Дообскому маяку в Кабардинке исполнилось 140 лет

Дообскому маяку в Кабардинке исполнилось 140 лет

Сейчас действующих маяков в мире осталось не так много — моряки теперь ориентируются с помощью спутниковой навигации. Маяки же переоборудуют в гостиницы, рестораны, или они становятся своеобразными музеями. Тем ценнее маяк в Кабардинке, который светит кораблям с 1876 года. С его смотрителем, а точнее начальником, встретилась корреспондент «Кубань 24» Нина Радченко. 

Все маяки на одном и том же море выглядят и мигают по-разному. Так они подсказывают, что впереди земля. Дообский сторожевой стоит на вахте 140 лет. Указывает морякам путь к берегу. Он, как почтенный старик, может рассказать о себе много историй. Построили его еще в 1876-м, но заработал он спустя три года — помешала русско-турецкая война. Была еще одна, которая на время погасила спасающий свет. 

«В 1942 году немецко-фашистские войска подошли к Новороссийску, и в сентябре они захватили большую часть этого города. Когда было понятно, что не удержать фашистов, маяк, как и многие другие маяки на Черном море, был взорван», — рассказала заведующая отделом истории геленджикского краеведческого музея Татьяна Зиновьева. 

Через десять лет маяк отстроили заново. Стал он выше, 23 метра, и светил дальше. Об этом рассказал Игорь Бращенко. Вот уже 28 лет он каждый день поднимается на башню. 

— Сколько здесь ступенек? Вы считали?

— Да, 98. 

Уединенный мир обитателя маяка знаком не многим. Это объект военный, попасть сюда посторонним невозможно. Работы здесь много. Башню приходится подкрашивать, говорит сторожевой, — соленый туман съедает шпатлевку. Меняли и стекла. Старые потрескались от сильных штормовых ветров. И хотя горит маяк только ночью, на посту всегда должен быть человек.

«Здесь днем он выключается, но ночью включается, по времени. И функция, чтобы он не потух. Если потух, нужно или заменить лампочку, или включить резервный», — объяснил начальник маяка Игорь Бращенко. 

— А скажите, что там за такая чудесная лампочка, что она до горизонта светит, покажите мне ее, — попросила начальника Нина Радченко.

— Лампочка 150 ватт стоит, с большим КПД отдачи света, и за счет линз. 

Этот маяк пронзает темноту на 60 км. Свет лампы преломляется с помощью специальной линзы, названной в честь изобретателя Френеля. Такие линзы установлены на маяках по всей планете, и именно они обеспечивают безопасность мореплавания.

Французский изобретатель Огюст Френель разработал сложносоставную линзу, собирающую свет в пучок. В отличие от обычной она состоит из нескольких стеклянных колец. Благодаря вогнутым зеркальным стеклам лампы маяков стали намного экономичнее. А еще за вращение линзы отвечает механика. Поэтому свет виден как с моря, так и со стороны города. Раньше маяки были створными и луч был направлен лишь на воду. Да и лампочек не было, использовали керосиновые горелки. 

Такой маяк на черноморском побережье сохранился. С виду обычный дом, старейшее здание Геленджика, построен французами в 1897 году. На самом деле — это маяк, именно потому, что он выглядел как обычный дом, он сохранился в годы Великой Отечественной войны.

Более того — он до сих пор работает. Красная поперечная полоса на здании предупреждает моряков днем, а ночью работает универсальная система отражателей линз и зеркал из горного хрусталя. Раньше она усиливала свет керосиновой лампы, на 9 миль вперед. 

«Там стоят три цветных фильтра: красный, зеленый, красный. Корабль, когда заходит в бухту, должен идти на зеленый свет. Если загорается красный, значит, он заходит в небезопасную зону и должен вернуться в фарватер бухты, чтобы подойти безопасно к берегу», — пояснил краевед Олег Сербин. 

Сегодня биение сердца маяка зависит от целой династии работников. А в нескольких метрах от здания, на набережной, стоит скульптура маячника, с вечно прищуренным глазом и фонарем в руке. Для моряков он уже стал талисманом. Во власти ветров и туманов служит одной и самой главной цели — беречь жизни людей, сообщается в эфире телеканала «Кубань 24».

Авторы: Нина Радченко

Реклама Закрыть
Прямой эфир
Мы в соцсетях