Владимир Даль – собиратель русского языка

22 ноября исполняется 220 лет со дня рождения Владимира Ивановича Даля – писателя, этнографа, лексикографа, собирателя фольклора, хирурга, офтальмолога и… генерала МВД.

Датские корни

Владимир Даль родился 22 ноября 1801 года в поселке Луганский завод (ныне г. Луганск) в семье обрусевших датчан Ивана (Иоганна) и Юлии Даль. Известно, что Иван Даль какое-то время был придворным библиотекарем и богословом императрицы Екатерины II, но позже в Европе отучился на врача и занимался врачебной практикой. Иван Даль знал восемь языков, а его супруга – пять языков. В 1814 году Иван Даль для своего рода выслужил потомственное дворянство, как старший лекарь Черноморского флота, что позволило его сыну Владимиру Далю за казенный счет отучиться в Петербургском морском кадетском корпусе.

Когда Владимир Даль в ходе учебного плавания оказался на родине предков в Дании он сказал: «Когда я плыл к берегам Дании, меня сильно занимало то, что увижу я отечество моих предков, мое отечество. Ступив на берег Дании, я на первых же порах окончательно убедился, что отечество мое Россия, что нет у меня ничего общего с отчизною моих предков».

 

С флота в медицину

В 1819 году Даль закончил кадетский корпус с присвоением чина мичмана. С 1819 по 1824 годы проходил службу на Черном море, с 1824 по 1825 годы – на Балтике. В 1823-1824 годы был под арестом за сочиненную эпиграмму в адрес главнокомандующего Черноморским флотом Алексея Грейга и его любовницы.

В 1826 году поступил в Дерптский университет на медицинский факультет.

В 1828 году из-за русско-турецкой войны и эпидемии чумы в сражающих войсках, Владимир Даль досрочно сдает экзамены на доктора медицины и хирургии. Его отправляют в действующую армию.

В ходе сражений русско-турецкой войны 1828—1829 годов и польской кампании 1831 года Владимир Даль показал себя как блестящий военный врач. Отличился при переправе Ридигера через Вислу у Юзефува. В отсутствие инженера Даль навел мост, защищал его при переправе и затем сам разрушил его. От начальства Даль получил выговор за неисполнение своих прямых обязанностей, но Николай I наградил его орденом Святого Владимира 4-й степени с бантом.

С марта 1832 года Даль служит ординатором в столичном военно-сухопутном госпитале и вскоре становится медицинскою знаменитостью Петербурга. Что интересно – Даль проводил даже уникальные операции на глазах, не будучи офтальмологом по образованию.

 

Untitled-4

Чиновник особых поручений

Женившись в 1833 году на Юлии Андре, Даль в июле того же года был переведен в Оренбург чиновником особых поручений при военном губернаторе В. А. Перовском – деде знаменитой революционерки. А с 1841 года Владимир Даль служит заведующим канцелярией министра внутренних дел Льва Перовского – отца той самой революционерки. На этой должности Даль, как знаток разных литературных памятников, выполнял секретные поручения министра по расследованию подозрительных действий различных иноверцев и сектантов. Его доклад – «О скопческой ереси» – был даже опубликован (1844).

В отставку из Министерства внутренних дел Даль ушел статским советником, что согласно табелю о рангах приравнивалось к завнию армейского генерала.

 

Сказочник Казак Луганский

В 1832 году Даль публикует «Русские сказки из предания народного изустного на грамоту гражданскую переложенные, к быту житейскому приноровленные и поговорками ходячими разукрашенные Казаком Владимиром Луганским. Пяток первый». Это сочинение принесло ему известность в литературных кругах русской столицы. Псевдоним Казак Луганский он взял по месту своего рождения.

Министерство просвещения, посчитало «Русские сказки» неблагонадежными из-за доноса на автора книги со стороны управляющего III отделением Александра Мордвинова.

Осенью 1832 года Даля арестовали в больнице прямо во время обхода больных и доставили в Третье отделение. От больших неприятностей Даля спасло заступничество поэта Жуковского, наставника наследника престола, представившего Николаю I все происшедшее с Далем в анекдотическом свете как совершенное недоразумение. Обвинения с Даля сняли, однако нераспроданный тираж «Русских сказок» был уничтожен.

Untitled-6

Друг Пушкина

Александр Пушкин о сказках Даля отзывался с особым восторгом и похвалой. Считается, что именно под влиянием этого сборника сказок Даля Пушкин написал одну из самых лучших своих сказок «О попе и работнике его Балде» которую в последствии преподнес Далю с надписью: «Твоя от твоих! Сказочнику Казаку Луганскому, сказочник Александр Пушкин».

Есть еще один занимательный случай из дружбы Даля и Пушкина – Александру Сергеевичу очень понравилось услышанное от Даля ранее неизвестное ему слово «выползина» — шкурка, которую после зимы сбрасывают с себя змеи. Зайдя как-то к Далю в новом сюртуке, Пушкин пошутил: «Что, хороша «выползина»? Ну, из этой «выползины» я теперь не скоро выползу. Я в ней такое напишу!». Не снял он этот сюртук и в день дуэли с Дантесом. Чтобы не причинять раненому поэту излишних страданий, пришлось «выползину» с него спарывать. Даль был одним из тех, кто находился в квартире на Мойке в последние 46 часов жизни Пушкина.

Далю умирающий Пушкин передал свой золотой перстень-талисман с изумрудом со словами: «Даль, возьми на память». Когда же Даль отрицательно покачал головой, Пушкин настойчиво повторил: «Бери, друг, мне уж больше не писать».

 

Главный верблюд русского языка

Владимир Даль собирал и записывал слова для будущего словаря везде, где это только можно было сделать. Огромный материал для своего будущего Словаря он собрал во время русско-турецкой войны, в которой принимал участие как военный врач. Во время этого военного похода у Даля накопилось столько записок, что их перевозки потребовался вьючный верблюд. Однажды в военной суматохе, этого верблюда захватили турки, но потом казаки отбили его обратно и через неделю привели верблюда со всем архивом в Адрианополь к Далю.  «Таким образом, — признавался позднее Даль, — начало русского Словаря было избавлено от турецкого плена…»

111

С чего все начиналось?

В 1819 году Владимир Даль, тогда еще молодой мичман выехал из Петербурга. Мичманский мундир его не грел, он мерз и сжался в санях. Ямщик в утешение продрогшему мичману сказал, указывая на пасмурное небо: «Замолаживает». Даль переспросил: «Как замолаживает?» Ему было не совсем понятно, о чем идет речь.

И ямщик объяснил значение слова: «замолаживает» — значит, небо становится пасмурным, а это верный признак к оттепели.

И Даль, несмотря на мороз, окоченевшими от холода руками достал из кармана записную книжку и записал это слово: «Замолаживать – иначе пасмурнеть», в Новгородской губернии значит «заволакиваться тучками, говоря о небе, клониться к ненастью». Так было положено начало великому словарю, после этого случая Даль всегда носил с собой записную книгу, куда заносил неизвестные ему слова.

 

Словарь. Просто факты

4 тома.

660 страниц.

47 лет упорного и ежедневного труда.

200 000 слов.

30 000 поговорок, пословиц и загадок.

И все это «Толковый словарь живого великорусского языка» Владимира Ивановича Даля.