Казачьи улицы: атаман Дмитрий Одинцов

Он был предпоследним дореволюционным атаманом Кубанского казачьего войска. Печально известен тем, что во время первой русской революции 1905-06 годов усмирял бунтующую станицу Гиагинскую, а место и обстоятельства его смерти… неизвестны.

 

Имя военного и государственного деятеля царской России, генерала от инфантерии Дмитрия Александровича Одинцова, пожалуй, мало что скажет широкому кругу читателей. Возможно, причина этого кроется в краткосрочности его атаманства, а возможно, в том, что основные шаги Одинцова в новой должности были направлены на непопулярные меры по фронтовой мобилизации, разгону революционных сходок и подавлению бунтов в казачьих подразделениях.

 

О первых годах жизни Дмитрия Александровича известно лишь, что родился он в Московской губернии в 1852 году. Шестнадцатилетним юношей поступил в Александровское училище, чтобы в 1870 году стать подпоручиком Московского лейб-гвардии полка.

 

Вскоре способный офицер был произведен в прапорщики, а затем и поручики. В те годы Россия активно осваивала Кавказские и Закавказские земли. Тем не менее, сопряженная с рисками и жизненными неудобствами, карьера военного казалась очень соблазнительной многим молодым людям. Это было престижно и почетно. Власть поощряла «служивых» чинами и наградами, общество благоволило к ним. Одинцов также решил строить карьеру военного, направив все свои силы и таланты на достижение цели и не уклоняясь ни от каких назначений и командировок. Забегая вперед, можно сказать, что Дмитрий Александрович так и не создал семью, посвятив всего себя царской службе и упрочению страны.

Дмитрий Одинцов. Фото ourbaku.com

 

Для начала он окончил Николаевскую академию Генерального штаба по 1-му разряду, после чего был произведён в штабс-капитаны Генерального штаба. Примерно в это же время ему довелось повоевать на фронтах русско-турецкой войны 1877—1878 годов. За доблесть и мужество был удостоен орденов Святого Станислава 2 и 3 степени, а также святой Анны 3 степени. Были у него и несколько наград иностранных держав. Позже мундир Одинцова украсят ордена святой Анны 2 степени и святого Владимира 3 и 4 степени, орден Станислава 1 степени. После участия в военных действиях он попадает в штаб Киевского военного округа. Дмитрий Александрович становится штаб-офицером для особых поручений при командующем войсками этого же округа.

 

Следующей страницей восходящей карьеры Одинцова становится служба на Кавказе – регионе, изобилующем локальными конфликтами и частыми вспышками неповиновения среди населения. За доблестную службу его последовательно производят в подполковники, полковники и, наконец, в генерал-майоры.

 

Опыт, приобретенный за почти пятнадцатилетний срок пребывания на Кавказе, хорошее знание обстановки, царящей в войсках, дают основание в 1897 году назначить Одинцова генералом для особых поручений при командующем войсками Кавказского военного округа генерале от инфантерии Григории Голицине. Видимо, и на этой должности наш герой проявил себя с самой лучшей стороны, потому как через год его утверждают военным губернатором Карской области. А еще через год переводят на должность губернатора Бакинской губернии. Здесь, проведшему всю свою жизнь в военной среде и прекрасно в ней ориентировавшемуся, Дмитрию Александровичу Одинцову приходится осваивать новые гражданские обязанности.

Фото 1kingvape.ru

 

Спустя пять лет, получив за отличие в службе звание генерал-лейтенанта, Одинцов становится начальником Кубанской области и наказным атаманом Кубанского казачьего войска. Прибыв на место, Дмитрий Александрович активно включается в жизнь южного региона. Уже в начале 1905 года им был утвержден устав Кубанского общества сельского хозяйства. Но время, совпавшее с его новым назначением, оказалось непростым как для России в целом, так и для кубанских казаков, в частности. Русско-японская война и революционные события 1905—1907 годом не только «подкосили» экономику страны, но и породили в обществе социальный протест.

 

Четыре мобилизации, которые прошли под руководством Одинцова в области не могли не вызвать народное недовольство. Во многих станицах без кормильцев было голодно, люди роптали. Для сдерживания и наказания недовольных Урупскому полку вменили выполнение полицейских функций. При этом, личный состав подразделения не только нес внутреннюю охрану в Армавире, Новороссийске и Екатеринодаре, но и безжалостно эксплуатировался. Известно, что казаки работали на покосе, разгружали вагоны, выполняли другую тяжелую и неблагодарную работу. Им практически ничего не платили — офицеры присваивали себе деньги подчиненных, унижали и избивали их, брали взятки и пьянствовали.

 

Под влиянием большевиков в полку начались волнения и саботаж, было составлено обращение к наказному атаману, то есть к Одинцову. Тот прибыл для разговора к казакам, но ни требованиями, ни уговорами не добился их возвращения на службу. Тогда генерал стал собирать силы для подавления восставших. Ситуация осложнялась тем, что во многих кубанских городах в это время проходили забастовки рабочих. В это же время урупцы возвратились в станицу Гиагинскую, многие разошлись по домам.

Фото i.pinimg.com

 

Но в начале 1906 года ситуация резко изменилась. По стране прокатилась волна карательных операций, не минула она и Кубань. Против ослушавшихся власти казаков выступила настоящая сила — семь сотен Пластунского батальона, а также Екатеринодарского и Кавказского полков, поддержанные 4 орудиями. Во главе карателей стоял сам генерал Одинцов. Станица Гиагинская была окружена, по ней выпустили 140 снарядов.

 

Только после этого взбунтовавшиеся казаки сдались. К суду было привлечено более 400 человек, правда, позже, боясь новых волнений, власти сократили это число до 39. Зачинщиков приговорили к 15-25 годам каторги, остальных отправили в штрафные батальоны.

 

Все эти события не могли пройти бесследно и для бунтовщиков, и Одинцова. Думается, Дмитрий Александрович, который был настоящим патриотом России, достаточно тяжело переживал свою роль в произошедших на Кубани событиях. Возможно, винил себя за то, что не смог предотвратить бунт, вовремя нормализовать ситуацию. Во всяком случае, уже в июле 1906 года он переведен на новую должность — помощника командующего войсками Омского военного округа.

 

Три года спустя Дмитрий Александрович уходит в отставку, став генералом от инфантерии. На этом следы в российской истории генерала Одинцова теряются. Мы даже не знаем точного времени и места его кончины.

 

В Новороссийске в селе Цемдолина есть улица, названная в честь атамана Кубанского казачьего войска Дмитрия Одинцова.

Загрузка...
 

Последние комментарии