Как возродить бизнес после предательства партнера и продолжать верить в людей?

«Работаю на себя» — серия откровенных интервью Александра Тюкаева с кубанскими предпринимателями.

В Краснодаре сейчас огромное количество кофеен, но среди них не так много заведений, являющихся еще и авторскими кондитерскими. Александр Тюкаев встретился с Лидией Черкашиной, открывшей в кубанской столице кофейню-кондитерскую. Ведущий попытался разобраться, что это за вид бизнеса и сколько на нем можно заработать

Досье:

Лидия Черкашина, 40 лет, замужем, есть дочь.

Образование высшее.

Специальность: инженер-программист.

Работала дизайнером, фуд-фотографом. Фуд-блогер, соучредитель и арт-директор рекламного агентства.

В 2015 году открыла кофейню-кондитерскую в Краснодаре.

Вся информация о поддержке предпринимателей в Краснодарском крае

ФОНД РАЗВИТИЯ БИЗНЕСА КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ

8 (861) 992-03-68

moibiz93.ru

Русские пироги не получались

— У тебя кофейня — одна из множества в Краснодаре. За счет чего ты выживаешь, ведь конкуренция огромная?

— Мы не одни из многих. Мы на рынке с 2015 года. Я первая, кто открыл в Краснодаре авторскую кондитерскую, из тех, кто начинал печь дома. Поэтому не считаю, что я одна из многих, это во-первых. Во-вторых, мы же не только кофейня, но еще и кондитерская, а их в разы меньше.

 — Как ты начинала?

— Думаю, это такая классическая история: сидела дома в декрете и начала печь на заказ. Наверное, это и стало стартом. Это был 2013 год, только начинал развиваться Instagram, плюс я только пришла в фуд-фотографию в журнал. И мне так все это понравилось — я хотела фотографировать, я хотела готовить. И я готовила и фотографировала. Причем до этого я вообще не умела готовить. Все, что я делала, приходилось выбрасывать в мусорку, мне даже было стыдно перед свекровью, настолько это было ужасно. А потом постепенно научилась. При этом я нигде не обучалась, все рецепты искала в интернете, на английских сайтах. Десерты по рецептам, которые брала с русских сайтов, у меня никогда не получались. Кстати, я поняла, почему у меня не получались пироги для свекрови — потому что я готовила по русским рецептурам. Как только перешла на заграничные рецепты, все стало получаться. К концу 2013 года я вышла на рынок с авторскими макаронсами (французское печенье — прим. ред.). И их очень многие покупали. Я сама вручную делала цветные коробочки, сама паковала. Всю ночь печешь, а потом за 10 минут продаешь через Instagram. Начиналось все с этого.

Бесплатная информационно-консультационная помощь предпринимателям

ЦЕНТР ПОДДЕРЖКИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

8 (800) 707-07-11

У меня уже было имя

— Не боялась, что не получится?

— На этапе, когда я открывала кондитерскую, было очень много моментов, когда было очень страшно. Особенно когда ты не знаешь, куда лезешь. Одно дело — печь дома, другое дело — создавать предприятие, нанимать людей, быть им должной. Мне повезло с бизнес-партнером: пришел заинтересованный человек со стороны со своими управленческими кадрами, и они на себя взяли управленческую часть, а я занималась творчеством, обучением команды. Это был такой тандем, который до 2017 года позволил развиться в этом направлении.

— А как искать бизнес-партнеров?

— Я продавала свои макаронсы женщине, у которой был богатый муж. Она сидела дома, но чем-то хотела заниматься. И она мне предложила: давай откроем кондитерскую студию. Я ответила: нет, я хочу цех и кофейню.

— На старт сколько потребовалось денег?

— Для меня это очень сложный вопрос. Я была незрелая в экономическом плане. То есть я вся была в творчестве, а вы уберите от меня эти цифры, я вам доверяю, поэтому делайте, что хотите. Мне было озвучено, что потратили 4 млн рублей. Но думаю, это сильно завышенная сумма, так как я потом делала за свои средства вот это заведение и цех, поэтому могу сравнить. Но я тогда никого и ничего не проверяла, хотя там не все гладко было. Сама я тогда не вложила ни копейки, потому что я пришла со своим именем, со своей страницей в Instagram, на которой уже было очень много подписчиков, со своей клиентской базой и со своими знаниями, чтобы обучить персонал.

Льготные кредиты, субсидии и иные варианты финансовой поддержки малого бизнеса.

ФОНД МИКРОФИНАНСИРОВАНИЯ СУБЪЕКТОВ МАЛОГО И СРЕДНЕГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ

8 (861) 298-08-08

fmkk.ru

Месяц слез и депрессии

— Когда в 2015 году запускали предприятие, подписывали ли договор?

— Ничего не подписывали, поэтому и получили плачевный исход. В 2017 году в центре Краснодара построили жилой комплекс, который мне очень понравился, и можно было выкупить приоритетную аренду. Я думала, у нас все хорошо, поэтому обратилась к своему партнеру с предложением снять помещение. А она говорит: «Нет, я не буду вкладываться, давай сначала ты вложишься, и если все будет хорошо, то я часть затрат покрою».

— Сколько денег потратила и откуда взяла?

— Помог муж, мы открыли это заведение за 1,5 млн рублей. У меня было условие, что финансовые дела в этом случае я беру на себя, без чьей-либо помощи. И когда начала вести все сама, я просто увидела несостыковки по затратам, мне все время озвучивали завышенные суммы. Я полезла в бухгалтерию, после чего они забрали все папки из кабинета и со словами «мы должны разобраться сами» ушли. Через два дня не вышло на работу полколлектива — якобы я обидела людей своим недоверием. Я проработала в новой кофейне месяц, показала своему бизнес-партнеру во-от такую выручку и предложила поговорить, уже основываясь на реальных цифрах. В итоге ко мне пришли и сказали: знаешь, мы с тобой не сдружились, ты такой ужасный партнер, поэтому давай по-тихому уходи с чем пришла. А у меня тогда цеха не было. Для моего заведения готовили десерты в цехе, который был у партнера. И вот я остаюсь и без цеха, и без команды. Причем все было переписано на моего партнера буквально за полгода до всего этого.

— Как ты это пережила?

— Сложно. Наверное, я месяц была в слезах и депрессии. При этом нужно же было еще готовить для этой кофейни, поэтому готовили дома. Было чувство, что это крах всего дела, даже дышать было трудно. Но потом собираешься с силами и думаешь, что надо идти дальше, надо пробовать. Спасибо большое мужу, он в меня верил. За месяц мы нашли в этом же здании соседнее помещение под цех. Муж заработал и вложил в это деньги.

— Как не бросить все в такой момент?

— Если бы не было открыто это кафе, я бы, наверное, действительно все бросила и никогда бы не пекла, потому что такое предательство пережить сложно. Но тут уже было вложено 1,5 млн рублей и получается — либо ты теряешь деньги, либо еще немного вкладываешь и пытаешься возродиться. Возродились. Те закрылись, а мы работаем. Но я все равно благодарна моему партнеру за то, что тогда она поверила в меня и дала мне шанс проявить себя. Я считаю, что все, что случилось, стало для меня мощной точкой роста. За это я ей тоже благодарна.

— Какой самый большой провал у тебя был в бизнесе?

— Мой колоссальный промах был в том, что в какой-то момент из личного телефона все заказы я перевела на телефон подруги, а ведь более чем 60% прибыли — это заказные торты. И я осталась еще и без заказчиков, потом очень долго восстанавливала клиентскую базу. Заказчикам внушали, что я просто вела страницу в Instagram и не имею никакого отношения к производству тортов. Были еще ошибки в становлении команды. Я была травмирована предательством прежней команды — от меня отвернулись сразу шесть человек. И когда я открыла новый цех, я долго не могла собрать вокруг себя окружение, которое бы меня уважало, в котором я бы не боялась указать человеку на его ошибки, могла заставить что-то переделывать.

Карантин помог заработать

— Как пережили карантин из-за коронавируса в 2020 году?

— В самом начале карантина я увидела информацию, что можно сделать сотрудникам пропуск на работу. Я сделала пропуска, и уже 2 апреля мы открылись в прежнем режиме. На работу и с работы я оплачивала девочкам такси. Мы начали работать, усиленно продавая себя через Instagram. Сама кофейня не работала, но мы очень активно продавали витрину. Это каждый день Instagram Stories, это акции. Причем люди же не могли вживую общаться друг с другом. Но они могли это делать с помощью наших боксов, в которые мы вкладывали записки от заказчиков. Это просто была отдельная жизнь. Я так тяжело не работала очень давно. С утра до вечера ты постоянно на телефоне, очень много заказов было. Мы не только не ушли в минус, но еще и очень хорошо заработали.

Сила — в грамотном партнерстве

— Сколько ты сейчас зарабатываешь?

— Это плавающая цифра, которая зависит от выручки. В месяц я могу потратить на себя 200 тыс. рублей. Остальной доход идет на развитие. Сейчас я хочу открывать второй цех, соответственно, нужно создать фонд накоплений и сейчас приходится минимизировать какие-то свои затраты.

— Еще какие планы на будущее?

— Собираюсь открыть заведение в Москве. Не одна, с партнерами. Мы втроем открыли ООО, распределили процентные доли, планируем подписать договор, в котором будет прописано все на случай расставания. Несмотря на горький опыт, я считаю, что сила — в грамотном партнерстве.