Банк «Уралсиб»: на первый план выходит качество цифровых сервисов банков

Заместитель председателя правления, руководитель розничного бизнеса банка «Уралсиб» Станислав Тывес во время онлайн-конференции «Банковская розница-2021: вызовы, итоги, перспективы» рассказал о ключевых трендах в сфере финансовых услуг: цифровизации, кредитном буме и новых конкурентных преимуществах банков.

 — Что стало драйвером развития и роста банковского розничного бизнеса в последние полтора пандемийных года?

— На мой взгляд ключевое изменение, которое за прошлый год произошло и оно объяснимо, это диджитализация и максимальное усовершенствование клиентских процессов внутри банковского обслуживания. Цифровизация — то, чем банки занимались последние лет 5-6, кто-то быстрее, кто-то медленнее, но пандемия дала колоссальный стимул.

Раньше банки в основном концентрировались на возможности предоставления кредитов в удаленном формате. Мы в банке «Уралсиб» с 2016 года обеспечивали клиентам возможность полностью удаленного получения потребительского кредита, на данный момент у нас порядка 30% всех кредитов выдается в онлайн-банке, клиенту не нужно ничего подписывать, никаких бумаг, нужно подключиться онлайн-банку, подать заявку и в течение короткого времени  после одобрения деньги поступят на счет.

А вот с точки зрения курьерской доставки карточек, оформления пассивных продуктов, накопительных счетов, дебетовых карт —конечно, здесь банки делали колоссальный рывок. Мы тоже в стороне не оставались. В мае 2020 года, в самый разгар пандемии в России, мы запустили нашу новую карту «Прибыль» с возможностью курьерской доставки.

— Диджитализация сейчас догоняет или обгоняет потребности клиентов?

— Мне кажется, что есть специфика клиентских баз, тут зависит и от возраста, от дохода, от социального положения, от привычек людей. Наша клиентская база больше сконцентрирована в регионах, наши основные домашние регионы – это Башкортостан, Краснодарский край, Кемерово, Челябинская область. И там мы имеем эти цифры — 30%. Наверное, если бы наша база была больше сконцентрирована в Москве и Санкт-Петербурге, то процент был бы больше. Но мы клиентов всячески мотивируем и даем такую возможность, ведь даже чисто экономически это выгоднее и клиенту и банку.

Мы не догоняем, мы не обгоняем, мы идем в ногу со временем. Если мы где-то и обгоняем, то только в ипотеке. У нас сейчас можно купить квартиру в ипотеку у застройщика и полностью провести сделку удаленно. Не нужно ходить ни к застройщику, ни в банк, все подписание сделки и регистрация происходит удаленно. Это и в наших интересах, потому что меньше документооборота, меньше бюрократии, легче процессы, дешевле и для клиента в итоге выгоднее.

Untitled-37
Фото Павела Жданова, РБК

— Какие тренды вы можете назвать ключевыми в банковской сфере? И как сказался на спросе и предложении локдаун?

— В 2021 году мы видим очень серьезный рост кредитных портфелей, причем сразу во всех продуктах: и в потребительском кредитовании, и в ипотеке, и автокредитовании. Мы видим, что и мы и вся отрасль показывает рекордные цифры по объемам выдач. На наш взгляд это связано все же с тем, что клиенты поняли, что ситуация с ковидом не закончится завтра и послезавтра, даже с теми темпами вакцинации, которые мы наблюдаем, и какие-то ограничения все равно будут существовать. Люди пошли за кредитами. Делают ремонты, был спрос на автокредитование, сейчас немного охладилось, но был серьезный рост. Плюс программа льготной ипотеки, конечно, способствовала росту количества сделок, то есть мы видим очень серьезный отложенный спрос на кредитование и если говорить про 2021 год, то это основной тренд.

— Создание экосистем — один из основных трендов 2021 года.. Каждому ли банку нужна экосистема?

— Я думаю, что экосистема нужна не каждому банку, она работает банку в плюс с точки зрения доступа к соседней клиентской базе. Но тут вопрос — что это за клиентская база? Есть телекоммуникационные операторы, некоторые из которых развивают свои банковские подразделения, есть розничные сети, которые как мы видим, активно идут на этот рынок. Но тут нужно понимать, что российский банковский рынок очень специфический в этом смысле. С точки зрения привлечения клиентов экосистема конечно дает очень значительные плюсы. Но на этих плюсах нужно еще суметь сыграть и сделать этот сервис удобным для клиентов.

— Насколько «Уралсиб» ужесточает и пересматривает свои требования к заемщикам в 2021 году и каковы планы на конец года?

— Мы с одной стороны аккуратно относимся к лимитам, которые даем заемщику в рамках того же потребительского кредитования, и по крупным лимитам ослаблять требования не хотим. При этом людям с небольшим чеком мы пытаемся максимально упростить жизнь, минимизировать наши требования к пакету документов, где возможно, предоставлять кредит на основании паспорта. Сейчас мы говорим о потребкредитах, автокредитах, кредитных картах. Если говорить об ипотеке, где крупные длинные кредиты, я не могу сказать, что мы серьезно ослабили требования, мы также продолжаем внимательно смотреть на заемщика.

Untitled-38
Фото Павела Жданова, РБК

— По необеспеченным кредитам вы не особенно ужесточили требования, получается?

— В 2020 году ужесточали, а если говорить про 2021 год, то мы наоборот максимально ослабляли требования. На данный момент у нас даже «уличный» кредит до 600 тыс. рублей фактически можно получить по паспорту.

— Ипотека показала взрывной рост в 2020 году, в начале 2021 годов. Банк Уралсиб серьезно нарастил объемы кредитования и портфель. И у обычного человека один вопрос: ждать или брать?

— Прошлый год и первая половина этого года прошла под знаком льготной ипотеки, Банк Уралсиб предоставил по льготным программам более 10 тыс. семейных кредитов на сумму больше 35 млрд рублей. Мы активно участвовали в госпрограмме, и после изменений, который были внесены в программу в середине этого года, мы видим некоторое падение объемов, как по льготной программе, так и в целом по ипотечному бизнесу.

Но все же в целом по году мы ожидаем объем выданной ипотеки выше, чем в прошлом году, потому что рынок продолжает расти. Но все равно недокредитованность есть, и необходимость улучшать условия жизни у определенного процента населения имеется, поэтому мы считаем, что рынок будет расти, просто не теми темпами, что мы видели в феерическом 2020 году.

В этой ситуации, если кому-то жилье нужно не очень срочно, то наверное, лучше подождать, потому что понятно, что на горизонте 2-3 лет мы ожидаем продолжения периода снижения ставок. Может быть стоит арендовать недвижимость и ждать 2-3 года. Хотя, как банкир я должен говорить иное. Но если покупка необходима, и есть изменение в течение года, например, семейных условий, свадьба, рождение детей, то в этом случае наоборот ипотеку нужно брать. Если кто-то подходит под критерии льготных программ, то здесь даже сомневаться не надо – сейчас хороший момент для такой покупки.

— Вклады, накопительные счета, доходные карты, инвестиционные инструменты… Какие магистральные тенденции на этом рынке вы можете обозначить?

— С учетом того, что ключевая ставка растет, мы наблюдаем очень серьезный переток из депозитов в иначе инструменты. И это и классические банковские инструменты, накопительные счета, дебетовые карты с ежедневным начислением процентов на остаток по карте. Так, наш ключевой продукт, который мы сейчас всячески развиваем, делаем более удобным для клиента — это карта «Прибыль», для понимания: у нас по ней сейчас ставка на остаток на уровне лучших ставок по депозитам.

Untitled-39
Фото Павела Жданова, РБК

— Есть у человека 100 тыс. рублей, он хочет их сохранить, в идеале — приумножить. Как бы вы их раскидали между разными инструментами вашего банка?

— Лучше всего их на данный момент положить на карту «Прибыль» с высоким процентом на остаток, пользоваться этой картой, и это самый лучший вариант. Это не потому, что нам нужно продать максимальное количество карт «Прибыль», мы их и так продадим, а потому что со 100 тыс. рублей не надо сильно экспериментировать. Они могут в любой момент понадобиться для каких-либо насущных целей и не нужно их на долгое время замораживать. Если мы говорим о сумме от 1 млн рублей, то там уже возможны варианты.

— Давайте разложим миллион?

— Миллион мы можем разложить так: 50% положить на самый консервативный инструмент — на вклад, 20-25%  — на дебетовую карту или накопительный счет, кому что удобнее и там нужно ставки сравнивать, остальное —  это инвестиционные инструменты. Если мы говорим о 25% — их тоже можно поделить, половину положить на брокерский счет в облигации, половину — в какие-то инвестиционные инструменты, либо классические — те что банк предлагает, либо более агрессивные, тут все на выбор клиента. Понятно, что чем выше риск, тем выше потенциальная доходность.

— Банки стремятся к тому, чтобы вообще избавиться от физического присутствия на рынке? Произойдет это когда-нибудь или нет?

— Надо понимать, что цифровизация требует серьезных расходов как на технологическую инфраструктуру, так и на собственно людей, которые пишут программный код. Это не самые дешевые профессионалы и конкуренция за них достаточно высока.

Тебе нужно тратить на ИТ-инфраструктуру, тратить на профессионалов и тратить на маркетинг. Чтобы на это тратить, мы пытаемся анализировать нашу базу операционных расходов, в том числе расходов на недвижимость. И как и многие наши конкуренты, сетку офисов мы сокращаем. За этот год мы порядка 30 наших точек продаж сократим, часть уже сократили.

Я уверен, что офисы останутся, причем, если мы говорим про города-миллионники, то не один офис останется, а три-четыре. Нет самоцели закрыть все офисы, просто эти офисы будут меняться, они будут не для того, чтобы подать заявку на потребительский кредит, а для того, чтобы поговорить — профессионал напротив даст клиенту тот совет, который нужен ему. А все стандартные продукты: дебетовые карты, кредитные карты, потребительские кредиты, максимально будут уходить в цифровой формат.

— «Уралсиб» — банк федерального масштаба. Как будет меняться бизнес банка в регионах?

— У нас сейчас чуть больше 250 отделений по всей РФ, мы представлены более чем в 40 регионах. Но Краснодарский край, Башкортостан, Кемерово и Челябинская область, это четыре наших основных региона. Мы видим в последние 4 года серьезное развитие в Москве и Санкт-Петербурге. Мы очень хотим эти регионы с точки зрения премиального бизнеса, потому что именно в этих регионах важность цифровых сервисов важна. Уровень конкуренции здесь сильнее. Этому уровню мы стараемся соответствовать.

— Что дальше: какие тренды банковской розницы вы можете обозначить? В чем будет заключаться конкуренция между банками? За что банки будут биться?

— Если говорить про тренды, то это, повторюсь, цифровизация и улучшение клиентского пути, и биться банки будут зачастую не только ценой, а качеством тех процессов, и путей, которые они клиентам предоставляют. Борьба идет уже не столько за минуту, а за то, сколько раз на разных формах и в приложениях нужно нажать пальцем. Чем меньше нужно нажать, тем больше вероятность, что клиент этот процесс второй раз проведет с тобой, когда ему это понадобится.

Поэтому ценовая война сохранится, но она уходит на второй план, основное — это качество цифрового сервиса, который ты предоставляешь. Главными конкурентными преимуществами банков будут кастомизация, удобство цифровых сервисов и качество тех консультаций, которые клиент получает, когда лично начинает коммуницировать с банком по удаленным каналам.