«Университетский» Карасун: что будет на месте снесенных гаражей?

Судьбу самого большого озера в Краснодаре обсудили с экспертами в аудиочате телеграмм-канала «Кубань 24. Важное».

«Университетский» Карасун (его называют так по месту расположения, он находится за КубГУ) по своим размерам, дислокации и, главное, красоте мог стать настоящей визиткой кубанской столицы и любимым местом отдыха для многих людей. Но не стал. Какие сейчас есть  перспективы благоустройства этой территории? Появится ли на месте недавно снесенных гаражей зеленая зона с экотропой, о чем так мечтают жители, или и эта территория будет пущена под застройку?

Этот и другие вопросы наш журналист обсудила с Артемом Саламатиным, начальником отдела комфортной городской среды департамента городского хозяйства  и ТЭК администрации Краснодара, Олегом Шаталовым, начальником отдела экологии департамента городского хозяйства и ТЭК администрации Краснодара, Станиславом Прасолом, заместителем начальника управления муниципального контроля администрации Краснодара, Мирославом Вальковичем, урбанистом, участником краснодарского движения «Городские решения», Еленой Шуваловой, лидером движения «Помоги городу», Олегом Магомадовым, председателем общественного совета по благоустройству территории Карасун-Селезнева,  Андреем Моисеевым, координатором проекта по очистке и зарыблению городских водоемов.

01
Фото Юлии Симатовой, «Кубань 24»

Все идет по плану?

Буквально на днях в соцсетях был опубликован  план застройки территории у Карасуна 2014 года, согласно которому у озера  есть кафе, фонтаны, жилые дома и даже спортшкола, но нет зеленых рощиц, теневых дорожек и полянок со свежей травкой. О таком ли благоустройстве озера мечтают местные жители?

sp_magomadov

Олег Магомадов:

— Я не только председатель общественного совета по благоустройству этой территории, а прежде всего, человек, который живет у этого озера почти половину века. Там прошло мое детство, да и вообще, можно уже сказать, большая часть жизни. Как и многие местные жители, я очень привязан к этому озеру и, конечно, переживаю о нем и территории вокруг него.

Этот инвестиционный проект, о котором сейчас идет речь, передал мне архитектор, который принимал непосредственное участие в его создании. Частично проект был реализован, но не так, как хотел его создатель, мечтавший о красивой рекреационной зоне, а так, как было интересно застройщикам. В результате была вырублена (вопреки желанию местных жителей) сосновая роща, а само озеро засыпано на 25%. Я помню, как всему району бегали белки, которые не знали, куда им податься. Это было жуткое зрелище.

Сейчас на этом месте стоит высотка, придомовая территория которой примыкает почти к самой кромке воды. Жители ее благоустроили, выложили плиткой, сделали детские площадки, но также и огородили забором, перекрыв, таким образом, остальным людям доступ к воде. После обращения горожан в компетентные органы, открыть калитку на вход домовладельцев все-таки принудили. Но разве это удобно для прогулки?

Мы не хотим повторения ситуации: границы озера должны остаться незыблемыми. Не нужен нам и урбанистический ужас со скейт-парком, плиткой и прочим трэшем, как в Дмитриевском сквере. Карасун — это природный объект. И мы хотим иметь свободный доступ к нему по всему периметру, как оно всегда и было, но чего сейчас нет,  и благоустроенную (с мусорными урнами и подсветкой) вокруг него экотропу.

sp_valkovic

Мирослав Валькович:

— Общемировой тренд  сейчас – это природный дизайн, в котором минимум человеческого вмешательства и максимум природного естества. Он практикуется везде. К счастью, нам не надо как в других городах сносить строения и возвращать природу. У нас она есть. Главное, сохранить и приумножить то, что мы имеем.

02
Фото Юлии Симатовой, «Кубань 24»
sp_shuvalova

Елена Шувалова

— Линейный парк «Карасуны» закреплен в стратегии социально-экономического развития Краснодара, в генплане Краснодара и проекте землепользования и застройки. Но понимаю настороженность жителей — сама выросла в этом районе, в детстве купалась в этом озере, в школе — накручивала круги по его периметру на физкультуре, и тоже очень люблю этот Карасун.  И не хочу, чтобы озеро страдало, претерпевало надругательства в виде бетонных габионов, теряло свою водную гладь, а вместе с ней, и экосистему.

Радует, что Краснодар вошел в пилотный проект Минстроя и Министерства экологии и природных ресурсов РФ по созданию водно-зеленого каркаса России. А одна из его важнейших задач — это создание в урбанизированной среде максимально природных территорий, сохранение природного разнообразия и минимальное количество мощения, запечатываемых поверхностей, и особенно в существующих рекреационных общественных объектах.

Сейчас нам надо сохранить уже то, что осталось. И сделать это можно только совместно с городской, региональной и федеральной властью. Я знаю, что Евгений Первышов ратует за появление Линейного парка «Карасуны». И сейчас администрация Краснодара ведет большую работу по исследованию земельных участков вдоль всех Карасунских озер и определяет их дальнейшую судьбу.

Так, например, в Народном парке на КМР все земельные вопросы у озера разрешены: практически все участки выкуплены либо переведены в муниципальную собственность, разработана концепция и готовится проект для программы «Комфортная городская среда». И все это благодаря активности жителей и инициативе движения «Помоги городу».

Но «Университетский» Карасун  очень проблемный: земля вокруг него, в том числе и федеральная (50 метров от водной глади) почти по всему периметру была продана в частные руки. Так, буквально в урез воды, не оставляя пространства для создания непрерывной экотропы, примыкают участки нового недостроенного дома и двух более давних. Сейчас администрация города ведет работу по анализу всех земельных участков и ищет возможности перевода примыкающих к озеру в муниципальную собственность.

03
Фото Юлии Симатовой, «Кубань 24»

Идет процесс по изменению статуса из «озер» в «пруды». Но многие жители и эксперты с этим не согласны и обеспокоены тем, что частные лица – владельцы земельных участков теперь вообще перекроют доступ к воде.

Действующий мэр нашего города приложил много усилий для того, чтобы решить земельные вопросы в КМР.  Но кто это будет делать  на «Университетском» Карасуне? Продолжит ли новый глава города выбранную Евгением Первышовым стратегию по созданию Линейного парка? Когда будут проведены работы по определению водных границ озер? Когда и за чей счет  будут проведены работы по межеванию и постановке на кадастровый учет всех прилегающих к водной глади земельных участков? Все эти вопросы очень сильно беспокоят жителей города и экспертов.

И вид сквозь решетку?

Олег Магомадов:

— Компании «Кабер», достраивающей сейчас заброшенную на берегу многоэтажку, принадлежит порядка половины береговой зоны в урез водной глади с северной стороны озера. В том числе, сквер Селезневский у школы № 49 и остаток зеленой набережной, пока еще нетронутый «благоустройством».

Елена Шувалова:

— Евгений Первышов подтверждал, что этот участок уже разделили на несколько частей, и та, где находится сквер Селезневский, должна перейти в муниципальную собственность.

На каком этапе этот процесс? Артем, есть ли у вас в работе сквер Селезневский?

sp_salamatin

Артем Саламатин:

— Сквер Селезневский еще обременен правами третьих лиц, и мы пока там не участвуем. Сначала надо ввести дом в эксплуатацию (для этого нужна определенная площадь земельного участка), и только после этого возможен раздел земли. Но это вопрос не нашего департамента. Мы — исполнители, какой участок получим, такой и будем благоустраивать.

Олег Магомадов:

—  Я видел проект застройщиков. На этой территории они хотят сделать волейбольную площадку, места для загара на шезлонгах и еще много интересного. Застройщики — московская компания, они временщики, и договариваться могут о чем угодно. Но на их место придут собственники жилья, которые однозначно поставят забор, и скажут, что это их земля, как это делают сейчас все домовладельцы, и те же «Чистые пруды» рядом. И таким образом, проход к озеру для горожан станет закрыт практически со всей его северной части.

Но ведь Карасун — это не лужа, не пруд, как нам пытаются сейчас внушить. Это большое озеро в центре южного города, природная достопримечательность всего Краснодара.

04
Фото Юлии Симатовой, «Кубань 24»

В декабре прошлого года местные жители были возмущены новым забором, который застройщики протянули от недостроенного дома в природную зону. Тогда его необходимость объяснили строительством габионов вдоль кромки воды и обещали, согласно договору, убрать до 1 февраля, или в случае плохих погодных условий до 1 марта. Сейчас уже середина июня, и  он до сих пор стоит. Люди переживают, что этот забор  теперь навечно.

Олег Магомадов:

— В телефонном разговоре 1 февраля наличие забора застройщики объяснили плохой работой подрядчиков: те их подвели, свою работу по берегоукреплению не выполнили. Они обратились за продлением разрешения, и его получили.

Я плаваю по озеру на сабдоске и вижу, что происходит за забором. Там, действительно, ничего не сделано и  по сей день. Другое дело, что участок перегорожен уже более полугода, берег за ним отсыпан камнями, а все камыши, в которых весной гнездятся утки с утятами вырублены.

sp_prasol

Станислав Прасол:

— Застройщики это разрешение продлевают каждый месяц,  и сейчас оно действительно до 30 июня. Законом такая возможность предусмотрена, и мы никак повлиять на эту процедуру не можем. Но не думаю, что это будет бесконечно. В интересах застройщика поскорее все закончить и сдать многоквартирный дом в эксплуатацию.

Олег Магомадов:

— Понятно, что рабочий забор когда-то будет убран, но на его месте собственники поставят новый, который станет выполнять уже другие функции. Ясно, что для продажи квартир строительная компания и волейбольную, и теннисную площадки построят. Но что это даст горожанам? Большой замок и вид на озеро сквозь сетку забора? Застройщики уже и так отодвинули сквер на десять метров. А потому уже сейчас мы требуем организации доступа к озеру по утвержденному проекту. И не через калитку, которая то открыта, то нет.

Мирослав Валькович:

—Мы сейчас говорим об «Университетском» Карасуне, но не надо забывать, что он лишь один из семнадцати сохранившихся водоемов. И чтобы линейный парк «Карасуны» состоялся, и люди могли прогуливаться от  КМР, через Пашковскую, Солнечный остров в центр города, к Вишняковскому скверу, проход  вдоль «Университетского» Карасуна обязательно должен быть открыт.

05
Фото Юлии Симатовой, «Кубань 24»

Снести нельзя. Оставить?

Жители микрорайона не раз обращались и в городскую администрацию и прокуратору о сносе заборов с южной стороны Карасуна.  Тех, которые установили члены гаражного кооператива для организации личных пляжей и купаленок. Один забор демонтировали, но на его месте вырос новый. В чем причина? Что надо сделать, чтобы проход вдоль озера снова стал открыт?

Елена Шувалова:

— И еще один забор перекрывает доступ к озеру — и это забор КубГУ. На письмо Общественного совета по развитию территории Селезнева-Карасун мы получили официальный ответ,  что земельный участок это их собственность и забор убирать они не собираются.

Станислав Прасол:

— Члены гаражного кооператива обжаловали наше постановление о демонтаже заборных ограждений. Суд в двух инстанциях признал его незаконным. Мы уже подали кассационную жалобу на эти судебные акты и теперь ждем назначения даты судебного заседания. Он будет в Четвертом кассационном суде.  Надеемся, что этот суд отменит ранее вынесенные судебные акты и откажет в удовлетворении требования о признании незаконными наши постановления о демонтаже этого забора.

Елена Шувалова:

— А какие аргументы против? Почему демонтаж незаконный? А законно, что они стоят? Ведь эта территория по-прежнему еще пока федеральная собственность, а и не может быть во личном владении хозяев заборов.

Станислав Прасол:

— Суд говорит, что администрация города не имеет права на озере Карасун выдавать предписания о демонтаже заборов, потому что это федеральная собственность.

Елена Шувалова:

— То есть предписание должно выдать министерство природных ресурсов Краснодарского края? Я правильно понимаю?

Станислав Прасол:

— Я не могу говорить о полномочиях министерства природных ресурсов Краснодарского края. Давайте дождемся суда кассационной инстанции, узнаем его решение.

Олег Магомадов:

— А когда он будет? И какой номер дела? Мы будем следить.

Станислав Прасол:

— Согласно информации сайта суда, 17 мая дело направили в Четвертый  кассационный суд. Согласно сайту этого ведомства, дата заседания еще не назначена. Но, я думаю, в ближайшие месяц-полтора это произойдет. Номер дела  2А-5059/2020.

06
Фото Юлии Симатовой, «Кубань 24»

Елена Шувалова:

—У нас есть еще одна угроза – розданные в частную собственность  участки со стороны дамбы.

Олег Магомадов:

— Там красивая хвойная рощица, место, где ни в коем случае нельзя допускать строительства кафе. Для природного объекта это наихудший вариант. На мой взгляд, надо добиться для озера и его прибрежных зеленых земель статуса ООПТ (особо охраняемой природной территории).

Лена Шувалова:

— У нас не так много в городе осталось рекреационных зон. Нам: и чиновникам, и бизнесу, и горожанам — надо, объединившись, защитить эту территорию и сохранить эту рощу.

У меня есть предложение: пока мы упираемся в недостроенный дом и не можем разобраться с межеванием участков, давайте это место обойдем и, несмотря ни на что, сделаем непрерывную тропу вокруг всего озера. Только на этом участке пустим ее по верхней дороге (между недостроем и садиком).

Артем, такое возможно?

Артем Саламатин:

— Любой проект начинается с земли. Для начала необходимо сформировать земельный участок, чтоб на его благоустройство можно было закладывать какие-то бюджетные средства. Формируют участки и делают предварительные схемы на их формирование в департаменте архитектуры. Соответственно, изначально тут вопрос не к нашему ведомству. Но можно попробовать им такой запрос написать. Правда, сейчас идет работа по постановке на кадастровый учет водных объектов.

Елена Шувалова:

— Водные объекты нельзя поставить на кадастр и перевести в муниципальную собственность до тех пор, пока вся земля периметра озера не будет принадлежать муниципалитету. Законы этого не  разрешают. Так нам сказали в бассейновом управлении.

07
Фото Юлии Симатовой, «Кубань 24»

Лунный пейзаж мусорных свалок

Обходная тропинка пока невозможна и по другой причине. Верхняя часть сквера Тенистого постепенно превращается в огромную мусорную свалку. Размеры завалов уже вызывают тревогу. Как остановить загрязнение?

Олег Магомадов:

— Беспредельная ситуация и больная тема для всех местных жителей:  в контейнеры и рядом, прямо на дорогу в ямы, под покровом ночи выбрасывают отходы предприниматели Восточного рынка. А ветер их разносит по всей округе. Площадь загрязнения ежедневно увеличивается. Но баки стоят в отдалении от домов, и ситуация с ними никем не контролируется.

Артем Саламатин:

— Этот вопрос к администрации Карасунского округа. Сквер Тенистый, по сути, еще не сформирован, и к нам отношения пока не имеет. Сейчас есть постановление о разработке проекта его межевания, департамент архитектуры вносит для этого необходимые корректировки.

Елена Шувалова:

— Мы мечтаем встретиться на этом озере с мэром Краснодара. Я знаю, что Евгений Первышов с особым вниманием относится к Карасунам и хочет, чтобы Линейный парк состоялся. Надо ему показать, насколько там все плохо. И насколько минимальными силами и с учетом пожеланий горожан можно сделать все хорошо. Экотропа, освещение и мусорные баки – это все о чем мечтают сегодня жители. И из заброшенного и замусоренного природного объекта появится полноценная  зеленая зона с другими социальными сценариями. Вместо бездомных людей и неравнодушных к алкоголю местных жителей, мы там увидим увлекающуюся спортом молодежь и семейные пары с детьми. Среда все же определяет сознание.

И спорт, и зелень

А что будет на месте снесенных гаражей? Какую часть земли отдадут под ФОК, и что перейдет в рекреационную зону для людей?

Олег Магомадов:

— Нам известно, что в городе катастрофически не хватает спортивных школ и помещений для занятий секций. Но почему огромный ФОК, типовой проект которого подразумевает не только уродливую коробку, но и сотни квадратов закатанных под асфальт парковочных мест, надо делать именно у этого многострадального озера?

Мирослав Валькович:

— За долгое время существования гаражного кооператива на этой территории естественным образом выросли прекрасные деревья. Сейчас, когда снесли все строения (правда, мусор так и остался) перед нашим взором открылся готовый (с небольшим промежутком) сквер. Если его привести в порядок и благоустроить, выйдет отличная зеленая зона.

Но дело в том, что по Генплану там действительно должен находиться спортивный объект — здание детской спортивной школы. Ведь, насколько я знаю, еще изначально в архитектуре концепцию этого Карасуна определили, как спортивную и планировали там сделать спортивную точку притяжения.

Однако спортом необязательно заниматься в помещении. В Краснодаре погодные условия позволяют практически круглогодично тренироваться на открытом воздухе. И на территории в 18 тысяч квадратных метров  хватит места для площадок многих видов спорта. При такой организации занятий и деревья останутся живы, и спортсмены не окажутся в проигрыше.

Более того, если мы говорим о необходимости пропаганды для детей и молодежи здорового вида жизни и спорта то, что может быть лучше наглядного примера? Вдоль этой территории идет дорожка, связывающая две магистральные улицы Краснодара — Ставропольскую и Селезнева. По ней постоянно ходят люди. Они будут видеть, как молодежь занимается спортом, и задаваться вопросом, а почему бы и им не попробовать?

А потому считаю, что эта зеленая территория вполне может быть и должна быть под спорт, но под открытым небом.  Тогда это всем будет интересно.

Олег Магомадов:

— Эта идея частично реализована на стадионе КубГУ. И зимой, и летом он просто забит любителями спорта. В свободное от учебных занятий время горожане там играют в футбол, бегают, подтягиваются на турниках… Прекрасный вариант и для нашего озера!

09
Фото Юлии Симатовой, «Кубань 24»

Пойдем, поплаваем?

sp_shatalov

Олег Шаталов:

— Прежде чем создавать Линейный парк «Карасуны» и благоустраивать территорию вокруг водоемов, хорошо было бы сначала почистить сами Карасуны. Этого не делали десятки лет, и водоемы сейчас не в лучшем состоянии. Необходимо открыть подземные ключи (они там есть), снять ил, выбрать мусор, накопленный годами. В воде должен присутствовать кислород. Его наличие положительно скажется, в том числе, и на обитателях водоема.

Но после благоустройства механическую чистку сделать сложно. Когда  пройдет земснаряд, на берегу останутся земляные валы и ничего больше!

Кстати, в России есть прекрасные примеры использования иловых отложений для укрепления береговой линии. Им выкладывают 1,5-2-х метровую дорожку вдоль кромки воды и засеивают многолетней травой. Такой экоберег очень красив, а главное, в отличие от бетонных габионов, безопасен для экосистемы водоема.

Олег Магомадов:

— Мы делали анализы воды в прошлом году, я сам отвозил пробы в Водоканал. Озеро чистое. Конечно, по мере роста температуры  вода у берегов меняет свои качества, но по центру Карасуна — остается вполне пригодной. И даже для купания.

Олег Шаталов:

На мой взгляд, купаться там можно. Но для того, чтобы все было хорошо, нужно выполнить определенные санитарные требования: выделить территорию и организовать пляж, определить службу обслуживания, регулярно выполнять забор воды и проводить необходимые анализы. Я не вижу в этом проблем и знаю, что в архитектуре проекты пляжных территорий там прорабатывали.

Мирослав Валькович:

— Если мы говорим о пляжах для купания, то загрязнения необходимо рассматривать по показателям трех составляющих – механических, химических и микробиологических патогенов. И если мы возьмем, к примеру, воду в Кубани, то по механическим и химическим данным она вполне пригодная для купания, а по микробиологии — совершенно нет. Земснарядами можно очисть механические и химические загрязнения, но не микробиологические.

Олег Шаталов:

— Источников сбросов я не нашел, визуально не определил, но возможность внешнего загрязнения водоема не исключаю. Например, у нас из ливневых стоков туда может попасть все, что угодно. А потом процессы гниения могут происходить и при заиливании озера.

Но если это все исключить, то преград для купания я не вижу. Главное, чтобы были необходимые условия пляжи. Архитектуре их необходимо предусмотреть генеральным планом по развитию территории  и определить для них место. А дальше его надо делать в соответствии с требованиями.

А по чьей инициативе должны проходить заборы воды?

Мирослав Валькович:

— В любом случае разрешение дает Роспотребнадзор, а обращается в ведомство собственник. Если собственник — муниципалитет, то именно он должен обратиться к ним для выделения соответствующего разрешения. А Роспотребнадзор сам проводит анализы и дает разрешение.

10-1
Фото Юлии Симатовой, «Кубань 24»

Олег Шаталов:

— Ежегодно в весенний период Роспотребнадзор начинает проводить отбор проб всех водных объектов, и наши службы делают это вплоть до середины осени. И если есть какие-то превышения, то нам об этом сообщают. Если на Карасуне будет когда-то пляж, то такие исследования там будут идти протяжении всего купального сезона.

Что там на дне?

Андрей, вы погружались на дно Карасуна, и видели ситуацию с другой стороны водной поверхности, той, что скрыта от наших глаз. Скажите, в каком состоянии озеро, насколько оно изнутри визуально чистое?

sp_moiseev

Андрей Моисеев:

— Мы сегодня много говорили о внешней красоте Карасуна, к сожалению, о внутренней составляющей такого сказать нельзя. И если мы сейчас займемся благоустройством территории без предварительной очистки озера, то лет через 10-15 гулять по экотропе и сидеть на освещенных лавочках мы будем вокруг болота.

Карасуны не только заиливаются, они забрасываются мусором. И не просто  фантиками и обертками, а строительными отходами и даже резиновыми покрышками.

По опыту моих личных погружений, могу сказать: чем лучше набережная, тем грязнее сам водоем. Трафик людей увеличивается, и если дорожки кто-то убирает, то водную гладь не чистит никто.

Так, например, дно Карасуна с бетонной набережной в КМР метра на полтора глубиной даже не из ила, а из бутылок, банок, пакетов и прочего. Все эти отходы дают коррозию, химическую реакцию, и пагубно влияют на экологическое состояние всего водоема. Уверен, что если и «Университетское» озеро «благоустроят» бетоном и плиткой, то вопрос о пляжах и купании отпадет сам  по себе в воду никто уже не полезет.

До начала каких-либо работ необходимо провести грамотную экспертизу состояния самого Карасуна. Есть специальные организации, например, Азово-Черноморский НИИ, который делает штудирование, анализируют все слои дна, определяют, что там гниет  и дает негативные последствия, и что еще живо, что положительно влияет на его состояние.  Специалисты пишут свои рекомендации, в том числе и по углублению озера и по заселению флорой и фауной.

Без этого все работы станут профанацией. Вспомните, как во время организации Народного парка в КМР в Карасун посадили красивые лотосы. Сейчас он уже больше, чем на половину закрыт листьями этого растения. И  если в скором времени их не убрать, то года через два-три года озеро умрет.

Мое мнение, что в первую очередь необходимо обращать внимание на состояние  самого водного объекта: на насыщенность его кислородом, на щелочной состав воды.  А можно ли в нем купаться, и где ставить лавочки надо решать уже потом.

11
Фото Юлии Симатовой, «Кубань 24»

Но у меня  есть вопрос, когда Карасуны будут переданы в муниципальную собственность, какое ведомственное учреждение станет следить за их  экологическим состоянием, отслеживать браконьеров, которые там орудуют и прочим? Кто контролировать эти процессы будет?

Мирослав Валькович:

— А до этого кто курировал и кто ухаживал?

Андрей Моисеев:

— Когда эти водные объекты находились в федеральной собственности, то присматривали за озерами подведомственные учреждения – федеральные агентства по рыболовству.

Мирослав Валькович:

— И они ухаживали?

Андрей Моисеев:

— Они не ухаживают, а отвечают за экологию. Если поступали обращения о сливе в водоем канализации, то  контролировала процесс не городская администрация, а агентство по рыболовству, конкретно —  Азово-Черноморский отдел.

Олег Шаталов:

— Да, рыбники контролируют биоресурсы и отслеживают любое негативное воздействие на них. Но все же, водные объекты федерального реестра относятся к Кубанскому Бассейновому Водному Управлению. Правда, федерального бюджета на их содержание нет, поэтому возникает много вопросов по качественному состоянию и реки Кубань, и Карасунов непосредственно.

Горожане переживают об освоении собственниками близ лежащих к водоемам земель, но у мэра Краснодара Евгения Первышова четкая установка на создание Линейного парка «Карасуны». И я надеюсь, что результаты работы городской администрации  скоро будут видны.

Более того, переход этих водоемов в муниципальную собственность позволит тратить на их содержание бюджетные деньги, что сейчас крайне необходимо для их сохранения. Карасуны в плохом состоянии, они загрязнены, им нужна очистка и реабилитация.

Кто поест орех?

Олег Шаталов:

— Надо решать проблему не только с лотосами в Карасуне  Народного парка, но и с кувшинками технических водоемов за Администрацией Карасунского округа, где растения лежат сплошным полотном и заболачивают территории. Необходимо сдерживать их разрастание.

Мирослав Валькович:

— Это водный орех. Он, по воспоминаниям современников, произрастал там еще во время приходов казаков. Поэтому и старица изначально называлась Ореховатый. Просто в зависимости от погодно-климатических условий он либо сильно разрастался, либо погибал.

12
Фото Юлии Симатовой, «Кубань 24»

Олег Шаталов:

— Но сейчас орех настолько разросся, что лежит плотным одеялом. Нам два года назад нам Роспотребнадзор и министерством природных ресурсов  Краснодарского края дали заключение экспертов КубГУ и Дендрария о необходимости очистки водоема от растений. Мы тогда попытались зайти на него инициативным способом. Но не получилось. Водоем не был в муниципальной собственности, и мы не могли им распоряжаться.

Андрей Моисеев:

— Зарастание водным орехом не только от погодных условий зависит, но и от наличия в водоеме рыбы, которая его поедает. Так, например, охладители ТЭЦ ежегодно зарыбляют белым амуром и толстолобиком, которые фильтруют эту воду и чистят, чтобы вода в этих охладителях была в надлежащем состоянии. Также и Карасунам требуется не только механическая очистка, но и биологическая мелиорация. Азово-Черноморский НИИ дает заключение по каждому водоему, сколько и какой рыбы необходимо туда запустить, чтобы он не погиб, и чтобы рыба выполняла свою функцию.

Елена Шувалова:

— А сколько такое исследование может стоить?

Андрей Моисеев:

— Не миллионы. Работа по одному водоему обойдется около 100 тыс рублей.

Елена Шувалова:

— Это подъемная цифра для муниципалитета.

Олег Шаталов:

— Если определят службу, которая будет заниматься этими объектами, я думаю, и тут несложно будет найти специалистов, которые пройдут проектную документацию и сделают заключение по водным объектам. Больших затрат не вижу.

Мирослав Валькович:

— У нас есть центр озеленения МКУ. Мне кажется, этот вопрос для дальнейшей проработки надо полностью поручить им. Раз теперь водоемы в муниципальной собственности, то пусть ими плотно и занимаются. Можно дополнительно специалистов по водным объектам добавить.

Олег Шаталов:

— Сейчас нет смыла дублировать работу Роспотребнадзора. Когда Карасуны перейдут в муниципальную собственность, и будет потребность в подобных исследованиях, тогда их и проведем.

Мы постоянно мониторим состояние водных объектов. В жаркий период времени в Пашковском районе случается замор рыбы. Вызываем специалистов Россельхознадзора, сдаем им погибшие экземпляры. По результатам анализов, узнаем о кислородном голодании рыб. И тут нужна в первую очередь механическая очистка и углубление водных объектов. А только потом и биологическая, без нее мы тоже никуда не придем.

13
Фото Юлии Симатовой, «Кубань 24»

Есть много решений, и все они реализуемы. Но муниципалитет сейчас не может тратить бюджетные средства на эти мероприятия. Мы уже много лет бьемся за присвоение Карасунам статуса муниципальной собственности, чтобы те решения, которые предлагают сейчас горожане, в том числе и по благоустройству территорий, стало возможно реализовать. Ведь экосистему города составляют не только зеленые насаждения, но и водные объекты. Они должны находиться в таком состоянии, чтобы продолжать жить.

Но пока ждем решений по приему водных объектов в муниципальную собственность.

Справка «Кубань 24»

Карасун Калининской балки — самый большой водоем некогда равнинной реки, вытекавшей в станице Старокорсунской и впадавшей в Кубань. Ее исчезновение стало результатом активного освоения людьми кубанских земель. Сегодня от реки остались лишь семнадцать озер, о происхождении которых большинство новожилов Краснодара даже и не догадывается.