Ветеран войны Николай Небожинский рассказал о выводе советских войск из Афганистана

  • Материалы
  • 15 февраля 2019, 20:44
  • 246

В Краснодарском крае проживает 11, 5 тыс. участников войны в Афганистане.

Участник войны в Афганистане Николай Небожинский хорошо помнит каждый свой день, проведенный в горячей точке.

«Афганистан начался так тихо, незаметно. Если приказ подписали 25 декабря, первый экипаж у нас ушел 28 или 25 декабря 1979 года. Ушел как будто в обычную командировку — нам не объявляли, что это война. И уже в апреле 1980 года пришел первый цинковый гроб», — сказал майор авиации, участник боевых действий в Афганистане Николай Небожинский.

Девять лет, один месяц и 18 дней — ровно столько длилась война, Родина встретила больше 15 тыс. цинковых гробов. В горячую точку отправляли всех подряд, чаще — молодых парней.

Николаю Небожинскому тогда было 26 лет. Их эскадрилью направили в Кандагар. «Ад для чужих и своих» — так называли этот афганский город. Здесь находился аэропорт, куда везли боеприпасы и продовольствие, а обратно отправляли раненных и убитых. Летчик отмечает, что работали строго в связке с наземными группами. Задача одна — преследовать и уничтожать врага с воздуха. До сих пор он помнит в деталях операцию на границе с Ираном, Афганистаном и Пакистаном, когда их Ми-8 подбили с земли противники. Практически весь экипаж спасся благодаря слаженным действиям.

«Вертолет прошел, врезался в скалу и взрывом наполнил парашют правого летчика. Его отбросило от горящего вертолета. Мне было проще, потому что крен был левый — я вывалился, парашют открылся, и открытие совпало с грубым касанием об скалы бортовой техники», — поделился майор авиации, участник боевых действий в Афганистане Николай Небожинский.

Николай признается, что таких ситуаций было слишком много, чтобы полюбить жизнь, — 960 боевых вылетов, рельеф горячей точки был изучен с неба очень детально. За три года Афганистана майор научился ориентироваться в горах, заброшенных кишлаках и аулах, зачастую полных врагов, а летом терпеть экстремально высокую температуру. Николай говорит, что именно желание выжить и объединяло разные народы.

Армяне, украинцы, русские, молдаване — да что там национальность, не делили даже на рода войск. Вместе со спецназом строили баню, с десантниками отмечали праздники, с пехотинцами хоронили друзей. А на утро опять вместе шли в бой.

«Мне нравилось, что каждый вечер на завалинке сидели со спецназом. Командир спецназа от нечего делать заставлял солдат заправлять кровати, проводить тренировки по рукопашному бою», — рассказал майор авиации, участник боевых действий в Афганистане Николай Небожинский.

Летчик поделился, что когда они оставались все теми же полными надежд 20-летними ребятами, только почему-то с резко седеющими волосами, главное для них было — просто продолжать жить.

«Мы удерживали часть территории, помогали афганцам не только воевать. Строили больницы, открывали школы, помогали продуктами, горючим, техникой. И уже потом, если перескочить через несколько десятилетий, когда наши бывшие афганцы приезжали в Афганистан, их там встречали очень радушно», — отметил президент Центра прикладной социологии и политологии, член Общественной палаты Краснодарского края Геннадий Подлесный.

После горячей точки у Небожинского было еще много вылетов и новых друзей. Сейчас он на заслуженном отдыхе, а на груди имеется три ордена. Два из них Красного Знамени. Даже 30 лет спустя Афганистан — незаживающая рана для майора авиации. Лица сослуживцев, звуки бомбежек и автоматные очереди летчику снятся до сих пор.

Фоторепортаж митинга в Краснодаре к 30-летию вывода советских войск из Афганистана можно посмотреть здесь.

Авторы: Вероника Веретенникова