От ненависти до любви: как партаки и наколки превратились в благородные тату

Хоть и не официально, но российские татуировщики отмечают свой профессиональный праздник 1 октября. Дата эта совсем юна. Первый раз отмечать ее предложил Московский клуб татуированных людей в 2005 году. Остальные мастера иглы и красок идею поддержали.

Первый день второго месяца осени выбрали не случайно. Летом татуировщики испытывают большой наплыв новых клиентов. Люди, находясь в отпусках, насмотревшись на чужие татуированные тела, спонтанно хотят себя украсить тоже. А вот с начала сентября количество желающих резко идет на спад. Потому что у всех дела, у кого-то учеба и желание забить тело рисунками сходит на нет. Поэтому в тату-сообществе принято подводить итоги проделанной работы именно с начала октября.

Корреспондент «Кубань 24» Николай Хижняк пообщался и с теми, кто носит на своем теле тату, а также с теми, кто их делает. И получил ответы на стандартные, но все же до сих пор актуальные в нашей стране вопросы: меняется ли предвзятое отношение к татуированным людям и меняют ли их самих татуировки?

Бармен Елена

— Свою первую татуировку я сделала себе в 13 лет, это была просто какая-то булавка. Абсолютно не осознанный выбор. Увидела где-то фотографию, где на девушке был такой же рисунок, пришла в косметический салон и сказала — хочу такую же. И что самое интересное, никого не смутил мой возраст! То есть, к ним пришел ребенок и они ему набили татуировку! Не знаю, что у них было на уме тогда. Маме я наглым образом соврала. Сказала, что это временная татуировка, которая через 1,5 года сама исчезнет.

len_02
Фото Николая Хижняка, «Кубань 24»

Сейчас у меня ее уже нет, я давно забила тот рисунок другим. Но о ней не жалею. Во-первых, это было начало чего-то большего, а во-вторых, для меня это был опыт: если ты захотела сделать какую-то глупость, то она будет иметь последствия. Поэтому к последующим татуировкам я уже подходила более осознанно. Хотя следующую я сделала тоже рано — в 15 лет. Но уже не жалела. Мама, когда поняла, что это не временное тату, сначала воспринимала все в штыки, сильно злилась. Я от нее, как могла, скрывала. А потом как-то в один момент она приняла этот факт и говорит: «Ну хватит уже прятать, показывай, что ты там сделала себе в очередной раз!». Потом она начала обсуждать, какие мои татуировки ей нравятся, какие нет.

С предвзятым отношением сталкиваюсь постоянно. Летом, например, почти не появляюсь на рынках или в больницах, где есть риск столкнуться с взглядами людей старшего поколения — бабушек и дедушек. Потому что сразу начинают относиться ко мне как к какой-то наркоманке или более того, как к путане какой-то. И всячески это свое мнение высказывают. Кроме того, я живу в Адыгее — там тоже стараюсь не перемещаться свободно, если можно так сказать. Если нужно куда-то выйти, то я одеваюсь так, чтобы не было видно татуировок. Иначе постоянно слышу какие-то замечания.

len_01
Фото Николая Хижняка, «Кубань 24»

После зимы необычно себя чувствуешь. Потому что привыкаешь все время ходить в кофтах, штанах. И никто на тебя внимания не обращает. А с приходом весны выбираешься на улицу в коротких рукавах и шортах — сразу всплеск внимания к тебе. Конечно же, с каждым годом отношение к татуированным людям у нас в обществе меняется. Но все равно многие, особенно люди старшего поколения, не готовы принять тот факт, что внешняя оболочка совсем ничего не говорит о самом человеке.

Самая осознанная татуировка у меня сейчас на лице. Это символ «Ом» из индуистской и ведийской традиций. Я увлекаюсь психологией. И каждый раз, когда злюсь на что-то, нервничаю — сразу же смотрю на татуировку и успокаиваю себя. Она мне как напоминание, что в любой ситуации нужно держать себя в руках.

Когда планирую остановиться? Пока не знаю. Идей для тату еще много. Но, тем не менее, уже некий психологический барьер пройден. С возрастом смещаются приоритеты в жизни. Так что, думаю, что скоро закончу. Наверное.

Тату-мастер в стиле Hand Poke  Вадим Ватсон

— Hand poke — это такая дань традициям. Мы не используем машинки, а татуировку бьем руками, используя только иголку. В древних племенах, где существовала традиция татуировок, в качестве игл использовали всякие острые осколки костей, ракушек и прочих пригодных для этого предметов. Естественно, никаких санитарных норм не было. Мы же теперь используем и специальные иглы, и специальную краску, и, конечно, дезинфекцию. Но основа осталась прежней — никаких дополнительных устройств.

vats_01
Фото Николая Хижняка, «Кубань 24»

У меня простые, даже примитивные эскизы, которые я бью друзьям, хорошим знакомым, грубо говоря, сидя у них на кухне. Hand Poke — это, скорее, про творчество, это философия. Такие татуировки получаются настоящими, искренними. Лично я не беру за них деньги, хотя есть мастера, которые это делают. Я их не осуждаю, если есть поклонники этого стиля, то почему бы и нет?

Свою первую татуировку я сделал во втором классе. На уроке рисования, используя обычную тушь и иголку. Набил себе какой-то ромбик на пальце. Потом уже классе в седьмом сделал самодельную машинку. После школы увлекся граффити и тату забросил. Работал в банке, сидел в офисе. В перерывах между работой выходил на улицу с баллончиком краски и рисовал. И в какой-то момент я просто понял — мне это надоело. Я хочу зарабатывать не в банке, а татуировками. Купил себе машинку и начал бить коммерческие тату. Но при этом у меня осталась тяга делать какие-то примитивные вещи. Так я познакомился со стилем Hand Poke. Сейчас я для себя разделяю работу и творчество. Работа — это качественное тату, сделанное машинкой в салоне. А творчество — это сидя на кухне с друзьями.

vats_02
Фото Николая Хижняка, «Кубань 24»

Уверен, что тату в той или иной степени меняет человека. Просто потому, что для многих это какой-то барьер, который они хотят переступить. А после него обратного пути уже нет. Есть и те, для которых тату это как важная отметка, рассказывающая об очередном этапе их жизни.

Лично я, как татуированный человек, не сталкивался с предвзятым отношением. Когда меня спрашивают про татуировки, типа, что они значат, для чего набил, то просто отвечаю, что я тату-мастер. И все вопросы сразу отпадают.

Чаще всего старшее поколение, наши родители, не совсем воспринимают умение делать татуировки за настоящую работу. Но оно и понятно, потому что когда они росли, не было такой профессии. Сейчас татуировщики могут хорошо зарабатывать, путешествовать со своей профессией по миру. Так что это вполне себе перспективная работа.

Тату-мастер Ксения

— Я всегда любила рисовать, имею соответствующее образование. И в какой-то момент открыла для себя, что татуировки могут быть не только простыми «партаками», сделанными по глупости и криво, а хорошо и красиво оформленными. Что это целое искусство. Купила тату-машинку, расходники и сразу же начала набивать, дополнительно нигде не училась. Первый рисунок сделала сама себе и до сих пор мне за него не стыдно. Потом начала делать друзьям и знакомым. Те стали приводить своих друзей и знакомых. И вот уже больше 10 лет я занимаюсь татуировками.

ksu_01
Фото Николая Хижняка, «Кубань 24»

Причины, по которым я могу отказать людям в тату — это если мне лично не понравится принесенный эскиз. Из эстетических соображений. Я обязательно попробую убедить сделать этот же рисунок, но более качественно, но если не захотят, то откажусь. И никогда не буду делать тату несовершеннолетним. Если они ко мне обращаются, то мы наносим изображения только с согласия и в присутствии родителей.

Как тату-мастер с предвзятым отношением напрямую никогда не сталкивалась. Хотя мои родители до сих пор считают, что я чем-то не тем в жизни занимаюсь. Даже не смотря на то, что это мой основной доход в последние 10 лет. Но это вечная проблема отцов и детей.

ksu_02
Фото Николая Хижняка, «Кубань 24»

В Краснодаре отношение к татуированным людям, конечно, сильно изменилось. Уже можно встретить людей с тату и на разных должностях: от курьеров, до руководителей в офисах. Рисунки на теле стали достаточно обыденными и на них практически не обращают внимание. Но вот стоит выехать из Краснодара, то отношение такое же предвзятое, как и 10 лет назад. Все-таки в этом отношении город у нас достаточно прогрессивный.

Главный редактор интернет-портала «Кубань-24» Юрий Степанов

— Мою первую татуировку мне подарила девушка. Я был уже достаточно взрослый, 27 лет. Татуировка была осознанная, очень давно о ней мечтал, а сделать ее раньше, банально, не хватало денег. На профессионала я не рассчитывал, поэтому поехал к полуподпольному мастеру, который жил в Яблоновке. Естественно, ни о каких фирменных чернилах речи не шло. Делалось все практически «на коленке». У меня давно была мечта набить трилистник клевера, потому что я тогда очень увлекался ирландской культурой, а трилистник считается неофициальным символом этой страны. Поэтому я получил на плече такой вот кельтский узел. Сделанный, кстати, достаточно некачественно. Я даже сначала немного стеснялся его. Машинка у мастера была самодельная, чуть ли не из моторчика от  бритвы сделана. И поэтому рисунок он сделал достаточно кривой. Лишь став старше, я понял, что такая отметка на теле даже интереснее, чем изначально идеальная татуировка. Потому что этот и есть «хенд мейд», это моя история, мои «морщины», и глупо их стесняться.

yuri_02
Фото Николая Хижняка, «Кубань 24»

Татуировок у меня как таковых всего две. Плюс два шрамирования. И одна такая оригинальная штука, которую на мне испробовал мой хороший знакомый — это гибрид между татуировкой и шрамированием. В этом случае контур пробивается скальпелем, затем внутри нарезается сетка и туда втирается краска. Получается не очень ровно, немного примитивно, но оригинально. Такой, своего рода, «наскальный рисунок».

Последнее тату — с изображением факела. Почему именно так, я не знаю. Мне такую концепцию предложил сам мастер. Артем Коваленко достаточно интересный человек, с очень необычным характером и увлечениями. Он связался со мной, сказал, что хочет сделать вот такую работу. У меня тогда был достаточно сложный период в жизни и возможно он посчитал, что мне не хватает какого-то «огня». Я согласился, но единственным моим условием было, что эскиз нарисую сам. Рисовать я хоть немного, но умею и люблю.

yuri_01
Фото Николая Хижняка, «Кубань 24»

С предвзятым отношением из-за татуировок в жизни никогда не сталкивался. Они у меня достаточно мужские, если можно так сказать. Поэтому лишних вопросов никогда не возникало. И даже наоборот, помогали. Например, когда я путешествовал в Ирландию, несмотря на непрерывный дождь, носил футболки с коротким рукавом. И меня за тату с трилистником пару раз угощали пивом. У ирландцев вызывало дикий восторг, что на русском парне нарисован их главный символ.

Все мои татуировки исключительно осознанные, но пожалуй самая значимая из них — это пиктограмма с днями рождения моих детей. Как это ни смешно, но сделал ее в первую очередь из-за очень плохой памяти. Я постоянно ошибался в днях рождения дочки и сына, особенно когда приходил во всякие конторы типа МФЦ. Поэтому и решил увековечить эти даты раз и навсегда на своем теле, чтобы больше не колебаться, вписывая данные наследников в различные документы. Всем рекомендую мой метод.