Годовщину со дня аварии на Чернобыльской АЭС отметили 26 апреля в России

Видео канала «Кубань 24»

Ровно 35 лет назад случилась одна из самых страшных техногенных катастроф в мире. На четвертом энергоблоке произошел взрыв, который полностью разрушил реактор. В воздух  попало колоссальное количество опасных веществ. Более 8 млн советских граждан подверглись излучению. Среди тех, кто устранял последствия аварии, были и кубанцы. В служебные командировки в Чернобыль отправляли сотрудников краевых предприятий.

Первые сообщения об аварии появились только через два дня после трагедии. Властям тяжело было признать, что гордость советской энергетики, одна из крупнейших АЭС в Европе, буквально взлетела на воздух. Тогда это объясняли тем, что не хотели создавать панику и пугать людей. Хотя как показало время, бояться все-таки стоило.

Но начнем сначала. В ночь на 26 апреля  жителей Припяти разбудил мощный взрыв, окна осветило зарево. За тем, как горел 4-й энергоблок, следил весь город. Мощный удар  разрушил активную зону реактора. В небо взметнулись тонны радиоактивные веществ.

Первыми на место ЧП прибыли пожарные. Из средств защиты у них была только брезентовая роба, рукавицы, каски и противогазы. Такая амуниция не могла защитить от радиации. Они получили крайне высокие дозы облучения и нуждались в скорейшей медицинской помощи, хотя и она вряд ли могла им помочь. Многие из них умерли в течение месяца.

После уже была расчистка территории и сооружение саркофага. Некогда малонаселенная сельская местность превратилась в настоящий полевой лагерь, где боролись с невидимым врагом, который способен убить, не прикоснувшись. Всего в ликвидации последствий техногенной катастрофы участвовали 600 тыс. человек, 12 тыс. — из Краснодарского края.

Василий Боровиков прибыл в зону ЧП уже в сентябре, но обстановка там по-прежнему была гнетущей. Пустой город, оцепление и пропускная система. Основная задача, которая стояла перед ликвидаторами — дезактивация территории, это касалось не только самой станции,  но близлежащих населенных пунктов. Можно сказать, все вокруг АЭС «отмывали» от радиации. После каждого посещения зараженной местности им нужно было  полностью менять весь комплект одежды, при этом они работали посменно.

«Специальная одежда была у тех, кто лазил на крышу, сгребал оттуда это все. А так обычная одежда. Там защиты никакой практически не было: марлевая повязка, но что она дает, она ничего не дает. У меня в батальоне было несколько человек, у них кровь из носа начинала идти и они сразу ложились отдыхать», — вспоминает ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС Василий Боровиков.

Юрий Гульник получил повестку из военкомата в феврале 1987 года. Бумага содержала сведения о военных сборах, конечное место прибытия — Чернобыль. Мужчина оставил жену и двоих детей. Сел в поезд до Киева, а оттуда добираться пришлось на вертолете. Полк дислоцировался в 70 километрах от станции. Мужчина занимался очисткой четвертого километра, к тому времени он уже был под саркофагом, и дезинфекцией 30-километровой зоны вокруг станции. Конечно, за уровнем облучения следили, но когда он вернулся, почувствовал, что здоровье подводит.

«Вот я могу привести пример: когда я приехал в марте, у нас был огород небольшой, и я решил пойти покопать, и сразу почувствовал, что раньше я мог вскопать сотку, а потом уже после двух-трех соток  начинал чувствовать тяжесть. Но после того, как у меня было нормальное питание, нормальная работа, все прошло, забылось», — говорит ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС Юрий Гульник.

Но забыть все-таки трудно. Николай Мохов пробыл в зоне отчуждения с июня по октябрь 1986 года. По словам мужчины, работы было много — трудиться приходилось практически круглые сутки. Разгружали вагоны с цементом, шедшие со всего Советского Союза на строительство купола. А также бетонные плиты, которыми накрывали землю вокруг АЭС. Но, самая тяжелая работа — очистка крыши рядом с эпицентром катастрофы.

«Я сидел в специальной свинцовой кабине с секундомером, человек поднимался по лестнице 6 м, выбегал, я засекал 50 секунд — столько длилась смена, за 50 секунд поработали. Некоторым уже там было плохо, у каждого по-разному проявлялась лучевая болезнь. Вот у меня оба глаза прооперированы, но никто не поставил в свое время диагноз, что это лучевая — травматическая катаракта ставили и все. Хотя это следствие того, что я был на крыше», — объясняет ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС Николай Мохов.

О причинах аварии спорят до сих пор в версиях. Проведение эксперимента. Конечно, чаще всего указывают на неправильные действия персонала АЭС, повлекшие за собой возгорание водорода и разрушение реактора. Также есть мнение о просчетах при проектировании реактора. Но в одном историки и политологи единогласны: Чернобыль стал отправной точкой распада Советского Союза. Авария вызвала информационную катастрофу в советской пропаганде. Проблемы обнажились, и скрывать их стало просто невозможно. Через пять лет СССР престал существовать.

Авторы: Алина Сорокина

Реклама Закрыть
Прямой эфир
Мы в соцсетях