Изобретатель Лопатин: я занимался наукой, о наказании не думал

Изобретатель Лопатин: я занимался наукой, о наказании не думал
Изобретатель Лопатин: я занимался наукой, о наказании не думал

Дмитрий Лопатин стал участником уголовного дела из-за запрещенного препарата гамма-бутиролактон. Вещество из Китая он заказал для своего изобретения, над которым работал вместе с коллегами. Дело по ст. 228 УК РФ «Незаконный оборот наркотиков» было заведено в августе 2014 года. Спустя год Прикубанский районный суд приговорил ученого к трем годам условно. Прокуратура собиралась увеличить срок до 11 лет колонии. Это решение вызвало сильную ответную реакцию в обществе. В поддержку ученого даже решили направить петицию президенту РФ Владимиру Путину и генпрокурору РФ Юрию Чайке. В результате прокуратура отказалась от своего намерения.

— Как вы приняли новость о том, что на вас могут завести уголовное дело?

Особого страха не испытывал. Я знал, что ничего преступного не совершил. Если бы я эту посылку забрал, тогда бы можно было понести наказание за хранение наркотиков и так далее. Но меня задержали только при написании таможенной декларации, поэтому я долгое время был уверен, что ничего страшного не произойдет — материалы дела изучат и меня оправдают. Кроме того, на тот момент у меня были более серьезные задачи — требовалось изготовить образцы солнечной батареи для показа в Индии. О возможном наказании я думал в самую последнюю очередь.

— Кто-то предложил свою помощь, когда стало известно, что наказание неизбежно?

Вначале мы не особенно афишировали это дело. Рассчитывали, что его закроют за отсутствием улик и доказательств. Даже родителям я тогда не говорил об этом. Когда уже поняли, что ничего само собой не разрешится, обратились в организацию «Опора России». Руководитель новационного комитета отделения организации в Краснодарском крае Дмитрий Самарский помог найти адвоката. Стали защищаться.

— Как бы вы применили гамма-бутиролактон в создании солнечных батарей?

Мы хотим создать солнечные батареи нового типа. Обычно их производят на кремниевых батареях, а мы решили перенести на альтернативные материалы. В итоге солнечные батареи можно будет создавать на черепице или металлопрофиле. Действует это так: на батарею наносится темно-синее вещество. Чтобы его получить, мы на поверхности слой за слоем распыляем раствор. После того как растворитель из него испаряется, вещество высыхает. При этом для каждого слоя нужен свой растворитель, чтобы он не разрушал предыдущие. И один из растворителей был канцерогенным, мог вызывать рак. Это, конечно, не радовало. Мы работали с ним аккуратно — надевали противогазы, респираторы, халаты. Но если он попадет на кожу или при вдыхании в легкие, это может через десять лет вызвать онкологические заболевания. Если данный процесс пойдет дальше в производство, это будет вдвойне опасно. Соответственно я искал замену. Обратился к зарубежной научной периодике и нашел этот растворитель.

— О психотропных свойствах этого препарата вы не знали?

В «Википедии» я прочитал свойства: вещество не обладает высокой биологической активностью, не токсично, точнее, нужно очень большое количество этого вещества, чтобы оказать негативное воздействие на организм. Перед тем, как заказывать, прочитал его описание: он используется как промышленный растворитель, например, для эпоксидной смолы, и какие-то медицинские препараты из него получают. Никаких сведений о психотропных свойствах этого вещества в русскоязычных источниках я не увидел. Кроме того, по-видимому, этот растворитель раньше был в продаже в России.

— Почему вы решили заказать гамма-бутиролактон из Китая?

Изначально я искал у отечественных поставщиков, так как мне гораздо проще сделать заказ внутри страны. Но во всех магазинах было написано, что такого препарата нет в наличии. Тогда я нашел его на китайском сайте. Оказалось, что вещество достаточно дешевое и продается большими объемами. Мне предлагали купить 15-18 л. После долгих поисков нашел самый малый объем — 1 л, пришлось заказать его, хотя нужно было всего 10 г, чтобы проверить, растворяется в нем вещество или нет. Но пока заказ шел — в течение двух месяцев — необходимость в препарате отпала.

— Чем вы заменили это вещество?

Я просто на порядок, в десять раз, уменьшил необходимое количество растворителя и сделал систему, чтобы он не выходил за пределы распыляемой области. После его применения можно просто проветрить помещение — этого было бы достаточно, чтобы избежать тяжелых последствий. Собственно потому, что необходимость в гамма-бутиролактоне пропала, я и не спешил забирать посылку.

— Вас поторопили сотрудники таможни?

Мне неоднократно звонили с «Почты России», просили быстрее сходить на таможню и получить необходимые документы. После шестого звонка, я не выдержал и пообещал прийти в тот же день. На таможне попросили написать название, стоимость, вес и для каких целей это вещество нужно. Минут через 15 подошли сотрудники наркоконтроля, попросили пройти для дачи объяснений, обвинили в том, что я чуть ли не изготавливаю наркотики, требовали выдать подельников. Я, соответственно, ничего не признал. Тогда на меня надели наручники и повезли в основное здание таможни, где допрашивали до самого вечера. У меня не было опыта общения ни с правоохранительными органами, ни с адвокатами, поэтому трудно было ориентироваться. Но я сообразил, что дежурному адвокату гораздо выгоднее, чтобы против меня возбудили дело, а он потом бы меня защищал. Адвокат и таможенники настаивали на том, чтобы я написал явку с повинной. Я на бумаге изложил, как было дело. На нескольких страницах подчеркнул, что не был в курсе психотропных свойств этого вещества. Дело все равно возбудили.

— На вашу работу это сильно повлияло?

В первый месяц ничего не происходило. В июле я уехал в Индию, где представил проект и зарегистрировал компанию. Только когда вернулся в Россию в начале августа, меня попросили дать подписку о невыезде.

— Уголовное дело не помешало работе с зарубежными коллегами?

Мешала в основном подписка о невыезде. Например, из-за нее я не смог поехать на конференцию в Корею. Вместо меня поехал коллега, а по скайпу я сам отвечал на вопросы. Теперь прокуратура выдала разрешение на выезд и обещала в будущем уменьшить срок и даже снять судимость. Поэтому мы и отказались обжаловать приговор, чтобы не тратить на судебные дела время.

— Над какими проектами вы сейчас работаете?

Например, испытываю смежную технологию — нанесение покрытий на мембраны. Наносим так называемые углеродные нанотрубки. Сама мембрана ток не проводит, но если нанести углеродные материалы, ток появляется. Это позволяет очищать воду от примесей. Второй проект — беспроводное зарядное устройство. В нем используется ультразвук и радиоволны. Ультразвук хорош тем, что мы можем передавать большую мощность, не нарушая санитарные нормы. Представьте: вы попали в аэропорт и нужно зарядить телефон. Обычно это выглядит так: вокруг укромно спрятанных розеток толпятся люди, как вокруг костра. Чтобы люди не ждали, пока освободится розетка, мы и создали такое устройство. Пока оно действует на 1 м. Если подключить компьютер, устройство будет отслеживать телефон и заряжать.

— Когда вы начали делать свои первые изобретения?

Это было еще в школе. В классе пятом или шестом я написал доклад о рассортировке мусора. Мне было обидно, что в Европе строят мусороперерабатывающие фабрики, а у нас отходы валяются кругом. Но тогда мою идею не смогли реализовать, бюджет был очень маленьким. Когда поступил в университет, работал над улучшением роста кристаллов. Но потом умер тот профессор, с которым я делал этот проект, пришлось его оставить. Параллельно был небольшой проект по лазерной и магнитной обработке семян. По показателям было видно улучшение, но результаты были нестабильными. Да и у фермеров есть большое недоверие к подобным проектам. Но занимаясь лазерной обработкой семян, я заметил интересное явление: семена после облучения начинают излучать волны в определенном диапазоне. Это очень интересно влияет на другие живые существа. У меня возникла идея сделать на этом принципе лечебную установку. Даже испытывал ее на мышках, но проект не получил финансирования, и сейчас он заморожен. Параллельно я делал установки по магнитотерапии. И начал проводить опыты вместе с учеными, которые исследуют воздействие магнитного поля на мозг. У меня много проектов, буду воплощать их по мере возможности.

Дмитрий Лопатин — один из учредителей компании «Фотохим электроникс». Выпускник аспирантуры кафедры радиофизики и нанотехнологий Кубанского госуниверситета. Лауреат Зворыкинской премии за изобретение беспроводного зарядного устройства, полуфиналист Национальной премии в области инноваций для молодых ученых и специалистов.

Фото: Анастасия Аврамова

Авторы: Анастасия Аврамова

Прямой эфир
Мы в соцсетях