Как придумать и реализовать бренд современной кубанской одежды?

«Работаю на себя» — серия откровенных интервью Александра Тюкаева с кубанскими предпринимателями.

Как кубанские дизайнеры сорвали овации на Неделе моды в Москве? Почему нужно искать спонсора, а не инвестора? Ответы в нашей статье. Автор проекта «Работаю на себя» Александр Тюкаев встретился с Андреем и Дарьей Тельтевскими, создавшими бренд современной национальной одежды. Он попытался разобраться, что это за бизнес и реально ли на этом зарабатывать?

Досье:

Андрей Тельтевский, 30 лет, женат, двое детей.

Образование высшее.

Специальность: культуролог.

Работал специалистом в администрации города Новороссийска, директором ресторана.

В 2018 году наладил производство современной национальной одежды.

Досье:

Дарья Тельтевская, 25 лет, замужем, двое детей.

Образование высшее.

Специальность: бакалавр психологии.

Работала бренд-директором ресторана, креативным директором арт-клуба.

Сооснователь бренда современной национальной одежды.

Вся информация о поддержке предпринимателей в Краснодарском крае

ФОНД РАЗВИТИЯ БИЗНЕСА КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ

8 (861) 992-03-68

moibiz93.ru

Надоело просить деньги у родителей

— В какой момент вы открыли свой бизнес?

Дарья Тельтевская:

— Мы более шести лет работали в родительском бизнесе, но в конечном итоге нам это надоело и мы сожгли все мосты. Сделали это целенаправленно. Чтобы больше не клянчить у родителей денег на проживание.

Андрей Тельтевский:

— Давай расскажем сначала. Мы начинали пошивочный бизнес не просто так. Сначала мы продавали готовые изделия.

Дарья Тельтевская:

— Да нет же, началось все с того, что я сама сшила себе платье, пока была беременна. В тот момент я была в декрете, ждала второго ребенка, и шить для меня было просто в кайф. Помню, папа купил мне три рулона ткани, у меня была непрофессиональная швейная машинка. Начала шить, и всем очень понравилось, хотя шить я вообще не умею. И вот когда у нас началась сепарация от моих родителей, мы решили, что шитье будет именно бизнесом.

Бесплатная информационно-консультационная помощь предпринимателям

ЦЕНТР ПОДДЕРЖКИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

8 (800) 707-07-11

Помог проект «Мой бизнес»

— На старт сколько потребовалось денег?

Андрей Тельтевский:

— Одна машинка у нас уже была. Мы взяли в долг у моих родителей 150 тыс. рублей и купили еще две машинки — вышивальные. Все это стояло у нас дома. Днем на них вышивала Даша, а ночью, если заказы были очень большие, то я. И еще наши швеи, которые работали у себя дома.

— Откуда появились знания в бизнесе?

Андрей Тельтевский:

— Нам очень помогла бизнес-школа. Благодаря ей мы для себя разложили все по полочкам.

Дарья Тельтевская:

— Я считаю, что предпринимательству, как и любой другой профессии, нужно учиться. Невозможно внезапно сказать: я буду хирургом, пошел-ка я оперировать. Так и бизнесмен должен быть грамотным.

— На вас сейчас одежда собственного производства?

Андрей Тельтевский:

— Да, абсолютно вся. Должен сказать, что, во-первых, у нас зарегистрированный бренд. Во-вторых, у нас есть теперь знак ГОСТ. Мы получили сертификацию с помощью проекта «Мой бизнес». И благодаря этому стали участниками 25-й Недели моды в Москве. Представляете, это Гостиный двор — главный подиум страны. То есть мы были на одном поле с Зайцевым, с Юдашкиным, с Андреяновой, более того, мы открывали показ. Причем нас пустили бесплатно, хотя по факту участие стоило 500 тыс. рублей.

Дарья Тельтевская (смеется):

— Когда узнали, что это будет проходить в Гостином дворе, сначала даже не разобрались, что это такое. Я говорю: что, надо будет ходить по двору при какой-то гостинице? Что у нас, на Кубани гостиниц мало? Но потом все же поехали.

Льготные кредиты, субсидии и иные варианты финансовой поддержки малого бизнеса.

ФОНД МИКРОФИНАНСИРОВАНИЯ СУБЪЕКТОВ МАЛОГО И СРЕДНЕГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ

8 (861) 298-08-08

fmkk.ru

Решили, что шить одежду будем только сами

— Ваш первый неприятный опыт?

Дарья Тельтевская:

— Мы видели, что на нашу продукцию есть спрос, но мы не успевали удовлетворять предложение. И тогда мы договорились напрямую с производителем из Китая, который работает в Москве. По нашим эскизам нам должны были шить то, что мы хотели. Так мы купили первую небольшую партию за 20 тыс. рублей, вторую партию нам отшили за 70 тыс. рублей. И когда мы уже решили, что будем это делать дистанционно, то заказали большую партию на 150 тыс. рублей. И вот нам приходят эти мешки из Москвы, мы их открываем, а оттуда — какие-то тряпки отдельно, пуговицы отдельно… И в тот день мы зареклись: работать будем только сами, ни на чьем производстве шить не будем. Это было очень больно.

— А провалы были?

Андрей Тельтевский:

— После первого показа в Москве нам необходимо было принять участие еще в одном показе. На все требовалось 300 тыс. рублей, но у нас этих денег не было. При этом мы уже заявились, что будем принимать там участие. А занимать деньги у родителей — это уже как-то несолидно. И мы срочно продали свою машину. На продаже потеряли еще 100 тыс. рублей, но нам нужно было это сделать. В банке взять кредит не могли — у нас уже были кредиты, и они остаются до сих пор — это около 2 млн рублей.

— И чем все закончилось?

Андрей Тельтевский:

— Полным провалом. На этот показ у нас были большие планы, должны были быть встречи с инвесторами. Из-за этого мы задержались в Москве на две недели, потратили денег больше, чем рассчитывали, а вернулись домой просто ни с чем. Но зато после этого показа у нас появились клиенты, которые стали заказывать у нас одежду.

Инвестор и спонсор — две большие разницы

— Инвесторов так и не нашли?

Дарья Тельтевская:

— Сейчас мы ищем не инвесторов, а спонсоров. Именно спонсоров. Нам на развитие нашего дела нужно около 10 млн рублей, у нас есть бизнес-план, где все расходы четко прописаны.

Андрей Тельтевский:

— С инвесторами сейчас мы сотрудничать не хотим — мы встречались с десятком человек. Но они пытаются изменить нашу концепцию. Поэтому сейчас мы ищем спонсоров.

— А им от этого какая выгода?

Андрей Тельтевский:

— Мы строим огромную компанию, которая будет представлять Россию на мировой фэшн-арене. И каждый раз, когда нас будут спрашивать о начале нашего бизнеса, мы будем вспоминать наших спонсоров.

В новой России будут одеваться именно так

— Как при всем этом — долги, недобросовестные производители — не бросить бизнес, как продержаться?

Дарья Тельтевская:

— Нужно понимать, для чего ты это делаешь. Почему свою продукцию мы называем «одеждой новой России»? Во-первых, потому что мы шьем в Новороссийске. А во-вторых, я, как дизайнер, считаю, что в новой России будут одеваться так, чтобы своим внешним видом показывать, что они помнят о своих корнях.

Андрей Тельтевский:

— В феврале 2020 года мы переехали в помещение побольше, разместились — для нас это было достижением. Но проработали здесь всего три месяца. Из-за карантина мы были вынуждены вернуться обратно на 100 кв. м. Потеряли на этом около 50 тыс. рублей. При этом у нас пять человек персонала, которые получают зарплату, и еще есть несколько человек на аутсорсинге. И все эти люди говорят: мы вам верим, продолжайте.

— Место, в котором мы сейчас находимся – что это?

Дарья Тельтевская:

— Мы находимся в первом ресторане кубанской кухни города Новороссийска. Это заведение моих родителей, но занимаемся им мы. Все-таки от родителей мы так и не сепарировались. Кстати, без общепита мы прожили год. На базе ресторана мы проводим мероприятия — закрытые вечеринки для клиентов нашего бренда, показы наших коллекций.

— За полтора года на какой доход вы вышли, сколько вы зарабатываете?

Дарья Тельтевская:

— Примерно столько же, сколько и наши швеи — 25 тыс. рублей. На всю семью — около 50 тыс. рублей, иногда и того меньше. Но на самом деле мы понимаем это как период развития бизнеса. Развития фэшн-ретейла, который создаем своими силами. Мы продолжаем работать на перспективу.