Как открыть и развить семейный бизнес в сфере офтальмологии?

«Работаю на себя» — серия откровенных интервью Александра Тюкаева с кубанскими предпринимателями.

Сейчас в Краснодаре огромное количество салонов оптики. Там могут проверить зрение и подобрать не только подходящие линзы, но и красивую оправу. Александр Тюкаев встретился с Дмитрием и Розой Горшковыми, открывшими в 2013 году в кубанской столице салон оптики, а потом создавшими целую сеть таких магазинов. Ведущий попытался разобраться, что это за вид бизнеса и сколько на нем можно заработать.

Досье:

Дмитрий Горшков, 32 года, женат, есть сын.

Образование высшее.

Юрист.

Работал помощником адвоката, торговым агентом.

В 2013 году открыл салон оптики в Краснодаре.

 

Роза Горшкова, 36 года, замужем, есть сын.

Образование высшее.

Специальность: врач-педиатр, офтальмолог.

Работала мерчендайзером, офтальмологом в поликлинике.

Совладелец сети салонов оптики в Краснодаре.

Вся информация о поддержке предпринимателей в Краснодарском крае

ФОНД РАЗВИТИЯ БИЗНЕСА КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ

8 (861) 992-03-68

moibiz93.ru

Бизнес начался с основной профессии

— С чего у вас начиналось?

Дмитрий Горшков:

— Все просто — жена врач-офтальмолог. В поликлинике куча людей через нее проходит. Я юрист, который на практике не получает денег вообще. Случались дни, когда нечем было платить за квартиру, не было денег на трамвай и я шел на работу пешком. В такие моменты голова начинает работать по-другому: искать какие-то варианты исправить ситуацию. Было время, когда меня с законченным высшим образованием не взяли на работу на склад таскать краску, потому что я не подошел по каким-то параметрам. И это была точка взрыва, момент понимания, что надо запускать что-то свое.

Роза Горшкова:

— Дима еще торговым представителям подрабатывал, но денег не хватало катастрофически. Он говорит: давай открывать собственный бизнес. Я в ответ отказывалась. Тогда, на мой взгляд, стабильная работа в поликлинике — это было нормально. Но он меня все-таки уболтал. Сам нашел подходящее помещение.

— Почему ты была против сначала?

Роза Горшкова:

— Страшно было. Я ведь ни разу не предприниматель. У меня мама врач, папа врач.

Дмитрий Горшков:

— Мои аргументы были такие: ты из профессии не уходишь, ты врач, ты проверяешь зрение, ты помогаешь людям. Просто зарабатываешь на этом чуть больше, чем в поликлинике, и перспектив здесь больше.

Роза Горшкова:

— На самом деле, я благодарна за это, потому что у меня бы, наверное, смелости не хватило.

Дмитрий Горшков:

— Да, было страшно, было нелегко. Когда мы только открылись, мы работали вдвоем. Даже на наши дни рождения мы сидели на работе до конца и только потом ехали куда-то отмечать. Мы не ездили на море летом, когда уезжали все наши друзья и знакомые. Мы говорили: нет, мы работаем.

Бесплатная информационно-консультационная помощь предпринимателям

ЦЕНТР ПОДДЕРЖКИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

8 (800) 707-07-11

Не было права на ошибку

— Сколько нужно было денег на старт и где взяли?

Дмитрий Горшков:

— Кредит нам никто не давал из-за нашей неплатежеспособности, поэтому попросили денег у родственников. Это был 2013 год, тогда нам хватило 450 тыс. рублей. Родственники в нас поверили. Они говорили: да, у вас пойдет, если вы вдвоем смотрите в одну сторону. Так и получилось.

— Как выбирали место под первый магазин?

Дмитрий Горшков:

— У нас не было права на ошибку — была определенная сумма, которой мы можем воспользоваться только один раз. То есть менять помещения нельзя было. И мы поделили город на квадраты и каждый день выезжали и смотрели каждый квадрат. Выбирали там более или менее хорошее место, приезжали рано утром, когда люди идут на работу, потом вечером, когда люди идут с работы. Смотрели трафик, оценивали его. И наш выбор пал именно на это место. То есть еще пару дней мы его помониторили: я просто приезжал сюда и гулял два-три-четыре часа, ходил туда-сюда, смотрел. В конечном итоге заключили договор аренды и погнали.

— Как пережили карантин из-за коронавируса в апреле-июле 2020 года?

Роза Горшкова:

— На самом деле сложно пережили. Именно в тот момент сработали накопленные нами средства. Но потеряли мы прилично — больше 0,5 млн рублей точно.

— На данный момент сколько магазинов и сколько человек работает?

Роза Горшкова:

— У нас сейчас работает девять человек и четыре магазина. Также у нас есть специализированная мастерская, куда свозятся все заказы за день. Курьер приезжает, все забирает, отвозит и там уже непосредственно оправы комплектуются линзами. Там все изготавливается на высокоточном оборудовании.

Льготные кредиты, субсидии и иные варианты финансовой поддержки малого бизнеса.

ФОНД МИКРОФИНАНСИРОВАНИЯ СУБЪЕКТОВ МАЛОГО И СРЕДНЕГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ

8 (861) 298-08-08

fmkk.ru

Мы делаем благое дело

— За семь лет ведения бизнеса были сложные моменты? Может быть, о чем-то жалеете?

Роза Горшкова:

— Да, было много интересного. Например, мы полгода торговали линзами, думая, что ценник в долларах, а на самом деле он был в евро. И конечно, цены были ниже, чем нужно, то есть торговали в ноль. Опять же мы неправильно просчитывали, и уже открытые отделения приходилось ликвидировать, потому что они оказывались нерентабельными. Так было, наверно, раза два-три. Один раз это было в кризис, когда мы открыли элитное предприятие в центре города, потом пришлось его перевозить, а затем и ликвидировать. Мы потеряли на этом около 1 млн рублей.

Дмитрий Горшков:

— Честно говоря, это место предложила супруга. Потом мы скоропостижно оттуда съехали и снова я ее послушал. Мы сняли место в гипермаркете, но оно было еще хуже, чем предыдущее. Было такое упадническое настроение: может быть, просто все закроем и прекратим, на этом все. Если бы я был один, возможно, я бы так и сделал, но когда вы вдвоем, вы вместе обсуждаете это и приходите к тому, что надо это перешагнуть и идти дальше. Без ошибок не бывает бизнеса.

Роза Горшкова:

— Бывают такие дни, когда сваливается на тебя все. Ты сидишь и думаешь: а зачем мне это все надо, может все бросить. Но нет, на другой день ты просыпаешься и говоришь себе: я делаю благое дело, его нельзя прекращать.

Дмитрий Горшков:

— Самое большое удовольствие, когда люди приходят за уже готовыми очками забирать свой заказ, надевают их и говорят с восторгом: я вижу! Особенно это касается детей. «Мама, смотри, какие краски! Папа, я вижу!» У них такой восторг. А ты стоишь и радуешься за него, мне кажется, еще больше, чем он сам. То есть человек пришел к тебе с проблемой, ты ему помог, и он в такой эйфории от тебя ушел — это непередаваемо.

Научились слушать друг друга

— Говорят, семейный бизнес — штука сложная, как он сложился у вас? Были ли споры по поводу ведения бизнеса?

Роза Горшкова:

— На первых порах мы же работали как врач и консультант. И порой я прямо вылетала из кабинета в магазин со словами: это неправильно, давайте, я все сделаю правильно. И Дима мне говорил: что ж ты меня все время перебиваешь. Но впоследствии мы все-таки разделили круг своих обязанностей и друг к другу не лезем.

Дмитрий Горшков:

— Споры, и очень жаркие, были, конечно, и ссоры были.

Роза Горшкова:

— Зато мы научились дослушивать до конца, как бы ни хотелось перебить. Кстати, это и в семье помогает. Теперь еще ребенка этому научить было бы неплохо.

— В итоге за это время на какой доход вы вышли?

Роза Горшкова:

— Мы с Дмитрием сейчас получаем зарплату, а остальное все вкладываем в развитие бизнеса. Каждый из нас в месяц получает от 50 тыс. до 60 тыс. рублей — в зависимости от того, как закрыли месяц.

— Каковы дальнейшие планы?

Роза Горшкова:

— У нас в перспективе — развить хорошую сеть магазинов оптики, чтобы она была доступна для всей семьи. И еще мы хотим открыть центр по профилактике развития близорукости у детей — вот такая миссия у меня есть.

— И на этом можно будет заработать?

Дмитрий Горшков:

— Да, на этом тоже можно будет зарабатывать. Потому что сейчас такой помощи практически нет: люди не могут записаться в государственные учреждения, там огромные очереди, а деткам надо это делать. Я не скрываю, что я на этом заработаю, но, тем не менее, я помогу людям, которые не могут вообще попасть на эту процедуру. Поэтому это тоже помощь.