Александр Васильев: В мировой моде победит Восток, а Кубань будет заложницей Кавказа

Александр Васильев: В мировой моде победит Восток, а Кубань будет заложницей Кавказа
Александр Васильев: В мировой моде победит Восток, а Кубань будет заложницей Кавказа

Историк моды родился в творческой семье, уже в 12 лет мальчик сам оформил книгу «Волшебник изумрудного города». Окончил постановочный факультет школы-студии МХАТ, работал в Театре на Малой Бронной. В начале 1980-х переехал в Париж. Именно там Александр, как говорится, нашел себя, и впоследствии работал с известными мировыми труппами: Национальным театром в Лондоне, Шотландским балетом в Глазго, Королевским балетом во Фландрии. Его книга «Красота в изгнании» была названа лучшим иллюстрированным изданием года. Сейчас Васильев ведет программу о моде на «Первом канале», читает лекции и проводит мастер-классы по всей России.

О том, почему мы так одеваемся, чем пахнут мужчины и кто убил русскую моду, Александр Васильев рассказал ведущему программы «Факты без политики» Артему Никитину.

— Добрый день, Александр.

— Здравствуйте.

— Если честно, меня немного удивляет ваше мероприятие. Неужели лекции могут быть популярны?

— Это не лекции, дорогой мой, это моноспектакли. Они проходят на аншлагах. Что значит популярны? Здесь мы находимся в зале на тысячу человек, и нет ни одного свободного места, все места проданы. И так в каждом городе России.

— Это потому, что Коко Шанель с вами, как вы считаете?

— Нет, это потому что Васильев здесь. Если бы это было другое выступление – «Тайна дома Christian Dior», или «Мода и секс», или «История интерьеров» — все равно бы мест не было. Хотят посмотреть на меня, потому что хотят узнать, какой я в жизни, все те женщины, которые интересуются «Модным приговором». А их 30 миллионов только в России.

— Все-таки женщины самые главные поклонники?

— Конечно, потому что у нас в стране живет 60% женщин, по официальным подсчетам, а по неофициальным — 65. Поэтому мужчины вообще не должны в расчет браться.  Они заняты зарабатыванием денег, какими-то играми, охотой, рыбалками, охотой за деньгами, охотой за женщинами.

— Вы считаете, что в моде приходит век женщин?

— Нет, я не считаю, что это век женщин. Конечно, в моде работает много мужчин, потому что у них есть вкус, ничего с этим нельзя сделать. Но женщины — наш зритель. Эти мужчины творят в основном не для мужчин, а для женщин. Dolce & Gabbana, они делают платья для женщин. Конечно, они делают и мужские трусы, но это женщины покупают эти трусы для своих друзей и мужей.

— В чем отличие русской женщины в моде, допустим, от европейской?

— Главное в том, что русская женщина всегда хочет быть привлекательной и сексуальной, а это не главная задача европеянки. Европейская женщина хочет быть скорее незаметной, ищет скорее элегантность, ищет индивидуальность, ищет скрытый шик. А русская женщина хочет показать свою природную красоту — глубокое декольте, тонкую талию, широкие бедра. Высокие каблуки, наклеенные ногти, «пергидрольные» волосы — часто она выглядит вульгарно. Особенно, конечно, в южных районах России это цветет ярким пламенем. Почему? Недостаток мужчин, желание найти свое место под солнцем, желание заявить о себе. Количество женщин настолько огромно, что если женщины не будут привлекать внимание к себе через одежду, через цвет своих волос, через макияж, через свою походку, то они останутся бездетными.

Полную версию интервью смотрите здесь.

Прямой эфир
Мы в соцсетях