Почему на передовой нет чистого белья и стоит ли это общественной дискуссии?

Обозреватель «Кубань 24» Святослав Касавченко — о малозаметных особенностях военного быта, платяных вшах и возможностях гражданского общества.

Святослав Касавченко

Святослав Касавченко

Обозреватель «Кубань 24»

На днях военкор Сладков написал, что кубанским добровольцам из отряда «Барс» на передовой не хватает предметов первой необходимости. Губернатор Кубани Вениамин Кондратьев поручил обеспечить наших парней всем, что нужно. Казалось бы — отличная новость.

Но… По сетям потекло нытье.

Взволнованные граждане постят негодующие комменты

Untitled-5

Почему армия не обеспечивает бойцов всем необходимым?

Почему бойцам нужна помощь общества и куда смотрит государство?

Почему армейские снабженцы не могут сделать то, что могут сделать волонтеры?

Доколе?!

Негодующие — большинство искренне — не понимают, что происходит. Многие женщины, не сомневаясь в своей правоте, обвиняют армию в том… что сами практикуют ежедневно. Причем — по отношению к тем же самым мужчинам — своим мужьям или сыновьям. Которые сейчас на передовой.

Прозвучит анекдотом (если не издевкой), но любая хозяюшка вспомнит, как орала на своего благоверного, который полотенцем стирал со стола разлившуюся чайную заварку или борщ: «Куда! Возьми вон тряпку, полотенце я не отстираю!». А когда он изгваздал в каком-нибудь клее, мазуте или краске и выкинул любимую ветошку, сокрушалась — «Почему ты не взял разовые салфетки, они же стоят под раковиной!» А мужик — бестолочь — пожимал плечами: «Я делал дело! У нас что — тряпья мало? Буду еще в сортах ветоши разбираться…»

Узнаете ситуацию?

Так вот. Ровно те же наши мужики сейчас на передовой решают сложнейшие, опаснейшие и совершенно неотложные задачи. И им некогда разбираться в сортах ветоши. И им многое может не нравиться, но они расставляют приоритеты от задач, которые видят. И бытовой дискомфорт тут даже не на десятом месте. Он есть. Он не нравится. Но он не важен.

Попытаюсь объяснить суть логической ловушки на пальцах. Но сначала — а каких предметов первой необходимости может не хватать на передовой?

Тут все просто. ВСЕГДА будет не хватать носков, трусов, маек. ЧАСТО будет не хватать зубных щеток, зубной пасты, мыла, туалетной бумаги. НЕРЕДКО в дефиците курево.

И не хватает их не потому, что не обеспечивают, а потому что — передовая.

Почему армия не обеспечивает бойцов всем необходимым?

SONY DSC

Необходимым — обеспечивает. Правда, у всех разное понимание «необходимого».

Я сейчас не говорю про коптеры — это новые реалии новой войны. С ними армия столкнулась, оказалась не готова и решает проблему «по ходу пьесы». Я не говорю про боеприпасы, которых рано или поздно где-нибудь не хватит — за это летят погоны и начальствующие головы. Я говорю об армейском быте.

Быт солдата прост. У бойца есть смена белья. Есть паста, щетка, мыло, сигареты, туалетная бумага. Но на боевых все это всегда кончается неожиданно. И не потому что чего-то мало. Просто такова суровая реальность. В штатной «располаге» у бойцов скорее всего есть душ и хотя бы автолавка. В лагере за пределами передовой, как минимум, раз в неделю личному составу будет обеспечена баня и замена белья на чистое. Но на передовой, мягко говоря, не до бань. Не всегда можно поесть спокойно, чтобы не обстреляли. А когда идут бои, солдат мечтает не помыться, а хотя бы вздремнуть. Потому что времени нет даже на это.

Носки и нижнее белье в полевых условиях очень быстро приходят в негодность. Если тебе их стирать негде (или некогда), носишь то, что кажется менее грязным. Стирать будешь, когда кончатся бои или часть отведут с передовой. Если же есть какой-никакой запас белья, то заношенное просто выкидывается. Не до стирки. Есть дела поважней. Мужики, они такие.

С зубной пастой, щеткой и мылом еще проще. Они, конечно, есть у всех, и, по идее, их должно хватать надолго. Но они легко утрачиваются (в армии используют другой глагол, но я пишу для гражданских). Наступил. Уронил в адскую грязь. Засыпало землей при взрыве. Курево промокло. Такое происходит не у всех — есть аккуратисты, умеющие и на передовой беречь личное имущество. Но это только значит, что именно у них остальные будут просить пасту, мыло, стрелять табачок. И их запас тоже иссякнет раньше.

Почему бойцам нужна помощь общества и куда смотрит государство?

DSC08863

На этом этапе начинаются стоны — что же у нас за страна такая, что воюющих мужиков носками и бельем обеспечить не может? Неужели так сложно привезти на передовую больше трусов-носок, чтобы мужики их просто меняли, выбрасывали грязное и воевали в чистом?

На самом деле это не сложно, но не оправданно. И причин этому две.

Первая — финансовая. Армия живет в рамках бюджета и обеспечивает то, на что бюджет выделен. Это как в семье. У вас есть бюджет, позволяющий сытно есть каждый день, а на выходные заказывать суши-роллы. Вы бы ели суши и чаще, но на это не хватает бюджета. Но вы не откажетесь от них в любое время, если вас угостят. Но сами на это лишние деньги тратить не станете. Потому что — не приоритет.

Так вот, для армии чистое белье на передовой — те самые суши. Приятно, но не необходимо. И поверьте — есть множество трат и задач более насущных. В первую очередь для самих бойцов. Это и боекомплект, которого порой не хватает. И те же коптеры, которые собирали добровольцам всем миром. Сейчас, тьфу-тьфу, пошли централизованно закупленные «Герани», но это явно еще не финал проблемы.

Вторая же причина — психологическая. Допустим, принято решение. Страна выделила больше средств на белье, носки и зубную пасту для солдат. И все это поехало на передовую. В мешках и коробках, занимая в грузовиках место, предназначенное боеприпасам. Увеличивая количество рейсов на передовую, а значит риск для водителей. Допустим. Даже допустим, что все это доставлено на передовую и бойцы получили возможность переодеться в свежее. Они, безусловно будут рады.

Но завтра изменится оперативная обстановка и бойцы пойдут в наступление. Или — бывает и так — будут вынуждены отступить, быстро покинув позиции.

Что будет с этими носками, трусами и коробками зубной пасты? Вы серьезно думаете что парни пойдут в атаку, набив вещмешки запасом белья? Мало им штатной выкладки, весящей до 30 кг на человека? У нас швейные войска?

А при отступлении на позициях порой остаются цинки с патронами и ящики со снарядами. Если бросают их, будут ли трястись над запасом носков или мыла?

А если так, то уже через неделю — хоть при наступлении, хоть при отступлении — у бойцов опять не будет ни свежего белья, ни мыла, ни курева. Несмотря на все вышеперечисленные допущения и затраты казны. Не будет до тех пор, пока часть не отведут в тыл, где снабжение работает штатно. Потому что это боевые условия.

Почему армейские снабженцы не могут сделать то, что могут сделать волонтеры?

DSC08833

Не обольщайтесь. Волонтеры проблемы фронтового быта тоже решить не могут. Они могут лишь отчасти выровнять ситуацию. Что-то выправить там, где не справляется неповоротливая в силу своей громоздкости армейская система. Система, заточенная на решение жизненно необходимых проблем — боеприпасы, питание, горючее, медикаменты. Армия не занимается доставкой суши и не стирает исподнее чаще раза в неделю. Но если бы армейский тыл не перемещал ежедневно под обстрелами тысячи тонн грузов к передовой, никакие волонтеры ничем бы помочь не смогли. При всем к ним уважении. Но это не  значит,  что  волонтеры  не  нужны. Они необходимы. То что они  делают — это исправление  неизбежных перекосов,  выравнивание провалов, которые всегда  появляются  в  любой  внештатной  ситуации.

Есть кондовая, но гордая фраза из служебной характеристики: «стойко переносит тяготы армейской жизни». Так вот она не про храбрость под обстрелами и не про умение «10 суток шагать». Она как раз про неминуемую бытовую неустроенность на боевых. Когда поспать некогда, ешь — когда повезет, исподнее уже липнет к телу, в швах белья «бэтээры» — платяная вошь, которую не берет прожарка и вывести (на время) можно, только замочив обмундирование в ведре с соляркой. Но все это — неприятные, но малосущественные детали, потому что нужно выжить и победить.

Доколе?

Я не думаю, что Сладков соврал. Наверняка спросил — как снабжение. Ему ответили типа «три недели в одних трусах ходим». Причем сказали с выражением и внятно — мужики умеют жаловаться на второстепенное. Тем более, если это — правда.

И Сладков наверняка еще смягчил высказывания, транслировав проблему в нейтральных формулировках про предметы первой необходимости.

И губернатор Кубани отреагировал на информацию, пообещав помощь.

И наверняка прямо сейчас эта помощь собирается и будет отправлена.

И все это — не повод для вселенского стона или плача о несправедливости.

Это повод работать.

Потому что помощь наверняка нужна.

Потому что при самом лучшем снабжении мужикам на передовой будет не хватать и курева, и свежего белья, и чистой воды. Экзистенциальные и не отменяемые причины смотрите выше. На войне не бывает радуг и единорогов. А если смотреть  дальше злополучного белья — то надо собирать и на коптеры, и на тепловизоры, и на коврики — пенки и все остальное,  о нехватке чего мы все  слышим  регулярно.

Если у нас в чем-то беда, важно искать, не на кого переложить  ответственность, а как помочь. И наше  общее счастье,  что есть военкоры, говорящие о проблемах и волонтеры, объединяющие всех неравнодушных для помощи.

Хотите помочь фронту — помогите.

Адреса общественных организаций, собирающих помощь для добровольцев и жителей освобожденных территорий, находятся в интернете в два клика.

Если сердце болит за наших, активная личная помощь — лучшее лекарство.

А плач в комментах — инфантилизм, уныние и погибель.

Неустроенность наших  парней на линии фронта не стоит разговоров, но стоит личного участия всех неравнодушных.

Хватит стонать. Пора взрослеть и действовать. Всем. Как обществу.

Реклама Закрыть
Прямой эфир
Мы в соцсетях