Поэтесса из Каневской издала книгу со стихами на балачке

Съемка канала «Кубань 24»

В станице Каневской выпустили книгу местной поэтессы Зои Сизовой. Она пишет свои произведения на традиционном кубанском наречии.

В семье коренной казачки Зои Сизовой балакали все и всегда. В школе требовали правильного произношения, но искоренить традиционное и привычное не получилось. В молодости Сизова еще стеснялась говора, а потом перестала, и полились стихи.

«Я поняла, что я не одна, что такое имеет место быть. Поэтому я стала себя просто свободнее чувствовать, я не какой-нибудь пережиток прошлого, а это родное, близкое, кубанское, всем доступное», — делится поэтесса.

Помогла это понять личная встреча с кубанским поэтом Иваном Вараввой. После знакомства с ним осмелевшие рифмы Сизовой стали путать со стихами Тараса Шевченко — такими проникновенными и близкими они казались коренным казакам. Однако сейчас местное наречие встречается все реже, и уже понятны далеко не все слова, например, насиння — это семечки, а журба — это печаль.

В сборник стихов Зои Сизовой вошли произведения и на русском языке, и на балачке, причем произведения на диалекте местные краеведы считают особенно ценными.

«Это единственная поэтесса, которая пишет на этом диалекте, причем пишет так, что за душу берет. Человек занимается не просто рифмоплетством, а пишет от души», — считает директор Каневского районного историко-краеведческого музея Людмила Коваленко.

Стихи Сизовой можно понять интуитивно, но человеку, не освоившему кубанский диалект с детства, сложно их прочесть. Съемочная группа «Кубань 24» решила провести эксперимент в станице Ясенской и узнать, понимают ли балачку местные жители. Опросили около десяти человек, и эксперимент показал, что балачку они понимают, но уже редко кто в речи использует.

— «Тай с обрыва над водою собой дивувалась», — это я понимаю вообще-то, — читает местная жительница Валентина Шатирникова.

— У широкому та у стэпу одна красовалась, — зачитывает местная жительница Людмила Гостищева.

— Понимаете, о чем читаете?

— Ну, да. У меня много родственников в Должанке, и они вот так говорят. Я ничего не понимаю, что они говорят, честно говоря.

— «Приди, миленькый, напою водой, спать положу, как дитину», — кое-что есть непонятное, но в общем смысл понятен, — говорит местная жительница Татьяна Никанорова.

— Обнималась з витром в хмарах, пид солничком грилась, а як буря б налетела, до долу хылылась, — читает Николай Балабаев.

— Понятно?

— Понятно, что она обнималась, но почему она тогда с ветром в хмарах? А так понимаю, что это когда погода хмарится? Хмарится — то есть плохая погода.

Балачка — это смесь украинского и русского языков, рассказывает Зоя Сизова. Говор родился в казачьей среде после переселения на Кубань, а значит, стихи найдут отклик среди потомков казаков, сообщается в эфире телеканала «Кубань 24».