Спецрепортаж: Находки поисковой организации «Кубанский плацдарм»

Съемка канала «Кубань 24»

Отряд «Кубанский плацдарм» работает в Крымском районе на высотах, где 70 лет назад проходила «Голубая линия» — сеть немецко-фашистских оборонительных сооружений.

Сражения, которые велись на этой земле, мало с чем можно сравнить: сотни самолетов бились в небе, тысячи солдат бежали в атаку, земля была устлана мертвыми телами. Большинство погибших здесь — в списках неизвестных солдат.

Человек справа на фотографии — Гаврила Федорович Русанов, на фронт попал в мае 1942 года, домой не вернулся. Снимок — единственное, что осталось в память о нем. В списках пропавших без вести солдат числился 70 лет. Как именно погиб боец Русанов и где похоронен, его родные узнали совсем недавно.

Все это поле, насколько хватает глаз, было буквально устлано человеческими телами. Летом 1943 года здесь проходили самые ожесточенные бои во всей истории Второй мировой войны. Здесь находился второй оборонительный немецкий рубеж, и сколько солдат полегло за взятие этой высоты и за ее оборону, подсчитано крайне приблизительно.

Высота 114,1 — такое название носит этот пригорок в военных документах. Летом 1943 года он представлял сеть траншей, укрепленных огневых точек, пулеметных гнезд. Пробить эту линию обороны советские войска в первый раз пытались 17 июня.

Солдаты 61-й стрелковой дивизии поднялись на высоту со стороны Крымска. Завязался жестокий бой. Земля дрожала от взрывов авиационных бомб, солдаты бежали в атаку, наступая на тела убитых. Бой шел под непрекращающийся пулеметный обстрел. Выжить здесь было практически невозможно.

В официальных военных документах бои за высоту 114,1 называются позиционными. Их цель — укрепление позиций советской армии на линии фронта. Иными словами, прорыв обороны именно здесь большой значимости для командования Красной Армии не имел. Бои носили скорее отвлекающий характер, говорят военные историки. Но в этих не значимых для командования атаках погибли тысячи солдат, причем исследователи узнали об этом совершенно случайно в 2002 году.

«На этом поле поднимали плантаж для посадки винограда. Появилось белое пятно глубинного грунта, и мы решили проверить это пятно. Оказалось, что это большое захоронение наших солдат», — рассказывает заместитель руководителя поисковой организации «Кубанский плацдарм» Евгений Порфирьев.

Тогда поисковый отряд нашел останки 217 красноармейцев. Имена более сотни солдат удалось восстановить. Однако это — капля в море, уверен Евгений Порфирьев. Он приезжает в Крымский район практически каждые выходные. Его поисковый отряд метр за метром исследует землю, которая 70 лет назад была усыпана мертвыми телами, изрыта осколками снарядов, усеяна гильзами.

— Здесь, если пройтись прибором, вся земля звенит, здесь нет ни одного квадратного метра, на котором не было бы сигнала. Это осколки, гильзы, здесь шли очень ожесточенные бои.

Прибор реагирует на любой, даже самый крошечный металлический предмет на глубине. Именно так в ноябре команда Порфирьева нашла захоронение. Нашли в могиле и главный документ военнослужащего — книжку красноармейца.

«Сохранилась красноармейская книжка на имя Русанова Гаврила Федоровича 1901 года рождения. Изначально боец служил в 1319-м отдельном саперном батальоне», — говорит Евгений Порфирьев.

Останки Русанова и еще 16 его товарищей нашли в окопе на глубине двух метров. Евгений Порфирьев начал изучать военные документы, чтобы понять, к каким воинским формированиям принадлежали остальные погибшие. Но в 1319-м отдельном саперном батальоне, который был указан в красноармейской книжке, Русанов не числился.

На счастье поисковиков, в документах солдата кроме названия его подразделения был указан и домашний адрес. Таким образом Порфирьев отыскал дочь погибшего красноармейца и уже от нее узнал, что в Крымском районе Русанов воевал в составе штрафной роты.

«Когда мы подняли документы этой штрафной роты, мы его нашли, но не сразу, потому что писарь в его имени сделал две ошибки. Он там не как Русанов, а как Гусанов проходит, не Гаврил, а Гавриил. Разобрались и выяснили, что в бою за эту высоту вместе с ним погибло еще 19 штрафников», — объясняет Порфирьев.

В годы Великой Отечественной войны было сформировано 65 отдельных штрафных батальонов и 1037 таких рот. Как правило, они существовали всего несколько месяцев. Штрафниками становились солдаты и офицеры, совершившие преступление или не выполнившие приказ командования. Таких бойцов судили, приговаривали к сроку заключения, но отправляли не в тюрьмы, а в штрафные подразделения. Один месяц службы штрафником приравнивался к пятилетнему заключению под стражей.

Штрафные роты в боях несли колоссальные потери — в шесть раз больше, чем в обычных войсках. Счет погибшим велся, но крайне приблизительно. Порой на потери и вовсе закрывали глаза. То, что писарь указал в документах точное число погибших 90-й штрафной роты на этой высоте, поисковиков крайне удивило.

— Их тут 20 человек, 19 уже подняли, надо одного еще найти.

Останки последнего из бойцов 90-й штрафной роты поисковики отыскали через несколько недель. Им снова повезло: среди обрывков военной формы сохранилась опасная бритва, а на рукоятке станка поисковики смогли различить инициалы.

Определить фамилию, нацарапанную более 70 лет назад на рукоятке бритвы, смогли, изучив список имен штрафной роты. Хозяин — Белозеров Даниил Иванович. Он родился в 1899 году в Ставрополье, погиб здесь вместе с 19 сослуживцами.

Из всей 9-й отдельной штрафной роты, воевавшей в районе Крымска, персонифицировать поисковики смогли только двух солдат: Русанова — по книжке красноармейца, Белозерова — по бритве. Имена оставшихся 18 бойцов — они есть в архивах — выгравируют на плите братской могилы, куда перезахоронят останки советских воинов.

Поисковыми работами Порфирьев занимается с 1985 года. Первой его находкой стал не военный артефакт, медаль или заржавевший пулемет, а сотни человеческих костей, причем обнаружил он их совершенно случайно.

«Поехали за грибами на финскую границу. Места там малолюдные, тундра — это камень и мох, даже земли практически нет. Когда вышли из машины на ближайшую сопку — все до горизонта, вся тундра в костях», — рассказывает поисковик.

Увиденное молодого человека просто потрясло. Непохороненные герои войны, брошенные там, где их настигла пуля или осколок снаряда. С того момента Профирьев и решил воевать, как говорит он сам, за память.

«Железо железом, те же фляжки — это не более чем металлолом или экспонаты для музея. Гораздо важнее найти солдата и вернуть ему имя», — считает Порфирьев.

Для поисковиков неважно, найдут они солдата Красной Армии или бойца войск противника. В Крымском районе все останки перемешаны. В 1943 году здесь проходила «Голубая линия» — это сеть немецко-фашистских оборонительных сооружений. Аналогов им практически нет в мировой военной истории.

Прорвать «Голубую линию» и вытеснить врага с территории Кубани советские бойцы пытались с мая 1943 года. То, что происходило тут, очевидцы описывают не как сражения, а как мясорубку.

— Прямым попаданием снаряда просто разорвало на части двух солдат. Один советский, другой немецкий.

Немецкий солдат был пулеметчиком. Об этом свидетельствуют найденные поисковиками фрагменты воинского снаряжения.

— У пулеметчиков на поясе была вот такая сумочка, это сумочка запчастей и принадлежностей к пулемету. Здесь запасной затвор, отверточки, прочая разная чепуха, зенитный прицел.

Среди фрагментов костей поисковики нашли жетон военнослужащего, так называемый медальон смерти. Погибший пулеметчик служил в 3-й роте 137-го горно-егерского полка. Здесь же есть и личный номер, по которому можно восстановить имя солдата. Вторая часть жетона отломана: когда военнослужащий погибал, его сослуживцы сдавали вторую половину медальона в архив, на основе которой писарь составлял похоронку.

«Видимо, был бой, и в ходе боя они не смогли его тело вынести. И не факт, что двое других солдат, которых мы здесь нашли, — это не те самые, которые отломали половинку. Не факт, что по немецким архивам он проходит как погибший. Возможно, он числится пропавшим без вести», — рассуждает поисковик.

Летом 1943 года жестокие бои шли не только на крымской земле, но и в небе. Одновременно в воздухе могли биться до 300 самолетов. Именно здесь совершили свои подвиги десятки знаменитых асов — Александр Покрышкин, Александр Кожедуб, Евдокия Бершанская, Дмитрий и Борис Глинка. Именно в боях за Крымск и прорыв «Голубой линии» звание Героев Советского Союза было присвоено 52 пилотам.

Этот кусок алюминия — по-настоящему уникальная находка. На немецкий самолет поисковики наткнулись случайно. Проводили раскопки и обнаружили железные фрагменты, по буквам и цифрам установили модель машины.

Это оказался знаменитый бомбардировщик Ю-87, один из самых лучших боевых самолетов Люфтваффе. Немцы его называли «штука», сокращенно от Sturzkampfflugzeug, а наши — «лаптежником», потому что шасси у машины не убирались и напоминали птичьи лапы.

— У них были самолеты цельнометаллические, то есть весь фюзеляж был сделан из дюралюминия. У нас только отдельные части самолета были из дюраля, а так использовалась фанера.

Этот Ю-87 падал в штопоре. Удар о землю был такой силы, что мотор согнулся пополам, а летчика буквально разорвало на части. Тем не менее, поисковики смогли выяснить, кто это был.

«Было установлено, что этот самолет в последнем вылете пилотировался командиром группы пикирующих бомбардировщиков, майором Хорстом Шиллером», — сообщает Порфирьев.

Историки уже назвали данные кубанских поисковиков по-настоящему сенсационными. Знаменитый Хорст Шиллер вошел в историю как один из трех летчиков нацистской Германии, сбросивших в 1939 году на Польшу первые бомбы Второй мировой за 20 минут до официального начала войны.

«Он считался заслуженным асом и на самом Junkers проводил боевые операции в 1943 году против советских войск. Установлено, что он посмертно награжден высшей наградой фашистской Германии — крестом», — рассказывает заведующий кафедрой истории и музееведения КГУКИ Асхад Чирг.

За годы сражений Хорст Шиллер совершил 466 боевых вылетов. Точных данных о гибели немецкого летчика не было до сегодняшнего дня.

Поисковые отряды в Краснодарском крае работают около 20 лет. За это время они нашли останки более 10 тыс. советских воинов, 400 солдатам вернули имена.

«Кубанский плацдарм» Евгения Порфирьева — самая молодая организация, однако в ней трудятся люди, которые посвятили поискам безымянных солдат Великой Отечественной войны долгие годы. Впереди у них еще очень много работы.

«Великая Отечественная война не закончена до сих пор. Как на любой войне, на ней есть солдаты, только теперь у них в руках не винтовки, автоматы, а приборы и лопаты, и их зовут поисковики. Мы продолжаем эту войну, мы надеемся, что когда-нибудь, может, следующие поколения поисковиков эту войну закончат и все солдаты будут похоронены. А что касается меня лично, есть у меня такая мечта — найти солдата с орденом боевого Красного Знамени. Не находил», — признается Евгений Порфирьев.

Автор: Александра Проскурина

Вернуться на ленту