Кубанцам показали последствия пренебрежения правилами безопасности при пандемии

  • Общество
  • 13 октября 2020, 20:12
  • Поделиться
    VK Одноклассники Telegram Viber Whatsapp Evernote Pocket Google Plus LiveJournal Digg Reddit Tumblr

Видео канала «Кубань 24»

Оператор телеканала «Кубань 24» побывал в «красной зоне» ковидного госпиталя. На больничных койках под аппаратами ИВЛ И ЭКМО пациенты проводят месяцы. В защитных костюмах врачи трудятся по несколько часов в день.

С эпидемией COVID-19 продолжают бороться медики. Они сейчас на передовой. Только на Кубани развернуто 23 «красные зоны». Там сейчас лечат более 4,7 тыс. человек.

«Красная зона» — это самая красноречивая агитация за соблюдение мер профилактики: выдерживать социальную дистанцию, носить маски и пользоваться антисептиками. Чтобы показать, к каким последствиям приведет пренебрежение этими несложными правилами, наша телекомпания пошла на радикальные меры. В «красную зону» Краснодарской краевой клинической больницы № 1 отправилась наша съемочная группа.

Штаны, рубашка, даже ювелирные украшения с часами — все личные вещи остаются в гардеробе. Для «красной зоны» — своя специальная одежда. Под тапочки — бахилы, а уже вместе с обувью сверху надевают специальный комбинезон. Все эти правила защиты врачи знают, как таблицу умножения. А вот неподготовленному человеку с первого раза разобраться сложно.

Самостоятельно облачиться в спецодежду — нереально. Только перчаток на каждую руку — по две пары. Все места стыка проклеивают лентой для герметичности. Сантиметра открытой поверхности хватит, чтобы заразиться COVID-19. Полностью прячут и лицо. Принцип работы этой маски сравним с противогазом, вот только дышать в такой защите еще надо научиться.

Вместо бейджа — фамилия на спине. Это последний штрих. Дальше только дверь в шлюз — это больничный коридор, разделяющий «грязную» и «чистую» зоны.

У журналистов было право отказаться от похода в «красную зону». У врачей такой возможности нет. Каждый день они ставят свое здоровье на кон ради спасения других, подолгу не видят родных, не выдерживают эмоционально и физически. Некоторые иногда от перегрева теряют сознание. В таком комбинезоне даже в туалет сходить не получится. В «красной зоне» и времени на это нет — все процедуры, даже снимки легких, делают у кроватей больных.

Многие без сознания, у остальных нет сил даже пошевелить пальцами. И это не жертвы аварий или землетрясения — эти люди больны коронавирусом. Палата заполнена аппаратурой. ЭКМО, ИВЛ — тяжелым больным без них не прожить и минуты. Балансируя между жизнью и смертью, кубанцы проводят не день и не неделю. Татьяна Тамбовцева на больничной койке уже третий месяц. За это время несколько раз была в реанимации и на аппарате ЭКМО.

«Первой в нашей семье заболела мама: поднялась температура, но она не придала этому значение и на пять дней уехала на море. Вернулась с моря — поражение легких 70% и в течение месяца человек умер. За мамой заболел папа», — рассказывает пациентка ККБ № 1 имени Очаповского Татьяна Тамбовцева.

За отцом Татьяна ухаживала дома без средств индивидуальной защиты. Папа поправлялся, а женщине становилось только хуже. Температура росла, а снимок легких показал 88% поражения. В больницу ее привезли в «саркофаге» — так медики называют  герметичные носилки.

«Единственное, что я помню — меня грузят в реанимобиль. После этого я попала в первую краевую больницу. Как проходило лечение в течение первого месяца, я не могу сказать — я ничего не помню», — вспоминает пациентка ККБ № 1 имени Очаповского Татьяна Тамбовцева.

Но даже после выписки из больницы процесс реабилитации у переболевших коронавирусом занимает многие месяцы. Поэтому прежде чем снять маску в людных местах, стоит подумать о последствиях. Эта съемка нашему оператору Александру Кащееву стоила двухнедельной самоизоляции. На работу он вернется только после того, как сдаст тесты на COVID-19 и если они будут отрицательными.

Теги Все новости Ещё