Потомки блокадников рассказали историю побега из Ленинграда

  • Общество
  • 26 января 2018, 21:06
  • Поделиться
    VK Одноклассники Telegram Viber Whatsapp Evernote Pocket Google Plus LiveJournal Digg Reddit Tumblr
Потомки блокадников рассказали историю побега из Ленинграда

С момента полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады 26 января исполнится 74 года. За неполных 2,5 года погибли, по разным данным, около 1 млн человек.

В сентябре 1941 года, когда перед блокадой шла эвакуация из Ленинграда, сотни детей были отправлены в Краснодарский край. Однако вырваться смогли не все. Историю Валентины Ваулиной, ей тогда было 16, узнала Ксения Ермолаева.

Девочку не эвакуировали вместе со всеми, но ее спасла мама. Она понимала, что дочь вряд ли выживет, если останется в городе. Ее необходимо отправить подальше от Ленинграда. Лучше всего в Киров, к родственникам. Это случилось за пару дней до начала блокады. На железной дороге стоял единственный поезд. Это был последний рейс из северной столицы.

Черно-белые фотографии в потертом альбоме — главная память о тех, кого уже нет. После войны Валентина Ваулина и ее муж обосновались в Горячем Ключе. Сейчас в их доме живет одна из их дочерей Лидия Демидова. История спасения из блокадного Ленинграда и настоящей любви, которую удалось пронести через всю жизнь — это история ее семьи.

«Стоит поезд. К поезду никого не подпускают. Больше поездов никаких нет. Бабушка видит, что идет офицер. Она — к нему и умоляет: спаси мою дочку, вывези ее, а дальше она сама пойдет. У него был паек на двое суток в чемодане и сменная одежда. Чемодан был практически пустой. Он продукты питания отдал бабушке и спрятал меня в чемодан», — вспоминает дочь Валентины Ваулиной Лидия Демидова.

Легендарный чемодан, в принципе, не очень тяжелый. Но если сюда положить 16-летнюю девушку, то даже представить невозможно, как молодой парень мог его нести, да еще и чтобы никто ничего не понял.

Дмитрий Третьяков, именно так звали спасителя, в свои 26 лет уже был политруком на бронепоезде. Тайком, рискуя жизнью, он привез незнакомую девочку в Киров, а сам поехал воевать в Сталинград. Там его догнала фашистская пуля. Дмитрия отправили в госпиталь. Жена решила, что он погиб, и вновь вышла замуж. Молодой офицер остался совсем один. И тут к нему в больницу пришла та самая девочка из чемодана. Пешком. Из другого города. Она его практически выходила. После жизнь их вновь раскидала. Когда война закончилась, уже Дмитрий отыскал Валентину, и они поженились. Их историю хранят двое детей, двое внуков и четверо правнуков. А вот о войне в этом доме говорить не любят.

«Когда мы отца о чем-то спрашивали, он говорил: вас не должно это касаться, вы не должны этого видеть, это не для вас», — рассказала дочь Валентины и Дмитрия Третьяковых Лидия Демидова.

Только бабушка — та самая, что когда-то уговорила военного увезти дочь Валю из Ленинграда, а сама осталась в блокаде, рассказывала, как это было. Страшнее бомбежек и обстрелов был только голод. В ноябре 41-го, согласно документам, норма выдачи хлеба на рабочего была 250 граммов в день, а на детей и иждивенцев — 125 граммов. Больше не давали ничего. От голода и сильнейших морозов люди замертво падали на улицах. В первую блокадную зиму каждый день погибали около 4 тыс. человек. Бабушки и дедушки давно нет, но хлеб в этой семье никогда не выбрасывают.

«У нас нельзя было выкидывать хлебные крошки со стола. Хлебные крошки нужно было собрать и отдать кому-нибудь из животных», — рассказала внучка Валентины и Дмитрия Третьяковых Татьяна Демидова.

Старый, потрепанный чемодан берегут как зеницу ока, хотя бабушка Валентина несколько раз порывалась его сжечь. Не хотела, чтобы хоть что-то напоминало о тех страшных годах. Но внуки не позволили его уничтожить.