Спецрепортаж: Безбарьерная среда для слабовидящих на Кубани

Съемка канала «Кубань 24».

В Краснодарском крае проживают больше 420 тыс. инвалидов. «Кубань 24» изучила Краснодар, Сочи и поселок в Ейском районе, чтобы узнать, насколько там удобно слабовидящим гражданам.

Корреспонденты «Кубань 24» провели несколько дней в компании людей, потерявших зрение.

Навстречу Геннадий Евенко выходит из подъезда сам и достаточно уверенно. Настолько, что не верится, что этот мужчина абсолютно слепой. В этой пятиэтажке Геннадий Филиппович живет уже больше 30 лет. И пусть он не видит, но знает здесь каждый метр.

«Вот у меня сразу ориентир, этот полицейский. Они напротив каждого подъезда. И вот я с помощью тросточки по бордюрчику ориентируюсь, правильно ли я иду», — рассказывает Евенко.

Геннадий Филиппович настолько хорошо ориентируется в своем дворе, что даже до магазина и обратно ходит сам. Мимо такой неприглядной торговой точки каждый из нас прошел бы и не заметил. Но для нашего героя это лучший супермаркет на свете.

«Здесь мы можем самый ходовой товар купить — хлеб, молочные продукты», — говорит Геннадий Филиппович.

«У нас уже такое взаимопонимание. Мы уже знаем, что нужно им, как с ними нужно работать, как сдачу давать», — делится продавщица.

Каждое утро Сергей Гринь спешит на работу. Часть пути едет на общественном транспорте, часть — идет пешком. Благо, по образцово-показательному в плане доступной среды городу Сочи это делать удобно и комфортно.

Три года назад Сергей переехал в Сочи из Хабаровска. Из-за тяжелого заболевания глаз врачи посоветовали сменить климат. В частичной темноте Сергей живет уже несколько лет и при этом работает научным сотрудником в Сочинском художественном музее.

«Иногда кто-то спрашивает: «А где кнопка?». Я не могу сказать, где она. Я могу дать пощупать, где она», — говорит Сергей Гринь.

Мультимедийный зал — это его зона ответственности. Здесь Сергей знает каждый экспонат и даже проводит экскурсии.

«В темноте мне проще ориентироваться, чем на улице, плюс свое помещение. Единственное, бывает тяжело, когда посетителей много. Но я научился на слух определять, кто где стоит», — признается Гринь.

Наталья Яковлева тоже приехала на Кубань издалека — в 1978 году из Ленинграда. Всегда мечтала иметь свой дом, огород, выращивать цветы. В Ейске устроилась работать на трикотажную фабрику, вязала одежду на специальных машинах. Со спицами в руках она с детства.

«В три года сама себе, помню, связала носочки. А в пять лет я себе уже свитер связала», — вспоминает жительница Ейского района Наталья Яковлева.

Наталья Ивановна — инвалид II группы. Зрение начало катастрофически падать в 2001 году из-за стресса — женщина тогда похоронила дочь. Но даже при своих -20 пенсионерка все равно следит за домом, цветами в палисаднике и выращивает овощи в огороде.

Тем временем в Краснодаре мы с Геннадием Филипповичем идем гулять по городу. Пешеходную зебру на дорогах теперь везде красят в яркий желтый цвет, специально для слабовидящих людей. Ведь желтый цвет — единственный, который человек, теряющий зрение, еще может распознавать.

На краснодарских улицах с оживленным движением слепому человеку сложно, и здесь уже Геннадий Филиппович крепко держит корреспондента за руку. Удивительно, как мелочи, незаметные видящим, осложняют жизнь слепым. Вот, к примеру, о такие торчащие железные штыри инвалид обязательно споткнется, а на трамвайной остановке столбы, которые держат крышу, расположены так, что если из вагона выходит незрячий, обязательно стукнется.

Зато центр Краснодара — образцово-показательная зона. На дверях аптек и магазинов — яркие желтые круги. Это сигнал для слабовидящих. Для них часто стены и двери сливаются в одну картину, и найти вход бывает непросто, так же, как и подняться по лестнице. Если на первой и последней ступеньке будут яркие желтые полосы, человек, который имеет хотя бы остаточное зрение, сможет сориентироваться.

«Самая большая опасность — это если он подумает, что лестница закончилась, а она не закончилась, и там еще ступенька. Вот обозначена первая и последняя», — поясняет Геннадий Евенко.

Во время рабочего перерыва, тогда, когда медики рекомендуют Сергею гулять, он рисует. С глазными каплями в одной руке и листом бумаги в другой художник думает над очередной картиной.

«Я не даю названия своим картинам, то есть работам, потому что когда я начинаю рисовать, я не знаю, что это будет. Если художник рисует пейзаж, он изначально знает, что это будет пейзаж. Я, когда начинаю рисовать, даже не знаю, где у меня центр будет, что это будет», — делится Сергей Гринь.

Сергей работает в музее, пишет картины и старается все делать сам. Не любит формулировку «ограниченные возможности здоровья». Тем более, что эти самые границы сегодня для инвалидов расширили: удобные поручни в подземных переходах, тактильная плитка на тротуарах.

С такой специальной тростью — ее конец закруглен — ходить проще. Она скользит по канавкам и, как поводырь, ведет слепого человека. Можно гулять одному. Иногда, правда, находятся и случайные помощники. Девушка помогла Сергею перейти дорогу просто так. Увидела камеру, смутилась и убежала.

Наталья Яковлева по улицам ходит одна и без трости. В родном поселке все исхожено и знакомо, но настоящим барьером для нее, как и для любого слабовидящего человека, становятся ступеньки. Здесь никаких желтых полос нет, и вся лестница для пенсионерки — сплошное серое пятно без выступов.

В доме культуры маленького поселка Комсомолец ни желтых кругов на дверях, ни пандусов. Здесь инвалид — один на один со своей бедой. Но еще полгода назад Наталья Ивановна постоянно сюда приходила — пенсионерка пела в хоре ветеранов. Сейчас от этого хобби пришлось отказаться: подруга, с которой они вместе ходили на репетиции, больше не поет, и у Натальи Ивановны не стало провожатого. По этой же причине она больше не занимается в местном бассейне.

«На оздоровительную группу ходила в бассейн, а из бассейна выйдешь — о-о-о, как далеко идти. А здесь нигде света нет, и боишься идти уже, особенно зимой — гололед», — рассказывает жительница Ейского района Наталья Яковлева.

Чтение любимых книг теперь тоже для Натальи Ивановны недоступная вещь. Но пенсионерка придумала, как не расставаться с классиками: теперь она их не читает, а слушает.

Под любимую книгу Наталья Ивановна снова берет в руки спицы. Она уже давно вяжет, не глядя на само вязание. А еще вышивает. Копии знаменитых авангардистов — ее гордость. Изучая схему очередного шедевра, Наталья Ивановна раскрывает секрет, что это будет.

«Вот "Женщина, сидящая в кресле". Вот схема, вот клеточки, их надо сосчитать. Сколько зеленых, сколько каких… Вот моя мечта. Все равно я вышью эту женщину в кресле», — делится Наталья Ивановна.

А Геннадий Филиппович во время прогулки по Краснодару рассказывает про еще один очень важный для слепых людей момент — тротуарные дорожки. Именно они становятся поводырями, когда рядом никого нет.

«Зимой, когда снег засыпал, вот как сориентироваться?! Снег засыплет и здесь, и здесь. Поэтому желательно, чтобы краешек чувствовался», — говорит Евенко.

Впрочем, бывает, что и по тротуару, где удобные ощутимые края, тоже ходить непросто. Это центр города, перекресток улиц Московской и 40 лет Победы. Дорогие внедорожники стоят прямо на тротуаре. И если каждый из нас может обойти и побежать дальше, то слепому человеку здесь лавировать непросто.

«Вот это что у нас? Это машина. А я бы по краю тротуара шел, как я шел во дворе, ощущая бордюр, и обязательно бы наткнулся на эту машину. Мог бы поцарапать», — отмечает Геннадий Филиппович.

Еще одни помощники для слепых — звуковые светофоры. Но и здесь есть нюансы. На одном из перекрестков зеленый для пешеходов горит всего 15 секунд. Если бежать, то уложишься. Корреспондент со слабовидящим доходили последние метры уже на красный.

Сергей всю жизнь мечтал жить у моря. Сейчас его мечта сбылась. И пусть он не видит его так, как мы, но шум воды и запах дорисовывают картину.

«Мне очень нравится посещать набережную, пусть это даже иногда не совсем удобно — сейчас сезон закончился, и нет деревянных трапов. Очень люблю кидать камушки в воду и слушать, как они булькают», — признается Сергей.

У воды Сергей размышляет о том, чем он и Наталья Яковлева из Ейского района, и Геннадий Евенко из Краснодара отличаются от других жителей Кубани. И о том, как хотелось бы, чтобы этой границы не было.

«Конечно, хочется, чтобы доступную среду понимали не только узко, в плане тактильной плитки, пандусов, поручней, но и более расширенно — именно интеграция людей с инвалидностью в повседневную жизнь. Чтобы это не выглядело дико: "А, смотри, человек слепой или на коляске на набережную спустился". Почему это должно именно так быть? Это должно быть повседневно, повсеместно. Захотел человек — спустился на набережную, захотел — пошел погулял», — делится Сергей Гринь.

Автор: Маргарита Аветисян

Вернуться на ленту