«Сердце колотилось, руки трусились и потели, страх охватывал неимоверный — мы выезжали под обстрелами»

Корреспондент «Кубань 24» побывала в центре выдачи гуманитарной помощи беженцам из Украины и узнала, почему не надо передавать деньги родственникам в зону боевых действий, что востребовано под обстрелами, и чем мы можем помочь тем, кто потерял там все и приехал начинать новую жизнь в Краснодар.

За пятую сотню

Еще нет и десяти утра, но волонтеры фонда продовольствия «Русь» и городской общественной организации «Союз многодетных семей «Кубанская семья» уже открывают пункт выдачи: по их словам, поток людей, нуждающихся в помощи, значительно увеличился, ждать некогда. И действительно, не успела я снять куртку, как раздался телефонный звонок:

— Дети в семье есть? Миграционки на руках? — узнает подробности  одна из девушек-волонтеров. — Тогда приходите за продуктами. Вещи у нас тоже есть, правда не новые, б/у, но в хорошем состоянии. А вот насчет детского сада подсказать не могу, делайте так, как вам сказали в соцзащите.

bej_05
Фото Юлии Симатовой, «Кубань 24»

Продуктовые наборы, аккуратно разложенные по пакетам, стоят в углу комнаты. Заглядываю — мука, сахар, консервы, крупы, растительное масло, шоколадные пряники. Рядом с ними отдельным пакетом — мыло, зубная паста, щетки и другие предметы личной гигиены. За день, по словам волонтеров,  за ними приходят порядка 8-10 семей.

— Консультации по правовым вопросам мы не оказываем, но люди все равно нас расспрашивают. Они ж ведь здесь ничего не знают, приходят потерянные, это же для них стрессовая ситуация, — объясняет мне сотрудница фонда Анастасия. — Мы им даем телефоны горячих линий ведомств, где они смогут получить необходимую информацию.

По ее словам, первое время шли беженцы из пригородов Донецка и Луганска, сейчас в основном из Мариуполя. Смотрю на таблицы в компьютере — список обратившихся преодолел пятую сотню.

На свой риск

Хлопнула дверь: молодая пара с двумя детьми. Говорят, чудом выбрались из Мариуполя, границу пересекли 22 марта. Приехали в Краснодар к родственникам.

— Мы не знали, есть зеленый коридор или нет его. Неоткуда было узнать. В Мариуполе нет связи, как нет ни света, ни воды, ни газа. Просто рискнули и поехали, — делится Ирина Бургунцова. — А что оставалось делать? На улице –10 °С, в доме –3 °С. После прилета снарядов в огород у нас вылетели все стекла, со стен попадал на землю сайдинг, побилась крыша, даже кирпичный забор рухнул… Мы перебрались к сестре, она жила в другом районе города, и сидели с ней в подвале.

Но и там, как оказалось, не лучше: темно, воздух тяжелый, влажный. Фонарик женщины включали в исключительных случаях: заряжать его негде, а батареек не купить. Магазины в городе не работают или разграблены, ничего не продается. А деньги превратились в фантики, работал лишь бартер: к примеру, меняли алкоголь на картошку, сигареты на гречку.

bej_04
Ирина Бургунцова с семьей. Фото Юлии Симатовой, «Кубань 24»

— Зашли российские войска в наш район или нет, мы не знали. Каждый день складывался одинаково — обстрелы утром, обстрелы вечером. В подвале все слышно и очень страшно. Жили на тех продуктовых запасах, что были. Для чая топили снег. До сих пор не верится, что мы выбрались. На границе 12 часов простояли, там много желающих выехать в Россию людей, и все с мариупольскими номерами.

Завтра Ирина поведет дочку в школу, правда, пока только узнать: примут ли ее и что надо приготовить для занятий. Сама Кира надеется завести в Краснодаре друзей, она в России еще никого не знает.

— Моя лучшая подруга осталась в Мариуполе, другие две успели выехать на западную Украину, еще об одной ничего не знаю, — рассказывает девочка. — Думаю, в школе у меня появятся новые подружки. Волнуюсь только, потяну ли я русский язык, у нас такого предмета не было. Знаю, по сути, только буквы и разговорную речь. Но я буду стараться.

А вот для постановки младшего ребенка в очередь на садик нужна регистрация, а эту процедуру супружеской паре еще только предстоит пройти.

Новые перспективы

Елена Ахмина вспоминает момент отъезда из Мариуполя с ужасом:

— Сердце колотилось, руки трусились и потели, страх охватил неимоверный — начался обстрел нашей улицы. А желающих выехать в Россию — колонна из семи машин. Все груженные, с детьми. Это был ад. Но нам повезло, никто не погиб, и машины остались на ходу, их только побило осколками, — рассказывает женщина. — А могли бы разделить судьбу тех горожан, кто так и остался лежать на дороге. В Мариуполе сейчас можно много трупов увидеть на улицах: и детских, и взрослых. И в бомбоубежища снаряды попадают,  и в жилые дома, как у моей знакомой. Тела хоронят массово, возле дворов, подъездов, и никто погибшим учета не ведет.

По словам женщины, как только в ДНР дали «зеленый коридор», они сразу поехали в Россию. Но, к сожалению, без родственников — они осталось на другой стороне города. В центре шли бои, и преодолеть эту военную зону у них возможности не было.

— Когда войска ДНР шли по нашей улице, сосед у них сигарет попросил, и они угостили. В такой ситуации это много значит. И мы не ошиблись. Мы ж не военные люди, не знали, что и как надо делать, а бойцы Донецкой Республики к нам на всех блокпостах отнеслись очень участливо — вывели нас, пайки дали, конфеты детям, — со слезами на глазах вспоминает Елена.

Сейчас женщина часто просматривает соцсети: а вдруг на каком-то видео мелькнет ее дом? Если двери еще стоят, их не выбило взрывной волной, значит, шанс, что квартиру не разграбили, еще есть. И позже, когда спецоперация закончится, она сможет вернуться туда хотя бы за документами. Вроде бы все основные взяла с собой, а сейчас понимает, что много из нужного там.

— Мы спасли свою жизнь, и это хорошо. Но как теперь ее устроить? Нас ценили на работе, и наш уровень заработка был выше среднего. А сейчас мы оказались почти бомжами, униженными попрошайками. Все к чему мы шли, к чему стремились — разрушено. То, что было важно — уже неважно, — говорит Елена.

bej_02
Елена Ахмина с дочерью. Фото Юлии Симатовой, «Кубань 24»

Сапоги, куртка, двое джинсовых брюк и пижама — вот и все, что у нее осталось от прежней жизни. И еще немного денег, которые тают буквально на глазах.

— Сняли квартиру, но там нет ничего, даже подушек и одеял. Ходили с дочкой покупали. Посуду по людям, спасибо им за помощь, собирали. Все это купить — колоссальные расходы, а ведь еще и жить на что-то надо. А на работу пока без паспорта, без регистрации не устроиться, — говорит Елена.

И все же удача семье улыбнулась. В день 18-летия дочери им сообщили, что девочка переводом зачислена в КубГУ на бюджет. Для отличницы лучшего подарка и быть не может. Некоторые предметы, конечно, придется еще досдать, например, историю России, но перспективы новой студенческой жизни того стоят.

Кто-то неравнодушный

Только за беженцами захлопнулась дверь, как на пороге новые посетители.

— Людей жалко, хочется им хоть как-то помочь, — объясняет свое появление в пункте гуманитарной помощи Екатерина Захарченко. — Сотрудники нашего предприятия скинулись деньгами, теперь решаем, как их лучше применить.

— Можете деньги перевести, у нас есть расчетный счет и реквизиты, можете сами закупку продуктов сделать. Берем консервы, крупы, шампуни, средства личной и женской гигиены, полотенца, нательное белье, детское питание от 6 месяцев либо от 12 (для совсем маленьких не надо). В расчете на такой же возраст можно приобрести детскую смесь и подгузники, — объясняет ей Наталья, волонтер. — Мы принимаем вещи, и б/у, в том числе.  У нас и машинка есть, постираем, если надо. Люди из Мариуполя приезжают вообще без ничего, в том, что на них есть. Особенно нуждаются в постельном белье, подушках, одеялах.

Екатерина сочувственно качает головой, говорит, что у нее в Краматорске остались родители. Когда было возможно, покидать свой дом и ехать к ней они не захотели, а сейчас уже поздно, границы закрыты. Женщина надеется, что в тяжелой ситуации и им тоже кто-то неравнодушный протянет руку помощи.

bej_01
Волонтер фонда «Русь» передает продуктовые наборы семье из Донецка, которые были собраны в рамках марафона «Корзина доброты». Фото Юлии Симатовой, «Кубань 24»

— За прошедший месяц мы собрали порядка 50 т гуманитарного груза. Беженцы селятся не только в Краснодаре, многие разъезжаются по станицам края. Мы узнаем о них от местных администраций и адресно собираем и передаем помощь. Наши волонтеры развозят ее даже в самые удаленные уголки края, — комментирует «Кубань 24» координатор проекта «Сундучок помощи» (реализуется при поддержке фонда президентских грантов) благотворительного Фонда «Кубанская семья» Карина Степанова. — Желающие оказать беженцам помощь могут обращаться к нам.

Фонд «Кубанская семья» работает по адресам: Краснодар, ул. Крупской, 103 (среда и суббота с 11.00 до 15.00) и ул. Офицерская, 48 (по будням с 10.00 до 18.00). По всем вопросам, заявкам и предложениям звонить по номеру: 8-800-600-50-56.

Прямой эфир
Мы в соцсетях