После большой воды: люди и судьбы

Корреспондент «Кубань 24» Николай Хижняк проехал по пострадавшим от наводнения населенным пунктам Краснодарского края через несколько дней после потопа.

Когда новостная волна улеглась, а в некоторых городах и районах даже успели полностью ликвидировать последствия наводнения, люди, пережившие потоп, только начали осознавать произошедшее и думать – как жить дальше.

Предлагаем вашему вниманию семь историй о людях и большой воде.

Четверо на чердаке

Горячий Ключ. Поворот на село Фанагорийское.

Трасса в этих местах — лакомый кусочек для предпринимателей. Непрерывный летний поток туристов, которые по М-4 едут тратить деньги на побережье, кормит и местный бизнес — придорожные кафе, гостиницы, ярмарки. Но Олег решил купить дом у реки сразу на съезде с трассы исключительно для личных целей — место казалось отличным вариантом для молодой семьи. Олег знал, что река иногда выходит из берегов — предыдущий владелец дома этого не скрывал. Но вот что спасаться от воды придется на чердаке, семья не предполагала.

Когда непогода расходилась, вся семья из 4 человек (Олег, жена Анна и двое маленьких детей) была дома. Вечером река бушевала у берега, шел сильный ливень, но никаких опасений это не вызвало и все спокойно легли спать.

Горячий ключ 4
Фото Николая Хижняка, «Кубань 24»

Первым от шума воды проснулся Олег. Поток медленно, но уверенно заходил в дом. Олег не сразу понял масштаб происходящего. Лишь когда увидел, что спасающий их от затопления оконный стелкопакет уже находится ниже уровня воды, разбудил жену и отправил ее на второй этаж к детям. Сам собрал документы, позвонил другу и попросил приехать на помощь — выбраться самостоятельно было уже невозможно.

Друг Олега Константин приехал на помощь со строительным краном, но увидав, что сам ничего сделать не сможет, вызвал спасателей.

Вода к тому времени уже полностью затопила первый этаж и стремительно продолжала подниматься. Время от времени в дом на огромной скорости врезались деревья, вырванные потоком воды. Олег вспоминает, что это был самый страшный момент. Он как мог гнал из своей головы мысль, что строение от такой нагрузки может рухнуть в любой момент. Кроме того – вода уже почти заполнила второй этаж и спастись от нее можно было только на чердаке, но из дома на чердак выхода не было.

Сейчас Олег не вполне понимает, как ему удалось подручными предметами пробить дыру в глухом потолке, но он сумел это сделать и семья перебралась на чердак.

Горячий ключ 2
Фото Николая Хижняка, «Кубань 24»

В это время прибывшие на вызов спасатели при помощи крана пытались натянуть веревку и эвакуировать семью, но рискованная затея не удалась. Пришлось дожидаться, когда уровень воды пойдет вниз. Только на рассвете на полноприводной «шишиге» (военный грузовик ГАЗ-66) спасатели смогли пробиться к дому и вывезти семью на большую землю.

Первый раз мы встретились с Олегом возле его дома через сутки после потопа. Он был в приподнятом настроении: постоянно улыбался и шутил, повторял, что семья жива, а это важнее всего. Жена Олега тоже улыбалась, но лишь до тех пор, пока мы не поднялись на второй этаж. В детской Анна расплакалась: «Где мы возьмем столько денег? Все утонуло! Смотри и пиджак твой новый, его же не отстирать…» Олег же ласковым голосом утешал супругу: «Прекрати плакать, чего ты? Найдем мы деньги…Что-нибудь придумаем… Купим новые вещи… Видишь, нас никто в беде не бросает…»

«Никто не бросает» — это Олег о своем друге Константине, спасателях, ребятах на «шишиге» и на строительном кране. О своем начальнике (Олег работает на стройке), который оплатил семье проживание в гостинице, еду и средства первой необходимости. Дом же, выстоявший в потоке воды, увы восстановлению не подлежал и уже через день после нашей встречи Олег его снес. Он твердо намерен строить на этом же месте новый. Переезжать не собирается, считая наводнение всего лишь случайностью.

В центре личного страха

Горячий Ключ. Станица Пятигорская.

Маленький населенный пункт в стороне от трассы, по которой за час можно добраться до Краснодара. В станице речка Каверзе, горы и свежий воздух, что активно привлекает сюда переселенцев из мегаполиса.

Пятигорская 3
Фото Николая Хижняка, «Кубань 24»

Молодая семейная пара Антон и Анастасия – из их числа. Чуть больше года назад они перебрались в Пятигорскую из Краснодара и все это время занимались ремонтом купленного дома. Незадолго до стихии обустроили кухню и доделали лестницу на второй этаж.

В выборе участка им помогал риелтор, который поведал, что потопы тут случаются, но ничего критичного — вода не поднимается выше первой ступеньки. Уже после сделки, пообщавшись с соседями, узнали, что как-то раз вода все-таки в дома заходила. Примерно по колено.

В этот же раз наводнение добралось до отметки в 3 метра.

Пятигорская — один из тех населенный пунктов, где в этом июле стихия унесла жизни людей — два человека не смогли самостоятельно выбраться из воды и погибли. Остальные жители спасались на вторых этажах и чердаках своих домов. Антон и Анастасия пережидали потоп в жилой мансарде. Антон признается, что ему было страшно, но волнение приходилось скрывать от супруги. Дело в том, что у Анастасии довольно редкая фобия — страх перед открытой водой. Когда вода со всех сторон окружила их дом, бушевала, ревела и каждую минуту все быстрее и быстрее поднималась к мансарде, Анастасия буквально лицом к лицу встретилась со своим главным страхом. И единственное, что мог для нее сделать Антон – не выдать собственного волнения.

Удалось ли Анастасии преодолеть фобию? Успокоение, вспоминает она, пришло как-то само собой. Пришло осознание, что от нее в этой ситуации уже ничего не зависит. Осталось принять происходящее как факт и просто наблюдать за развитием событий. Конечно стараясь гнать все самые плохие мысли из своей головы.

Горячий ключ 1
Фото Николая Хижняка, «Кубань 24»

Впрочем, вспоминает Анастасия, до конца успокоиться получилось только когда уровень воды замер на одной отметке, почти под мансардой, а потом стал понемногу снижаться, а за окнами появились лодки спасателей. К слову, Анастасия и Антон от эвакуации отказались. А что касается фобии, то по словам Анастасии, реальность уступает воображению:

— Когда я представляла подобные стихии у себя в голове они выглядели страшнее. А в реальности мы даже в какой-то момент наводнения сидели с мужем на чердаке и шутили…

Но все же – видимо сидели не так уж много. У Анастасии в телефоне настроен шагомер. По его показателям с момента, когда она поднялась на мансарду, до момента когда спустилась она прошла почти 3 километра. На чердаке в 20 квадратных метров. От волнения они с мужем просто ходили из одного конца комнаты в другой, следя в окна за уровнем воды.

В Краснодаре у Антона и Анастасии осталась квартира, поэтому им в этом плане чуть полегче — жить есть где. На следующий день Анастасия с Антоном уехали в город — отсыпаться после бессонной ночи. Проснувшись, вспоминает Анастасия, она пережила три стадии принятия ситуации.

— Я открываю глаза и первая мысль: неужели это все действительно произошло? Потом сидела и думала, что больше никогда не хочу сюда возвращаться. А после полного переосмысления всех эмоций пришла к выводу: ну было и было. Ничего очень страшного не произошло — просто переждали стихию на крыше.

Самая большая потеря — утонувшая машина. Без нее теперь будет трудно. Ну и отдельно жалко деревянную лестницу на мансарду. Антон и Анастасия делали ее своими руками, а обработать от влаги до наводнения не успели. Теперь, скорее всего, придется выкинуть. А что по поводу остального, мысли у Антона и Анастасии достаточно оптимистичные: руки, ноги есть. Силы тоже. Будем убираться, заново обживать. Уезжать на ПМЖ обратно в Краснодар не планируют.

Принять и обогреть

Молдовановка. Туапсинский район.

Пострадавшая часть Молдовановки разделена рекой на две части. В одной половине местные жители, выгребая из домов муляку, говорят, что сильнее всего пострадала противоположная сторона. А противоположная сторона сочувствует соседям: уверяя, что другому берегу досталось больше. По факту же картина и там и там одинаковая: наводнение затопило дома, уничтожив налаженый быт, погубив огороды, сады и подсобные хозяйства.

Молдованка 1
Фото Николая Хижняка, «Кубань 24»

Ольга Загарнян — заведующая местным детским садом. Когда пошла вода, они с мужем успели уехать из дома на машине. В низинах поток уже бушевал. Короткий путь был затоплен, поэтому пришлось пробиваться в объезд. Выбравшись на возвышенность Ольга поняла, что спасаться будут не только они. Людям нужно будет где-то переждать стихию. И тогда Ольга пошла на работу — в находившийся на возвышенности детский сад. Говорит, что сделала это спонтанно. Инстинктивно.

В детсаду заведующая вместе с мужем и охранником сразу стали организовывать импровизированный эвакуационный пункт, а вскоре пошли и беженцы. В детсад стягивались мокрые, грязные, замерзшие и измученные односельчане. Кому-то досталось одеяло, кому-то покрывало, кому-то простынка. Даже рабочие халаты пошли в дело, чтобы люди могли отогреться, обсохнуть, отойти от шока и лечь спать.

Всего детский сад в ту ночь разместил у себя 13 взрослых и 15 детей. Но настоящими героями Ольга считает свою подчиненную, воспитателя  Наталью Меднову и ее мужа Андрея. Они, узнав об импровизированном эвакопункте, бросились обратно в стихию — предупреждать людей. И привели с собой 13 человек. Возможно тем самым спасли кому-то жизнь.

Трагедия на трассе

Трасса М-4 «ДОН». Туапсинский район.

Полночь, типичная для южной трассы стоянка автомобилей рядом с придорожным кафе. В таких местах по ночам всегда аншлаг. В основном – дальнобойщики, но среди фур встречаются и легковые автомобили туристов. Утомленные дальней дорогой водители пережидают ночь, чтобы с утра выехать на горный серпантин и добраться до побережья.

Владелец придорожного кафе Сергей вспоминает, что в ночь на 5 июля у него на парковке встали на ночлег фуры с молдавским вином и один легковой автомобиль с туристами: мама, папа и маленький ребенок.

Трасса 2
Фото Николая Хижняка, «Кубань 24»

Сам Сергей крепко спал в вагончике за кафе. Проснулся от криков дочери: «Папа, просыпайся, смотри что происходит!» Выбравшись из постели увидел за порогом бушующий поток. Фуры с вином завелись и стали уезжать вверх по трассе, куда вода не доходила. Груженые, тяжелые, высокие — они легко пробились через воду, вспоминает Сергей.

Вслед за ними попыталась уехать и та единственная легковушка с туристами. Сергей полагает, что у них был шанс спастись, если бы они заехали за кафе и бросили там машину. Но водитель потянулся за фурами, в потоке машина заглохла и ее понесло в водосток под трассой, где образовался гигантский водоворот. Водитель смог открыть свою дверь и его буквально вымыло из машины, засосало под воду, протащило сквозь водосток и выбросило на дерево с противоположной стороны трассы, где он просидел не менее часа. Что он остался жив — настоящее чудо. Увы его жена и ребенок спастись из машины не успели.

Ранее для оказания помощи на побережье в Джубгу направили пожарных из 3 ПСЧ Краснодара. Около часа ночи им поступила заявка, что на трассе бушующей водой заблокированы автомобили туристов, среди которых много детей. Доехав до Дефановки, спасатели узнали, что за селом — на обочине трассы в потоке воды — на помощь зовет мужчина. Это был водитель той самой легковушки.

Прибыв на место, спасатели увидели лишь выглядывающие из воды задние фонари автомобиля. Все остальное находилось под водой. Стало ясно, что выживших в машине уже быть не может, поэтому бросились на противоположную сторону трассы — на крики мужчины.

— Он сидел на дереве, в 30 метрах от нас. — вспоминает помощник начальника караула Максим Троян — Мы ему крикнули: мужик держись! Начали его успокаивать. Вызвали к себе на помощь автолестницу, но и с ней не смогли подобраться…

Трасса 1
Фото Николая Хижняка, «Кубань 24»

Из-за технических особенностей — слишком низкого угла наклона — автолестница все время переходила в аварийный режим и не раскладывалась. Поэтому Максим Троян с пожарным Юрием Бабаевым обвязались веревками и поплыли к пострадавшему. С суши их страховали водитель Семен Майер и пожарный Юрий Никольский.

Доплыв до пострадавшего спасатели обнаружили мужчину в состоянии шока. Он был весь избит — бурлящий поток колотил его о стенки водостока вместе с уплывшими ветками, деревьями и мебелью из кафе. При виде спасателей мужчина сразу сказал, что в машине у него остались жена с ребенком.

— Мы не стали ему ничего говорить. Он думал, что семья его спаслась, так как осталась в машине. Посадили парня к себе в «Камаз» и поехали в больницу. По дороге встретили скорую и передали пострадавшего медикам. А сами двинули дальше на Молдовановку – людей с домов спасать. По дороге остановились возле его машины. Вода к тому моменту сошла и наши коллеги с автолестницы сумели извлечь из салона тела мамы и ребенка…

Три часа на алыче

Дефановка. Туапсинский район.

По этому селу протекает сразу две горные речки: Дефань и Шапсухо. Местные жители в принципе привыкли к подтоплениям — такое бывает если живешь между двух рек. Но такого наводнения, как случилось 5 июля и здесь никто не ожидал.

Иван живет в низине ближе к Шапсухо. На днях ему сильно прихватило спину. Он в прямом смысле не мог даже дойти до туалета и несколько дней лежал пластом. Вечером 4 июля к нему приехал врач, уколол обезболивающим и дал снотворное. За окном шел сильный дождь.

Дефановка 1
Фото Николая Хижняка, «Кубань 24»

Старший брат Ивана Евгений из-за паводка сильно переживал за лежачего брата и периодически звонил ему. При созвоне около 23.00 Иван заверил брата, что все нормально и его пока не топит. Пожаловался только, что свет отключили. За окном что-то сильно громыхало (позже стало ясно что это вода принесла соседский сарай и машину), но то ли из-за снотворного, то ли из-за усталости Иван не обратил на это внимания. Он лег спать и из дремы его вытащил звук журчащей в доме воды. Это ему показалось странным.

Иван собрался с силами, встал, включил фонарик на телефоне и обнаружил, что вокруг дома все в воде, которая сквозь дверь уже сочится в дом.

Иван вспоминает, что сперва его накрыла паника. Потом он позвонил брату и попросил о помощи. Евгений в тот момент находился чуть выше по улице, где поток еще бушевал не так сильно.

— А потом я вроде пришел в себя. Собрался с силами. — вспоминает Иван. — Начал документы собирать, бытовую технику как-то повыше поднимать. Хотел открыть дверь и попытаться выбраться, но понял, что весь поток в дом хлынет. Поэтому открыл окно — вода как раз уже к нему подступила. Выбил руками сетку и смотрю, а лестницу на чердак каким-то чудом не унесло…

Иван буквально выплыл в окно, зацепился за лестницу и по ней смог забраться на крышу. Уже сидя на чердаке попробовал позвонить брату, чтобы успокоить его, но было уже поздно. Евгений к тому моменту вместе сыном прошли вдоль соседнего дома и, не придумав ничего лучшего, просто прыгнули в поток воды.

— Сейчас я понимаю, какую глупость мы сотворили. А тогда видимо адреналин в крови играл. Очень сильно испугался за брата. Прыгнул и уже через секунду понимаю: поток несет меня с огромной скоростью в одну сторону, сына в другую, и ничего с этим не сделать. Будь ты хоть чемпионом мира по плаванию — все равно не сможешь и метра проплыть. Наше решение было равноценно самоубийству, конечно…

Дефановка 2
Фото Николая Хижняка, «Кубань 24»

Но как говорят про такие ситуации: они с сыном родились в рубашках. Сын смог подплыть к соседскому дому, зацепился за окно второго этажа, которое тоже уже было в воде, вырвал руками раму и залез в дом.

Отца понесло в другую сторону — к неминуемой гибели. Но в последний момент ему удалось зацепиться рукой за торчащую из воды ветку. Это оказалась верхушка соседской алычи.

— Самое интересное, вот рядом деревья были — их повырывало, поломало и унесло. А эта алыча устояла. Я теперь соседу говорю: делай что хочешь с огородом, но алычу сохрани, я ей жизнью обязан. Буду лично за ней ухаживать.

На дереве Евгений провел почти 3 часа, пока вода не начала уходить. Рассказывает, что со временем страх уходит. Ты просто принимаешь, что от тебя ничего сейчас не зависит.

— Мы под конец уже сидели с сыном, анекдоты рассказывали. Я смеюсь, говорю ему: слушай, это хорошо, что ночь и ничего не видно. У меня от потока воды трусы сползли. Я их поправить то не могу — если отпущу дерево, меня смоет. Думаю, спасатели будут плыть, а посреди бушующей воды голая задница на дереве застряла. Стыдно же!

30 лет трудов под слоем ила

Джубга, Туапсинский район.

Когда едешь по трассе через Джубгу в сторону Сочи, почти ничего не напоминает о недавней стихии. Если не читал последние новости, можно проскочить поселок ничего не заметив. На набережной люди в кафе с аппетитом едят шашлыки, выпивают и танцуют под традиционно громкие хиты черноморского побережья. Жизнь бурлит. Единственно, режет слух шум от работающих возле каждого кафе генераторов (после наводнения электриснабжение еще не везде успели восстановить).

Джубга 2
Фото Николая Хижняка, «Кубань 24»

Но если отъехать чуть дальше — какие-то 500 метров за трассу в низину реки Джубги, то словно в компьютерной игре резко попадаешь на другой уровень. На смену дискотекам и шашлыку приходят оставленные стихией разруха и грязь.

На часах почти полночь. В глухой темноте тускло горит свет в одной из гостиниц. Во дворе склад из уничтоженной стихией мебели, одежды, посуды, бытовой техники. Но даже не смотря на весь этот погром складывается впечатление очень уютной, сделанной с душой частной гостиницы. Шум работающего электрогенератора перебивают звуки комперссора мойки высокого давления. При помощи нее армянин лет 45-ти на вид пытается отмывать плитку во дворе. Подхожу и вижу абсолютно уставшие от бессонницы глаза.

— Я с той ночи, когда все произошло, почти не спал еще. Нужно все отмывать. Днем солнце встает, это все засыхает и покрывается коркой, которую потом трудно будет отмыть. А еще эта жижа начинает тухнуть и запах стоит просто ужасный. Поэтому мне некогда спать. Сейчас первым делом гостиницу нужно отмыть, чтобы попытаться хоть как-то вернуть туристов. А в свой дом я еще даже не заходил. Мне страшно представить что-там.

Армен ведет показывать свои владения: вот тут была летняя кухня, тут в каждом номере телевизор, кондиционер, кровати хорошие.

Были.

Часть этих вещей уже вытащили на улицу и приготовили на выброс, часть еще остается в номерах. Все постояльцы Армена разъехались. Кто в другие отели, не пострадавшие от стихии. А кто-то домой. Он описывает свои чувства как ощущение полной беспомощности. Что делать дальше — не знает. Но продолжает отмывать двор от уже подзастывшей муляки. И в какой-то момент предлагает пройти к нему в дом.

Джубга 1
Фото Николая Хижняка, «Кубань 24»

— Я когда сюда заселялся в 1991 году, меня пугали, что иногда затапливает. Поэтому я свой дом поднял не на полметра, как советовали, а на все полтора. У других вода заходила в дом, а ко мне ни разу.

В этот раз и к нему зашла, так как ее уровень был на отметке почти в 3 метра.

Мы входим в дом и вижу как у собраного, уверенного в себе мужчины на глазах наворачиваются слезы. Армен переходит на очень эмоциональный тон разговора, как будто разговаривает не со мной, а пытается докричаться до кого-то или даже чего-то.

— Я 20 лет в этом  доме живу. Все силы вкладывал в этот дом. Ни на чем не экономил. Вот посмотри, у меня тут художественный паркет. Вся мебель — натуральное дерево! Я просто всегда хотел пожить немного для себя. В большом красивом доме, с большой красивой семьей. А теперь ничего этого нет!

Армен ходит по дому и по несколько раз повторяет то про паркет, то снова про мебель из дерева. Но стоит выйти во двор гостиницы и его словно подменяют. Снова превращается в уставшего, но спокойного сосредоточенного кавказского мужчину. Берет мойку и начинает очищать плитку во дворе гостиницы.

Мимо проходит две женщины. Оказываются туристами из Москвы, возвращающимися с посиделок в кафе.

— Ну так у нас все оплачено, зачем уезжать? Да и нам осталось тут буквально пару дней. А по поводу наводнения, могу так сказать: ну было и было. Ко всему нужно относиться с позитивом.

Безлошадный

Лермонтово. Туапсинский район.

5 июля сюда пришел самый мощный поток воды, и прошелся он в первую очередь именно по туринфраструктуре. В глаза бросается огромное количество утопленных автомобилей с иногородними номерами.

Лермонтово 1
Фото Николая Хижняка, «Кубань 24»

Волгоград, Москва, Казань, Саратов… Люди со всей России съехались провести отпуск на черноморском побережье, а как вернуться обратно теперь знают не все — их авто полностью уничтожены водой.

Восстанавливать такую машину долго, дорого и никаких гарантий на положительный исход нет. А уж о том, чтобы доехать на ней обратно домой вообще речи не идет. Конечно, находятся и те, кто все-таки заводит машину и даже выезжает в сторону дома. Если ехать по М-4 в обратном направлении, таких периодически встречаешь на обочине. Многие из них не доезжают даже до Горячего Ключа. Открытые капоты и стоящие рядом опустошенные водители. Не доехали.

Те, у кого денег чуть больше, нанимают эвакуатор. К примеру, довезти авто до Волгограда — 40 000 рублей. Сами автовладельцы добираются домой поездами, автобусами и самолетами.

Вячеслав – водитель одного из таких утонувших авто — изначально ехал отдыхать в Домбай. Ехал один – дети (как оказалось — к счастью) отказались. Но из-за непогоды в горах отключили свет. Поэтому Вячеслав решил отдохнуть на Черном море. В Лермонтово. Ну и конечно же по самому неприятному стечению обстоятельств приехал он сюда буквально в день потопа. Его машина была припаркована возле гостинцы и в момент стихии полностью утонула. Вместе с вещами, которые Вячеслав еще не успел вытащить из багажника.

— Не знаю, как буду уезжать. Машину восстанавливать нет смысла — у меня старый китаец. Узнавал сколько будет тут сдать ее на металлолом, предложили 12 000. Мало, конечно, но хватит хотя бы чтобы добраться до дома. Поэтому пока вот жду, чтобы она просохла. Тогда попробую завести и уехать своим ходом. Чтобы где-нибудь по пути найти авторазбор. Там за машину наверное дадут побольше . Других вариантов не вижу…

Лермонтово 2
Фото Николая Хижняка, «Кубань 24»

Складывается впечатление, что Вячеслав очень легко справляется с этой проблемой. С минимумом эмоций, спокойно. Но при этом не скрывает своего расстройства. И все больше рассказывает не про свои проблемы, а про соседей.

— В соседнем номере жила семья. Они только купили машину за 3 млн рублей. Только на учет поставили и поехали сюда отдыхать. А через два дня машины не стало. Вот уж кому точно не повезло больше чем мне.

Пока общаюсь с туристами замечаю как подъезжает машина с нижегородскими номерами. Полностью груженая вещами. Это вновь прибывшие туристы, молодая семейная пара на вид до 30 лет. На вопрос почему все-таки решили не переносить отпуск отвечают смеясь:

— Ну, а что? Чача, шашлык есть? Есть. Значит и отдых будет! А так влево-вправо дороги открыты. Значит можем съездить покупаться где-нибудь на соседних пляжах.

И действительно, если вернуться буквально на каких-то 5 километров в Джубгу, то пляж там уже вовсю работает. Со всем развлечениями и и толпами туристов.