Космонавт Федор Юрчихин: всех политиков нужно отправить на орбиту

Российский космонавт Федор Юрчихин на международном фестивале PhotoVisa в Краснодаре представил серию фотографий о космосе «Наш дом — Земля». Интернет-порталу «Кубань 24» он рассказал об особенностях работы фотографа на орбите и почему всем политикам нужно обязательно побывать в космосе.

— Почему вы решили принять участие в фотовыставке?

— Это сочетание целой цепочки случайностей. Организаторы связались со мной благодаря моим друзьям. Узнав тематику фестиваля, я выслал им свои работы, из которых они выбрали подходящие. Выставка называется «Наш дом — Земля». Такое название я выбрал не потому, что красиво звучит. Оно отражает суть.

— Чем, с технической точки зрения, отличается работа фотографа на орбите?

— Представьте, что вы собрались фотографировать рассвет. Для этого пришли на берег моря или на вершину горы, настроили аппаратуру и ждете. Облако не там, дождь пошел — нужно сутки ждать этого же явления. На орбите в сутках 16 разных рассветов и закатов. Но если на Земле можно достаточно продолжительное время фотографировать, как поднимается солнце, то на борту станции у тебя есть не более минуты. За это время ты делаешь 20-30 кадров, потом солнце поднимается очень высоко и вся романтика раннего восхода исчезает. Еще одна особенность: ты снимаешь через иллюминатор, и иногда получается, что твой объект находится под неудобным углом. Но есть и преимущества — невесомость. На Земле для длиннофокусного объектива нужен штатив, а здесь в нем нет необходимости.

— Когда вы стали профессионально заниматься фотографией?

— Трудно сказать. Вообще, фотографирует каждый из нас. И я не могу сказать, что начинал снимать с целью показывать свои работы на выставках. Однако, когда побывал наверху, увидел, насколько прекрасна наша планета и насколько космос бесконечно черен. Разум понимает, что вокруг других звезд тоже какая-то жизнь теплится. Но, посмотрев на Землю и посмотрев на черноту, невольно задумаешься: «А может, мы действительно единственные во всем огромном мире и вот он наш дом?» Мне захотелось показать всем, насколько она красивая, наша Земля. Иногда, кажется, что она кричит нам: «Что вы со мной делаете? Что вы оставите своим детям?» Внедрение человека оставило очень большой отпечаток. Есть у меня и у нас мечта забрать на большой космический корабль всех политиков, чтобы они увидели, какая красивая у нас планета. А когда они наконец-то договорятся, что в своем доме не ругаются и не гадят, вернуть их обратно. Правда, мой друг, американский астронавт Майкл, спросил: «А можно их не возвращать?»

— Но человек продолжает осваивать космос. Может, в будущем удастся расширить границы «дома»?

— Еще Циолковский говорил, что человек все равно рано или поздно шагнет из своей колыбели. Но важно другое. Вы же каждый день уходите из дома на работу. Так и мы работаем долго, далеко. Но самое главное — это вернуться домой.

— Сейчас возрастает интерес к изучению космоса. На ваш взгляд, с чем это связано?

— Надеюсь, это во многом связано с тем, что люди видят плоды деятельности международной космической программы, в которой участвуют 16 стран. На МКС проводят множество разных экспериментов. Ученые из разных стран работают над одними и теми же проблемами. Я всегда приводил в пример, что все мы вышли из начальной школы и каждый из нас изучал самые простые арифметические действия: умножение, вычитание, сложение, деление. У меня есть впечатление, что политики выучили только два: отнимать и делить. Мы же показываем прелесть двух других действий: складывать наши усилия с той целью, чтобы приумножить богатства человечества.

— Насколько, на ваш взгляд, реалистична программа колонизации других планет, в частности Марса?

— Надо четко понимать, что исследование Марса — одна стезя, а колонизация — это, наверное, для тех, кто любит попкорн и видео. Наш дом — Земля. На работу на Марс съездить — да, но нужно вернуться. Рано или поздно человек побывает на Марсе, с какой миссией — пока вопрос. Сейчас исследованием планеты занимаются аппараты и пока достаточно успешно. К сожалению, среди них нет наших отечественных.

— Однако говорят о том, что в России есть множество программ развития космической отрасли?

— Очень хочется, чтобы путь от заявлений до реализаций действительно был. И очень хочется, чтобы он был как можно более коротким. Чем больше мы будем тянуть до новых серьезных шагов в космонавтике, тем больше у нас будет разрыв между теми, кто начинал осваивать космос, и теми, кто только приходит. Когда мы потеряем эту связь, придется открывать все по новой. И это страшно. Обидно, что сейчас нет даже прикладных вещей. Мы собираемся осваивать космическое пространство, а такие проблемы, как растениеводство на орбите, не решены. При этом в Советском Союзе на борту были получены первые семена растений, проведено огромное количество экспериментов, связанных с выращиванием культур. Но десятилетия прошли, а урожая для космонавтов мы до сих пор не получаем. Проблема размножения животных не решена. Продолжаются эксперименты и с рыбами, и с мышами. И тут мы были впереди планеты всей. Первые перепела родились на нашей станции. Мы только подошли к этим вопросам — и прекратили все интереснейшие эксперименты. А наши партнеры продолжают.

— В последнее время в прокат выходит множество фильмов о космосе. Как вы оцениваете их качество и реалистичность?

— Мы смотрим все фильмы об освоении космоса, которые выходят в прокат. Дело в том, что нас всегда об этом спрашивают. С технической точки зрения в каждом фильме есть неточности, кое-что шито белыми нитками. К сожалению, при всем богатстве российской истории у нас очень мало фильмов, посвященных космосу. Единственное, что вспоминается, — это «Укрощение огня» и фильм «Гагарин», но он скорее для юношества. Если брать западные фильмы, то мне из последних больше всего понравился «Интерстеллар». Но три часа для фильма — слишком много, это убивает интерес в любом даже в самом преданном зрителе. На второе место я бы поставил «Марсианина», на третье — «Гравитацию». Точно могу сказать, что второй и третий раз я бы, наверное, посмотрел «Интерстеллар».

— Судя по вашей биографии, вы с юных лет целенаправленно шли к тому, чтобы полететь в космос. Можете сказать, что полностью осуществили свою мечту?

— Нет, я скажу так: у моей мечты есть продолжение. Я приступил к подготовке к новому полету в составе основного экипажа МКС-52/53 вместе с Джеком Фишером и Паоло Несполи. Старт на корабле «Союз МС-05» запланирован на май 2017 года. Не знаю, чем все это закончится. Но желание снова полететь в космос есть.

Федор Юрчихин — летчик-космонавт РФ. Совершил четыре полета на орбиту, где провел более 537 суток. Также за его плечами восемь выходов в открытый космос общей продолжительностью 51 час 57 минут.

В 2008 году ему присвоили звание Герой Российской Федерации. Награжден орденом Дружбы, медалью «Золотая Звезда» Героя РФ, орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени, двумя медалями НАСА «За космический полет». Имеет звание командора ордена Феникс и памятный знак Гидронавта Байкала.


Фото Виктории Перевязко, «Кубань 24»

Вернуться на ленту