Историки Усть-Лабинска рассказали о подвиге еврейского мальчика-скрипача

  • Материалы
  • 16 апреля 2015, 19:57
  • 257

Очередная серия из цикла «Свидетели Победы» — о мальчике-герое из Усть-Лабинска. За свою недолгую жизнь он ни разу не держал в руках оружия, зато в совершенстве владел скрипкой.

Войска вермахта заняли Усть-Лабинск 9 августа 1943 года. Все неразрушенные здания фашисты приспосабливали для своих целей. В одном из зданий практически сразу была организована тюрьма. Оно более чем для этого подходило: толстые стены не пропускали на улицу звуков, которые издавали жертвы нацистов. Последние дни своей жизни здесь провели несколько сотен мирных жителей.

— Именно здесь находились комнаты, где располагались люди, которых арестовали как раз во время оккупации.
— Это уже был подвал?
— Да, это подвал. По лестнице, по которой мы прошли, спускались люди, а здесь уже непосредственно находились камеры. Их было очень много, и все они были заполнены людьми.

Сейчас бывшая нацистская тюрьма — районный музей. Самая большая экспозиция посвящена именно Великой Отечественной войне. Фотографии героев, письма с фронта, личные вещи красноармейцев сотрудники музея собирали несколько десятков лет. Все это им принесли местные жители — те, кто пережил оккупацию.

Зимой 1942 года в Усть-Лабинск идут эшелоны эвакуируемых из прифронтовых городов. На Кубань перевозят семьи красноармейцев, специалистов различных профессий, представителей национальностей, которых фашисты именуют унтерменшами, что в переводе значит «недочеловеки».

В одном из вагонов в Усть-Лабинск пребывает семья еврейского хирурга Владимира Пинкензона. Он сразу же начинает работать в местном госпитале, его жена хлопочет по хозяйству, а сын, 11 летний Муся, ходит в школу и сразу обращает на себя внимание и одноклассников, и учителей — мальчик всегда носит с собой скрипку.

«Муся часто играл на скрипке у меня дома. На мой вопрос: "Кем ты хочешь быть?" — он твердо отвечал: "Только музыкантом"», — говорится в воспоминаниях одноклассников.

В госпитале, где работал Владимир Пинкензон, его сын вместе с одноклассниками часто устраивал концерты. Он играл на скрипке для медперсонала, который работал сутками, не смыкая глаз, для выздоравливающих красноармейцев, для тяжелораненых. Один из друзей Муси запомнил солдата. Он, не переставая, кричал от боли и успокоился только тогда, когда услышал музыку.

Гитлеровцы ворвались в Усть-Лабинск 9 августа 1942 года. Каждый день фашисты проводили рейды — искали подпольщиков, партизан, комсомольцев. Их всех отправляли в подвалы тюрьмы.

«После того как люди были выведены к месту расстрела, согнали сюда женщин, девушек, которые пришли просто в ужас, потому что пол был весь в крови, стены были все в крови», — рассказывает заведующая отделом истории историко-краеведческого музея Усть-Лабинского района Светлана Озерова.

Все это своими глазами видел Муся Пинкензон. В декабре 1942 года его семью арестовали и поместили именно в эту комнату. Он и еще больше десятка пленников ютились на паре квадратных метров пола. Каким-то чудом мальчик сумел пронести за решетку тюремной камеры свою скрипку, и с ней он не расставался до 16 декабря, последнего дня в своей жизни.

— Небольшими партиями людей приводили сюда, на место казни. Заранее это место было уже определено. Здесь был очень глубокий ров. Людей приводили партиями, ставили у края рва и расстреливали.

Сюда же, на высокий берег Кубани, привели и семью Пинкензонов. Арестованных выстроили в шеренгу. В этот момент отец Муси Пинкензона начал умолять офицеров вермахта пощадить его сына. Мальчик талантлив, он заслуживает права на жизнь. Начальник карательного отряда велел Мусе сыграть. Он поднял свою скрипку, взмахнул смычком, и полилась музыка. Что именно играл пионер, фашисты поняли не сразу, а вот арестованные с первых нот подхватили знакомую мелодию. Муся играл «Интернационал».

Музыкант почти закончил первый куплет, как раздались выстрелы. Первым из 370 человек был убит Муся Пинкензон.

На месте расстрела сейчас стоит памятник. Он украшен барельефом — улыбающимся мальчишеским лицом. Это портрет Муси Пинкензона. А в музее подвигу пятиклассника посвящен целый стенд.

«Он, как другие пионеры-герои, не ходил в разведку, не взрывал эшелоны и так далее. А вот в последний момент своей жизни он проявил героизм — заиграл на скрипке "Интернационал", гимн нашей страны. И это тоже подвиг», — заключает Светлана Озерова.

Авторы: Александра Проскурина