Директор «Нового телевидения Кубани» Ждан Тихонов: если мы не расскажем о местной новости зрителю — никто не расскажет

Назначенный в июле директором телерадиокомпании «Новое телевидение Кубани» медиаменеджер Ждан Тихонов рассказал об итогах года работы и о планах на новый сезон.

— Вы уже почти год работаете на НТК. Что, на ваш взгляд, за это время изменилось в компании, в коллективе, в восприятии телеканала?

— Из коллектива не ушло много людей. Костяк остался. Я имею в виду тех людей, которые непосредственно заняты в производстве. На мой взгляд, людям стало чуть интереснее, потому что у них появилось больше работы. А больше работы появилось, потому что мы стали делать программы местной тематики. Не закупать права на показ контента, который был год назад, когда мы [вместе с Анной Миньковой] пришли еще на «Девятый канал». Основное эфирное время тогда отдавалось телесериалам, разным фильмам, которые не несли в себе никакую информацию о Кубани. Это был просто развлекательный контент, очень немного новостей — и, собственно говоря, все. Этим все и ограничивалось.

Год назад мы выбрали стратегию ребрендинга канала. Его многие обсуждали, но он был жизненно необходим. Чтобы в огромном море телевизионных каналов, которые сейчас присутствуют на рынке — в кабельных сетях, спутниковых, самим названием канала давать людям понять, что они здесь увидят. Когда у вас 300 каналов, канал под названием «Девятый» ничего вам не скажет. Это не несет никакой смысловой нагрузки. А канал «Кубань 24» — уже несет. Это название сразу дало всем понять, что мы здесь собрались делать.

А собирались мы увеличивать количество собственных программ, новостей. Мы увеличили количество социальных проектов, познавательных, исторических. Да и развлекательных в том числе, но имеющих кубанский оттенок. Краевой аспект мы стараемся включать во все наши программы. Даже в кулинарных программах мы подчеркиваем какие-то особенности кубанской жизни: местные продукты, которые здесь растут, местные традиции. Этот контент наш зритель больше нигде не может получить, ни на одном больше канале. Мы видели своей миссией заполнить эту нишу.

Телевидение вообще — вещь, которая объединяет. Региональный канал призван дать кубанцам понимание, где они живут, рассказать, какие у них есть проблемы — не какие-то далекие проблемы Москвы или Санкт-Петербурга, а наши, которые вокруг нас.

Не только проблемы интересы тоже. Например, программа «Наши дети» рассказывает о том, какие спортивные секции есть в Краснодаре или городах края, какие кружки они могут посещать. Мы же ничего этого не знаем! Нам дают федеральную повестку дня, международную, а местной повестки дня у нас фактически нет. 

— Местная повестка дня, которую вы формировали до этого в должности гендиректора МТРК «Краснодар», чем отличалась?

— МТРК «Краснодар» — городской канал. Он затрагивает интересы только города Краснодара и его жителей. А главная его проблема — наличие сетевого партнера. Очень мало времени на собственные эфиры. К сожалению, там не было времени реализовать проекты, которые бы выходили за рамки просто информационного вещания. На «Новом телевидении Кубани», конечно, больше ресурсов. Это один из самых больших региональных каналов в стране. Здесь достаточно мощностей, чтобы реализовать ту концепцию, о которой я говорил. Собственное 24-часовое программирование: мы сами решаем, что и когда выходит.

— Что изменилось в численных показателях? Сколько зрителей ушло после того, как из прайм-тайма ушли индийские, турецкие и латиноамериканские сериалы? Сколько новых пришло? Какие-то метрики же используются.

— Здесь сложно что-то анализировать: канал вещает на весь край. На 5,5 млн человек. Социологические измерения проводятся только в городе Краснодаре. Там, где генеральная совокупность составляет полмиллиона человек. Только 10% наших постоянных зрителей как-то измеряются. Плохо или хорошо они измеряются — это отдельный разговор. На изучении общественного мнения всего 10% зрителей сложно строить управленческие решения.

Мы можем сказать по реакции людей: да, любители мексиканских сериалов ушли. Но ведь те люди, которые любят мексиканские сериалы, могут любить и что-то другое еще. Мы не можем сказать, что они ушли совсем. Они просто перестали приходить на наш канал за латиноамериканскими сериалами и индийскими фильмами. Но они продолжают приходить сюда, чтобы получить местную повестку дня. Посмотреть исторические передачи о Кубани.

Мы же ничего этого не знаем! Нам дают федеральную повестку дня, международную, а местной повестки дня у нас фактически нет. 

Да, возможно, просветительские проекты — контент не для широкого потребления. Но мы, как государственный канал, должны нести какую-то миссию, а не только гнаться за цифрами и рейтингами. Нельзя просто показывать то, что больше смотрят.

Мы должны нести какую-то воспитательную функцию. Все говорят, что телевидение перестало ее нести, но это понятно: в основном телеканалы — это коммерческие предприятия. Но мы-то — государственный телеканал. Мы на 100% принадлежим администрации края. Поэтому говорить о том, что мы должны гнаться за рейтингами, — я не очень комфортно себя в этой ситуации чувствую. Мы созданы не для того, чтобы зарабатывать деньги, а для того, чтобы нести свою миссию для жителей края. Иначе кто будет это делать? Если все будут показывать сериалы, кто будет показывать просветительские передачи, исторические передачи о Кубани, о казачестве, об отдельных населенных пунктах?

Мы живем и не знаем ничего, что происходит в Тимашевске, Тихорецке, Геленджике. У нас есть устойчивые стереотипы, что мы край сельскохозяйственный и курортный. И, по большому счету, мы не передвигаемся постоянно по краю. Необходимы программы, рассказывающие одним жителям Кубани о других. О том, что происходит рядом. В соседних районах и городах. Куда можно поехать отдыхать, а куда, наоборот, работать: вдруг в соседнем районе открываются новые заводы и предприятия.

— «Кубань 24» продолжает вещать и в спутниковых пакетах, то есть не только для жителей региона?

— В спутнике мы вещаем по двум причинам. Многие люди, у которых затруднен прием через обычные антенны или кабельное телевидение, устанавливают себе тарелки. На Кубани таких населенных пунктов, где затруднен прием эфирных телеканалов, довольно много: гористая местность, частный сектор, куда в ближайшие десять лет кабель просто не проложат. Поэтому люди покупают себе «Триколор» или «НТВ-плюс». Чтобы они имели возможность смотреть местный телеканал, мы там и присутствуем. 

Коль уж мы там присутствуем, вторая миссия — люди, не живущие на Кубани. Жители Москвы, Татарстана, Воронежской области, увидев среди каналов надпись «Кубань 24», смогут заинтересоваться и остановиться. Мы ведь регион, который интересует всю страну. Сюда приезжает огромное количество людей на отдых — на машинах, поездах, самолетах. Если человек взял путевку в Краснодарский край, у него возникает желание узнать, какая там погода, что там вообще происходит. Даже если он никогда здесь не был, у него может возникнуть картинка перед глазами. Промо нашего региона — вторая задача, которую мы решаем благодаря присутствию в спутниковых сетях.

— На сколько в процентном соотношении увеличилось количество собственного контента?

— Точно посчитать мы не можем: оно увеличивается постоянно. Каждый месяц мы показываем все больше продукта, который делаем мы либо делают по нашему заказу другие местные студии — о Кубани и для кубанцев. Если сравнить с цифрами годичной давности — примерно в пять раз. 

У нас есть планы уйти от вечерних показов кинофильмов по будням и вечером делать совершенно особенный местный проект, но я не готов раскрывать сейчас все карты нового телевизионного сезона. Скажу, что нам бы хотелось сделать телевидение более интерактивным, делать больше программ, которые будут выходить в прямом эфире и касаться проблем жителей края.

— Что вы считаете главным успехом прошедшего сезона?

— Главный успех — это то, что мы выполнили взятую на себя задачу. Мы не просили дополнительно финансирования. Учитывая экономическую ситуацию в стране, ни о каких дополнительных деньгах речи быть не может. Все увеличение количества собственного контента мы производим за счет тех же ресурсов, которые были раньше. Главный успех — то, что мы продолжаем это делать. У меня есть задача сделать так, чтобы всегда, в какое бы время суток или день недели зритель ни включил «Кубань 24», он бы увидел программу, которая так или иначе будет посвящена краю, его жителям и проблемам.

— Уточню вопрос. Например, приехал к вам давний друг из другого региона. Вы — руководитель крупнейшего телеканала. Он говорит: «А покажи, что у вас там самое интересное, что вы делаете». Что вы ему включите?

— Сложный вопрос. Сам я смотрю все. Конечно, флагман нашего вещания — это программа «Факты 24». Телевидение так устроено: оно живет новостями. Здесь у нас конкуренции нет: в огромной палитре телевизионных каналов никто не предлагает новостную линейку о проблемах края.

Мы же люди консервативные вообще в России, а на Кубани еще сильнее. Мы дорожим своими традициями, а у нас есть традиция прийти вечером домой и посмотреть новости в телеэфире.

С одной стороны, когда нет конкуренции, это и хорошо: в плане маркетинговом у нас нет проблем. Если вы хотите посмотреть региональные новости, вы включаете «Кубань 24». У вас нет другого варианта. С другой стороны — проблема в том, что если мы не расскажем, никто не расскажет. Если федеральную и международную повестку дня можно черпать из множества каналов, то, если мы не затронем какую-то краевую тему в эфире, никто другой этого не сделает. И это дополнительная ответственность: мы должны гнаться не только за самыми рейтинговыми новостями, а еще и поднимать такие проблемы, которые важно поднимать. Которые, может, и не вызовут бурю эмоций у зрителя, но если мы об этом не расскажем, этого не сделает никто. 

— Но ведь люди могут узнавать информацию не только из телеэфира: газеты, радио, Интернет…

— Телевидение остается главным каналом информации, которому доверяют россияне. И еще долго так будет. Люди-то могут узнавать. Конечно, сейчас даже в небольших населенных пунктах появляются сети LTE, 4G, но здесь есть инерция мышления, с одной стороны, а с другой — не очень высокий уровень дохода в сельской местности. Не все могут купить себе дорогие смартфоны.

Мы же люди консервативные вообще в России, а на Кубани еще сильнее. Мы дорожим своими традициями, а у нас есть традиция прийти вечером домой и посмотреть новости в телеэфире: нет привычки и навыка узнавать информацию из Интернета в постоянном режиме.

— Помимо новостей, на канале выходит очень много как публицистических, так и развлекательных продуктов. В этом году в эфире было большое музыкальное шоу «Песни Победы». Как вы оцениваете саму эту форму, планируете ли в будущие годы его продолжать в этом виде или как-то еще?

— «Песни Победы», конечно, по форме и жанру — развлекательный продукт. Но этот продукт мы задумывали — а это была идея Анны Алексеевны Миньковой — как посвящение 70-летию Победы. Как социальный проект. Вся страна готовилась отметить праздник со слезами на глазах, и мы думали, как это сделать по-особенному. Решили, что будет интересно, если люди вспомнят об этом через песни о войне, песни военных лет. Это было дорого, это было трудно, мы охватили весь край, провели множество кастингов. На моей памяти — а я 18 лет в кубанском телевидении — это самый крупный телевизионный проект, который когда-либо был реализован в местном эфире. И при этом он был реализован менее чем за четыре месяца.

Когда был финал «Песен Победы», это был самый частый вопрос у наших зрителей: будете ли вы в следующем году делать этот проект? Мы пока не знаем, что ответить. Это был специальный проект к юбилею Победы. Он интересный, важный, и смотрели его с удовольствием, и много людей было на кастингах, и ветераны приходили на концерты… Но у таких проектов есть один недостаток: они недешевы. В наших экономических условиях сложно сказать, сможем ли мы это повторить в следующем году. В этом мы ужали расходы и постарались ради большой даты.

Ведь когда у человека день рождения, он же не живет в этот день в повседневном ритме. Он идет и покупает более дорогие продукты, приглашает друзей. Хочет купить торт, украсить дом. То же самое и здесь: мы понимали, что это юбилей. Будем ли мы это делать каждый год? Скорее всего, нет. У нас были спонсоры и рекламодатели, но возможности региональных спонсоров и рекламодателей не в состоянии перекрыть все затраты. Процентов на 20-25 максимум.

— У канала сильная публицистическая дирекция, которая делает такие проекты, как «Реанимация», «Право на прощение», «Главный маршрут». Что-то свежее они покажут в новом сезоне?

— Как раз силами публицистической дирекции мы хотим сделать определенный интерактивный проект, но я пока не буду раскрывать все его особенности — подождем сентября. Хотелось бы, чтобы эти люди могли еще больше донести своего таланта до зрителей, поэтому у них появится еще больше эфирного времени. 

— Документальные фильмы продолжат снимать?

— Конечно! Документалистика — жанр, который остается вечно. Мы просто должны понимать, что через 20, 30, 50 лет люди будут судить о нашей эпохе по документальным фильмам об этом времени. Чем больше мы оставим документальных свидетельств о Кубани, о людях, событиях, тем больше мы дадим потомкам. Это длинная историческая миссия. Поэтому я считаю очень важным постоянно снимать документальные фильмы. Много их снимать не получится: штучная работа. Но в год хотя бы несколько делать должны, хотя бы 300-400 минут документалистики.

— Когда вы ставите себе задачи на следующий сезон, какими критериями успеха вы руководствуетесь? Количество просмотров эфира в Интернете, количество новостей, цитируемость СМИ, узнаваемость бренда?

— Много критериев, все они важны. Мы работаем для разных людей. Моя главная задача — сделать так, чтобы каждый житель края включал телеканал «Кубань 24» хотя бы на 20 минут. Нас необязательно смотреть часами: сегодня у вас есть время утром, завтра вечером, послезавтра за обедом. Но если вы будете смотреть канал 10-20 минут в день, нас это устроит. Мы знаем, что со временем человек погрузится в местную проблематику и всегда найдет для себя интересные программы.

На федеральных каналах есть, например, программы для огородников. Но я их смотрю и слышу: «Ну вот, сошел снег в апреле, начинаем боронить почву». Да у нас в апреле картошку сажают!

Фото: Виктория Перевязко, «Кубань 24»

Вернуться на ленту