Спецрепортаж: Адаптация детей беженцев к новой жизни на Кубани

В этом году в Краснодарском крае оказались тысячи детей-беженцев. Теперь они привыкают к учебе в новых детских садах, школах и университетах.

Продолжить образование в России возможно. Несмотря ни на какие трудности. Более 7 тыс. детей из Украины получили доступ в российские школы, детские сады и вузы. Мы познакомились с семьями, которые с уверенностью могут сказать: за будущее своих детей они спокойны.

«Идти просить тех людей, которые нас убивают, убежища у них как бы, — я не представляю себе как это. Пойти к людям, которые испортили нам всю жизнь, оставили нас без крова, просить у них убежища я не хочу, поэтому мне проще и как бы по принципам жизненным прийти и попросить убежища у людей, которые нам братья, скажем так. Поэтому на Украину я не поехала», — рассказывает гражданка Украины Анна Медина.

Анна Медина свою маленькую дочку Аврору приводит в детский сад в станице Старощербиновской. Она с мужем приехала в Россию переждать агрессию. Надеялись, что вооруженный конфликт быстро закончится. Несмотря на трудности с документами, жильем, отсутствием теплых вещей и свободных денег как-то прижились, здесь им помогли. Теперь вот дождались путевку в детский сад. Когда двухлетняя Аврора привыкнет к воспитателям и детям, Анна тоже надеется пойти на работу.

Но адаптация пока проходит тяжело. Аврора боится чужих и маму не отпускает ни на минуточку. В песочнице, на качелях — она везде хочет видеть маму рядом. Анна Медина рассказывает, что в их поселке было слышно рев самолетов и взрывы, когда начали бомбить аэропорт в Луганске. Аврору эти звуки пугали. А теперь, когда вокруг тишина и мир, она засыпает маму вопросами:

«Где моя бабушка, где мои животные, где моя кошка Мурка, где мой Алтай — собачка. Все это спрашивает. Мы говорим, что далеко, на Украине. А мы где? Я говорю: в России. Я говорю: ты беженец? Она говорит: нет, я русская», — рассказывает Медина.

Их дом в поселке под Луганском разбит. И, похоже, семье придется обойти все кабинеты, собрать миллион справок и потратить все силы, чтобы и по документам стать русскими.

«Мне кажется, что все это не с нами просто-напросто, что такого быть не может», — говорит беженка Екатерина Воробьева.

Может, это и не педагогично, но не смотреть новости из родного Донецка в этой семье не могут. Там остались родные, знакомые, там осталась их вчерашняя счастливая жизнь. И сейчас кадры разрушенной школы, где учились дети Екатерины Воробьевой, кажутся просто фрагментами из боевика

«Только ремонт сделали, окна поменяли в школе», — рассказывает Воробьева.

Братья Миша и Ваня рассказывают, что их новый дом, где им разрешили пожить, светлый и чистый. У каждого есть свой стол с книжками и карандашами. Не хватает немного игрушек, признается младший Иван. Любимые машинки на пульте управления остались в Донецке. Но мальчишки увлечены оригами и вдвоем с удовольствием конструируют себе игрушки из бумаги.

А Миша говорит, что соскучился по друзьям. Для того, чтобы подружиться с одноклассниками, конечно, нужно время.

«Да, я очень скучаю, мы с Ванькой скучаем, да. За друзьями скучаем. Друзья тоже поразъехались, кто на запад Украины поехал, кто тоже вот в России. А подружка в Донецке осталась под бомбежкой. Возле Донецка, в деревне у тети», — говорит ученик школы № 9 станицы Староминской Миша Воробьев.

Екатерина Воробьева старается сыновей успокоить и обещает, что все наладится. Они с мужем, он сейчас уже устроился работать в строительную бригаду, хотели бы переехать в другой российский регион, который участвует в программе добровольного переселения соотечественников. Но сейчас пока уехать не могут. У нее не действителен украинский паспорт. Надо решить проблему с документами и для этого, возможно, придется съездить на Украину. Вообще, проблем в семье, вырванной войной из домашнего уюта и привычного уклада, очень много.

«Да, за детей спокойна. Поэтому мы сюда и приехали. Чтобы быть спокойными за детей, чтоб дети учились, мы работали. Спасибо большое всем россиянам, что помогают, людям. Вот буквально мы заехали в пустую квартиру, нам принесли все: машинку стиральную, мебель и посуду. И кто что нес: кто утку, кто картошку», — делится Екатерина Воробьева.

В этом году в школы края пришли 530 тыс. детей. Это почти на 7 тыс. больше, чем ожидалось. Когда случилась беда на Украине, стало понятно, что помогать будем. Школьников приняли всех: вне зависимости от того, в русской или украинской школе они учились. Адаптироваться трудно — другой язык, требования. На Украине даже система отметок 12-бальная. Теперь, когда ребенок приходит с пятеркой, сразу даже не понятно хорошо это или плохо.

Ване повезло. Различия в программе второго класса российской и украинской школы незначительные. Ваня, как и его сверстники, читает на русском, решает примеры и задачи. На переменах в игре пытается подружиться со всеми мальчишками и познает грани дозволенного.

«Это школа, тут нельзя бегать», — учит Ваню одноклассник.

Поэтому парни взялись за воздушный шарик: сначала били его ногой, потом головой. В общем, перемены проходят весело. За школьниками, еще не отвыкшими от летней беспечности, наблюдают учителя и психологи. Последние уже поняли, что ребятам с юго-востока Украины помощь все же потребуется. Но как ее оказать максимально незаметно и корректно, специалисты пока решают.

«Наблюдаем за детками, вот смотрим и потом будем рекомендации какие-то психологам школ района давать, потому что у нас вот восемь детей, у кого-то в школах даже больше таких деток пришло, есть старшеклассники там, у них своя проблема. У малышей одно, у старшеклассников другое», — говорит директор школы № 9 станицы Староминской Светлана Овдиенко.

В университете, напротив, стараются не выделять студентов, приехавших из Украины, чтобы они поскорее растворились в разношерстной студенческой массе и адаптировались. Владислава Самбай такому отношению рада. В ее университетской группе почти все студенты приезжие, такие же новички, как она. Владислава поступила на художественно-графический факультет Кубанского госуниверситета. Она увлекается живописью и уже в старших классах стала мечтать о профессии 3D дизайнера. С первых же дней университетской жизни — занятия по декоративно-прикладному искусству. Студентами предстоит расписывать дощечки, глиняные кувшины.

«Все, что сделано, делается руками, расслабляет, отвлекает и вызывает позитивный настрой. Я надеюсь, что Владислава, занимаясь декоративно-прикладным искусством, забудет о том, что происходило с ней в дни войны», — рассказывает доцент кафедры декоративно-прикладного искусства и дизайна КубГУ Тамара Якунина.

Эти дни Владислава пока еще помнит, но говорить о них не решается. Она много сил потратила на поступление. Из Донецка девушка с мамой переехала за неделю до вступительных экзаменов. И, к примеру, курс обществознания Владиславе пришлось выучить за несколько дней.

«Я не могу сказать, что у нас было какое-то особое отношение именно к студентам. Ну, к семьям, конечно, мы старались им помочь. Потому что люди оказались без помощи, без документов, в чужом городе. И забота о детях приводила их в наш университет. Мы их принимали, наш международный департамент принимал их как иностранцев. И они шли все на договор, то есть поступали на платной основе», — сообщает директор международного культурно-образовательного центра КубГУ Елена Горелик.

В кубанских вузах 238 мест заняли вчерашние школьники из Украины, из них только 116 мест — бюджетные. На Кубани 135 украинцев решили получать среднее специальное образование. Студенты пока еще узнают друг друга, притираются, как и в любом коллективе. Вместе уже посетили выставку, вместе ходят на обед в столовую и на пары. В перерывах щебечут на скамейке.

«Но она такая здоровская девчонка, как-то сразу заметно ее стало. Я не думала, что она будет с Украины, я думала, она местная. Ну, общительная, как-то быстро влилась в коллектив. Не было такого, чтобы как-то ходили косились, да мы тут все общительные», — говорит студентка первого курса КубГУ Лариса Третьякова.

Владислава говорит, счастлива, что в ее жизни все сложилось достаточно просто, как она выражается, и на пути девушки встретились понимающие люди, которые помогли не потеряться в России. Быт, сложности с документами — это мелочи. Главное, что она теперь студент, остальные трудности преодолимы.

«Дома я бы поступила в университет, в который собиралась, не знаю, гуляла бы с друзьями, участвовала бы во флешмобах, ну, обычная жизнь студенческая была бы. А здесь.. ну надо освоиться еще, все новое такое, неизведанное. Ну, я знакомлюсь с людьми и потихонечку приживаюсь», — делится студентка первого курса КубГУ Владислава Самбай.

На Кубани сейчас 15 тыс. беженцев с юго-востока Украины. Это люди, которые приехали искать счастье, мир и спокойствие в России. Часть из них вернется домой, как только посчитает, что в их городах безопасно, а часть уже никогда не сможет вернуться на родину, которая их предала.

 

Автор: Мария Николаева

Вернуться на ленту