вся эта напускная жестокость абсолютно не нужна для смыслового посыла фильма, так еще и подается это все через какие-то совсем уж гротескные и избитые литературные приемы.

Главная же проблема «Голоса монстра» — это, по сути, однобокость темы рассказа всего фильма. На зрителя почти два часа выплескивают кучу метафор, сказок, дидактических поучений и просто откровенных морализаторских глупостей с одной-единственной целью — сказать, что порой тем, кто остается, может быть даже сложней, чем тем, кто умирает. И все! Больше никакой, даже самой мелкой мыслишки. Фильм вроде как позиционировался как почти семейное кино, но кому из семьи это будет интересно? Детям, если конечно их родители не больны раком и не умрут в ближайшие полгода, весь фильм покажется излишне мрачным и жестоким. Родителям же будет просто скучно, потому что сложно представить взрослого человека, для которого все эти простейшие истины окажутся откровением.

«Голос монстра» — прекрасный пример того, что перед тем, как вкладывать свою душу и мастерство в новую картину,  постановщику все-таки стоит прочитать сначала сценарий. Потому что иначе может оказаться, что ты снимаешь потрясающе красивую и оригинально выглядящую нелепицу. Конечно, понятно, что весь этот грустный флер экранизации книги мечты уже умершей писательницы может привлечь внимание романтично настроенной натуры. Но когда кино про создание фильма могло оказаться лучше его самого — это уже какая-то патология, от которой после просмотра «Голоса монстра» хочется плакать больше всего.

Прямой эфир
Мы в соцсетях