Имя в названии: В. Володарский — безымянный комиссар печати
  • Общество
  • 31 января 2020, 09:00
  • Поделиться
    VK Одноклассники Telegram Viber Whatsapp Evernote Pocket Google Plus LiveJournal Digg Reddit Tumblr

Подобно своим старшим товарищам по революции — М. С. Урицкому, Л. Д. Троцкому, С. И. Гусеву и многим другим, герой нашего рассказа взял себе партийный псевдоним. Так, молодой человек, зарегистрированный при рождении как Моисей Маркович Гольдштейн, стал В. Володарским. Примечательно, что инициал перед фамилией у него был всего один, да и тот никогда не расшифровывался. Коллеги по борьбе продолжали называть его как и прежде Моисеем, а благозвучная подпись появлялась под статьями в газетах и на листовках, на афишах митингов, став для петроградцев символом непримиримой борьбы большевиков.

Мальчик, появившийся на свет в бедной ремесленной семье в 1891 году в селе Старый Оскол Хмельницкой области, с детства был непослушным и своенравным, обладал беспокойным, бунтарским характером. Первый раз его исключили из школы за «неблагонадежное» поведение по окончании 5 класса. За этим последовал недолгий арест, который, по всей видимости, не смог усмирить протестный пыл будущего революционера. Тринадцатилетним подростком Моисей вступает в еврейский союз рабочих Литвы, Польши и России или Бунд. Через какое-то время он примыкает к украинским социал-демократам.

Юноша увлеченно пишет тексты к листовкам и воззваниям и организует митинги рабочих. Его юношеская биография пестрит многочисленными приводами в полицию и эпизодическими арестами. В 1911 году, в результате такой активной подрывной деятельности, он все же оказывается в далекой ссылке в Архангельской области. Правда, через два года Гольдштейну вновь улыбнулась удача: ему подписывают прошение о помиловании на имя царя в связи с амнистией по случаю 300-летия царского дома Романовых.

Оказавшись на свободе, Моисей прислушивается к уговорам родных и друзей, советующих покинуть страну в поисках лучшей жизни. Он отправляется в США в Филадельфию, где устраивается работать закройщиком в портновский цех. Но бунтарский дух и здесь влечет молодого человека в ряды протестующих. Он сходится с членами американской социалистической партии, вступает в Интернациональный профсоюз портных. В это же время жизнь сводит его с Троцким и Бухариным.

Фото sojuzrus.lt

Вместе с идеологами русской революции Гольдштейн активно участвует в издательстве еженедельной газеты «Новый мир». Не стоит отрицать природной сметливости Моисея Марковича, его умения заражать читателей точным словом. Он — человек, не имеющий базового образования, становится ведущим журналистом газеты. Гольдштейн, фактически, исчезает, на историческую сцену выходит В. Володарский, который со страниц издания обращается к землякам.

Февральская революция 1917 года не просто вернула Володарского на родину, но и дала ему возможность в полной мере реализовать внутренний потенциал. Некоторые источники сообщают, что своим продвижением он обязан члену Петроградского ЦК, соратнице Ленина Елене Стасовой, которая покровительствовала молодому революционеру. Не стоит забывать и о знакомствах, завязавшихся на той стороне Атлантики. Вслед за Львом Троцким он вступил в организацию «межрайонцев». А позже, опять же по следам Троцкого, стал членом РСДРП(б).

В партии Володарского сразу же приметили за способность к публичным выступлениям. Оратор мог держать аудиторию в напряжении в течении нескольких часов. По словам наркома просвещения Луначарского, в Володарском было «что-то от Марата… Он был беспощаден….Был весь пронизан не только грозой Октября, но и пришедшими уже после его смерти грозами взрывов красного террора. Этого скрывать мы не будем. Володарский был террорист». Недаром за глаза его называли «пулемет» — за четкую, быструю, обличающую речь. А порой и за убийственные результаты его бескомпромиссной деятельности!

Заседание Петроградского Совета, 1917 г. Фото cdnimg.rg.ru

В 1917 году Володарский стал членом Петроградского Совета, а вскоре — членом Президиума ВЦИК. По воспоминаниям современников, он был ярым сторонником вооруженного метода захвата власти большевиками. После октябрьских событий, в которых Моисей Маркович принимал непосредственное участие, его отправили агитировать на Румынский фронт. Вернувшись в Северную столицу, занял пост министра пропаганды и агитации в новых органах власти. Молодой человек писал для партийных лидеров тексты выступлений, следил за изданием и распространением брошюр и листовок.

В. Володарский объявил настоящую войну буржуазным газетам и журналам, выходившим в то время в Петрограде, особенно тем, в которых ставились под сомнения большевистские ценности и методы борьбы за власть и умы обывателей. Буквально за пару месяцев в городе с легкой руки министра пропаганды закрыли более ста работающих изданий.

А в мае 1918 года состоялся показательный процесс над вечерними газетами, осмелившимися критиковать линию партии и лично вождя мирового пролетариата Ленина. Володарский сам выступал на нем в качестве главного обвинителя, он же заранее подготовил судебный вердикт, постановивший закрыть газеты, конфисковать их имущество, а редакторов и владельцев арестовать.

Другим значимым «достижением» в эти месяцы для Володарского стало участие в подготовке выборов в Петроградский Совет депутатов. Поговаривали, что именно ему принадлежала инициатива принудительной доставки граждан на выборы, некорректного подсчета голосов и подтасовки результатов.

Памятник В. Володарскому. Открыт 22 июня 1919 года на бульваре Профсоюзов (Конногвардейский бульвар) в Петербурге. Взорван в апреле 1921 г. Фото panevin.ru

Моисей Маркович Гольдштейн или В. Володарский, комиссар по делам печати Северной коммуны, 26 полных лет от роду был застрелен 18 июня 1918 года недалеко от Фарфорового завода, куда направлялся для выступления на рабочем собрании. Примечательно, что за несколько минут до этого Rolls-Royce Володарского заглох и оратор решил в сопровождении двух спутниц добраться до цели пешком. На улице его уже поджидал убийца с пистолетом в руках. Несколько выстрелов в упор не оставили министру печати никаких шансов. Нападавшему удалось скрыться, но позже он был арестован. Им оказался рабочий Обуховского завода Семенов, член партии эсеров. Последний факт стал сильным козырем в руках большевиков в их противостоянии оппозиции.

Смерть молодого революционера объявили началом «белого» террора. Володарского похоронили в тот же день, а его убийцу по распоряжению властей казнили во внесудебном порядке. И, действительно, при сопоставлении различных фактов и показаний свидетелей стали видны нестыковки большевистской версии убийства В. Володарского. У историков есть еще несколько вариантов этой драмы, отличных от официальной. Как бы то ни было, громкое убийство находящегося у власти крупного чиновника позволило большевикам оправдать начало «красного» террора.

В заключение пару слов об удивительном феномене, связанном с этим человеком: Жизнь Моисея Гольдштейна или В. Володарского была очень короткой, его деятельность в партии РСДРП(б) еще более непродолжительной. Тем не менее, в стране существует более полутысячи топонимических объектов, названных его именем. Это проспекты, улицы, поселки и даже города. В честь него называли мосты, корабли и заводы. Есть улица Володарского и в Краснодаре. Думается, сейчас по прошествии десятков лет, обсуждать, плохо это или хорошо, дело пустое. Историю нельзя переписать, ее можно и нужно знать, уважая выбор предшествующих поколений.