Жертвенность и коррупция, благотворительность и сутяжничество

Святослав Касавченко рассказывает об истории создания Первой городской больницы Краснодара.

Мэр Краснодара Евгений Первышов сообщил обществу новость о перспективах создания медицинского кластера на 50 гектарах земли в районе Новознаменского, куда могут быть перенесены онкоцентр, станция скорой помощи и Первая городская больница. На месте этой больницы, как сообщается, должен возникнуть сквер, а исторические здания могут стать музеем. Я не уверен, что в этом конкретном случае музей лучше действующей больницы, но если он все же возникнет, о чем он мог бы поведать?

Окраина, ставшая центром

Там, где сейчас пролегает улица Длинная, на которую выходят главные ворота Первой горбольницы, двести лет назад проходили ров и вал, защищавшие Екатеринодар с севера. За ними со стороны степи располагалось Фоминское кладбище, называвшееся по стоявшей при нем с 1816 года деревянной церкви святого Фомы. При церкви действовала войсковая богадельня для одиноких немощных и престарелых казаков. Севернее кладбища была только степь.

В 1830-х годах граница отодвинулась далеко на юг, опасность нападений на Екатеринодар снизилась. Вал был срыт, ров засыпан. На их месте образовалась новая улица — в ту пору самая длинная из улиц, пересекавших Красную. Назвали ее, соответсвенно, Длинной. Хоронить на Фоминском кладбище к той поре прекратили, открыв немного севернее в чистом поле новое, известное всем краснодарцам сегодня Всесвятское кладбище. Фоминская церковь и войсковая богадельня к той поре пришли в негодность. Их долго собирались ремонтировать, но в конце концов просто разобрали. Тем более, что возникла идея, а потом и возможность поставить каменный храм и новый дом призрения. Деньги на это отписал в завещании атаман Черноморского казачьего войска Алексей Безкровный (в другой огласовке — Бескровный).

Городская больница, Екатеринодар, 1911 г.

Противоречивый герой

Алексей Данилович Безкровный выслужился в офицеры, а потом и в генералы из простых казаков, начав службу пятнадцатилетним юношей в 1800 году. Вся его карьера — бесконечная череда войн. Отличившийся в Закубанских походах, в 1811 году он был переведен в созданную отдельную Черноморскую сотню лейб-гвардии Казачьего полка. В ее составе прошел войну 1812 года, отличился при Бородине и в других сражениях. Участвовал в заграничных походах русской армии 1813 — 1815 годов. После опять воевал на Кавказе, служил в Польше, в 1827 году стал наказным атаманом Черноморского войска, отбивал у турок Анапу, отбражал набеги немирных горцев и сам ходил с рейдами за Кубань.

Фотографий и портретов Безкровного не сохранилось, но описывали его как красивого, рослого, физически очень сильного человека. Вопреки фамилии, службу Безкровного бескровной не назовешь. За тридцать лет войны он был неоднократно ранен пулями и картечью, сечен саблями (причем последние ранения получил уже в генеральском чине, когда лично водил казаков в атаку), но после любых ранений всегда возвращался в строй.

Кроме ран и чинов, получал Безкровный за службу империи и награды — ордена Владимира и Святой Анны, 5 тыс. рублей деньгами (значительная по тем временам сумма), бриллиантовый перстень, золотое в алмазах оружие «За храбрость» и личную благодарность великого князя Константина Павловича. Его ценили не только как отважного и удачливого воина, но и как разумного администратора, способного решать самые сложные задачи. Но завершилась карьера Безкровного отставкой, как бы сейчас сказали, «по коррупционной составляющей».

Храм во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» 1990 г. и 2011 г.

Существует две версии этой отставки. По одной, став атаманом, Безкровный очень рьяно взялся за борьбу с мздоимством и нажил себе слишком много влиятельных врагов. Они и «свалили» атамана, нашептав наместнику на Кавказе Паскевичу. По другой — Безкровный (как многие харизматичные лидеры) и сам был не без греха и легко путал войсковой карман с личным. В этом нет ничего сверхестественного с учетом перманентно военного времени и приграничных нравов. Атаманам нередко приходилось содержать войско на свои деньги или, как минимум, гасить из собственного кармана то, что сейчас называют «кассовым разрывом». Как бы то ни было, в 1830 году Паскевич обвинил генерала Безкровного в злоупотреблениях и снял его с должности, после чего бывший атаман находился под судом до конца жизни.

Умер Безкровный в 1833 году в возрасте 48 лет, страдая от старых ран, обострившихся болезней и, вероятно, обиды. В завещании он отписал войску капитал на строительство новой богадельни для черноморских казаков, а также отдал Екатеринодару принадлежавший ему лес на левой стороне Карасуна.

Долгая история

Но, получив от усопшего героя деньги на богадельню, войско... не смогло начать строительство.

Уже в 1833 году военный инженер капитан Петров разработал проект строительства церкви, богадельни и больницы на территории старого Фоминского кладбища, но стройка застопорилась от безденежья. Наследники Безкровного оспорили завещание и выделенная атаманом сумма «подвисла». Она как бы имелась в наличии, но распоряжаться ею войско не имело права.

Суды шли и шли, конца им видно не было, но богадельня войску требовалась, поэтому в 1836 году по инициативе атамана Завадовского стройку все же начали на средства войсковой казны. В 1842 году двухэтажный корпус больницы-богадельни (он и сейчас смотрит окнами на улицу Красную) принял первых больных. Это было первое двухэтажное  здание в городе.

А одновременно завершилась тяжба войска с наследниками Безкровного. Войско выиграло. Завещанные атаманом деньги можно было использовать на строительство богадельни. Но ее то уже построили!

Наверно, можно было из этих средств компенсировать казне затраты на стройку, но войско постановило иначе. Завещанные Безкровным тысячи решили потратить на строительство храма рядом с новой больницей. Стройка началась в 1842 году, а в 1844 храм во имя иконы Божьей матери «Всех скорбящих радости» был освящен и открыт. Сегодня это самый старый из существующих в Краснодаре храмов, к тому же единственный, построеный в византийском крестово-купольном стиле.

Могилы предков

Некоторые могилы старого Фоминского кладбища до сих пор сохранились на территории нынешней Первой горбольницы. К сожалению, разрушена могила атамана Алексея Даниловича Безкровного. Судя по всему, он похоронен где-то в районе нынешней калитки, выходящей с территории больницы на улицу Красную. Рядом с ним в 1855 году похоронили еще одного наказного атамана Черноморского казачьего войска — Николая Степановича Завадовского. Того самого, по чьей инициативе еще до завершения судебных тяжб о наследстве Безкровного начали строить больницу, а потом — храм.

На могиле Завадовского по проекту архитектора Черника поставили часовню, разрушенную в первые годы советской власти. Вот ее, кстати, неплохо было бы восстановить, если зайдет речь о реконструкции территории. Хотя бы для того, чтобы помнить о людях, чьими трудами, мечтами и жертвами наши земли обретали историю.

Фотографии: myekaterinodar.ru; temples.ru; facebook.com/vladimir.verbitskiy.

Главные новости читайте в нашем канале в Telegram

Вернуться на ленту