Королевы дорог

Несмотря на предубеждения, что водить крупногабаритные машины должны мужчины, часто на месте водителей троллейбусов, автобусов, трамваев или маршруток можно встретить женщин. Интернет-портал «Кубань 24» узнал у женщин-водителей, как они чувствуют себя за рулем пассажирского транспорта и почему выбрали такую работу.

Елена Сороколет, водитель троллейбуса:

— Как-то раз мы приехали с родителями из Славянска-на-Кубани в Краснодар, я тогда училась в школе. Прокатились на троллейбусе, и я решила, что хочу работать водителем. Окончила школу в 14 лет. В таком возрасте водительские права, конечно, не выдавали, поэтому на первое время устроилась на ХБК. А в 1985 году пришла на курсы в депо. С родителями я не советовалась, решение приняла сама. Когда они узнали, стали уговаривать перейти на трамвай. Думали, что там легче. Но я настояла на своем. Во всяком случае, сейчас не жалею.

Водить троллейбус училась почти год. Сначала рассказывали о правилах дорожного движения, устройстве машины. Потом начались занятия непосредственно на транспорте. Самостоятельно на линии я начала работать 3 февраля 1986 года. Конечно, когда впервые вышла на маршрут, очень переживала. Наставник мой говорил: «Не бойся никого, пусть тебя все боятся». Но при этом на дороге я стараюсь быть осторожной. В пути происходит много сложных ситуаций из-за большого количества транспорта и хамов за рулем. Иногда не реагирую на попытки таких людей вступить в конфликт, а иногда, конечно, приходится с ними поговорить. Но я всегда придерживаюсь правила, что лучше пропустить дурака, чтобы избежать ДТП. Пусть проедет, хотя по правилам я могла бы и не уступать, потому что у меня преимущество. Но главное — безопасность пассажиров.

Несмотря на то, что город меняется, становится красивым, трудностей у водителей хватает. Больше всего нареканий вызывают ямы на дорогах. Конечно, мы подаем заявки центральному диспетчеру, а тот – дорожникам, чтобы провели ремонт. Но ждать его порой приходится очень долго. А когда на пути там яма, тут яма — одну объедешь, в другую попадешь. Машину такие дороги ломают. Если случается поломка в пути, вызываем техпомощь. Когда я начинала работать, были троллейбусы старого образца. В них некоторые неисправности удавалось починить самой. Теперь появились машины на электронике. В них водитель сам ничего не может исправить. Сломанную машину забирают механики, а нам пригоняют другую на замену.

Когда мне дали новый троллейбус, вошла в кабину и ахнула. Кнопок много, думала, что ничего не запомню. Поначалу много вопросов задавала инженеру-электронщику. А через время ко мне уже бегали другие водители: покажи-расскажи, как и что.

Сейчас я работаю на 12-м маршруте. Всегда езжу на одном троллейбусе. Рабочее место держу в чистоте, не загромождаю украшениями и безделушками. Не люблю, когда в кабине много всего навешано. Со временем это начинает пылиться и срываться. Единственное, в кабине я повесила иконы. Не так давно 12-й маршрут продлили до стадиона «Кубань». Несмотря на то, что ехать приходится практически через весь город, мне новый маршрут нравится — на нем рабочий день пролетает быстрее.

Во время движения все внимание сосредоточено на дороге и пассажирах. Хотя, нужно отметить, что день на день не приходится. Бывает, легко отработаешь. А бывает — такие пробки, что очень сильно устаешь. Это на первый взгляд только кажется: куда водителю спешить, он уже на работе. Стой себе в пробке и жди. Но в такой дорожной обстановке происходит больше всего конфликтных ситуаций. Особенно сложно с маршрутчиками. Они постоянно с нами выясняют отношения из-за конкуренции. Стрессовые ситуации случаются, но это обычные рабочие моменты. К ним я привыкла.

Смена у нас длится от семи до девяти часов. Приблизительно за месяц мы должны наработать 160-170 часов. Бывает, что в конце смены так устаешь, что хочется все бросить. Когда после работы сама как пассажир захожу в транспорт, я отдыхаю. Стараюсь и других пассажиров не замечать. Хочется, чтобы никто меня не трогал. А в отпуск с семьей уезжаю за город. Самый большой для меня подарок — поездка в Абхазию, стараюсь туда выбираться хотя бы на недельку.

Светлана Друзина, водитель трамвая:

— Я работаю в КТТУ 1,5 года. Однажды ехала в трамвае и услышала объявление о наборе водителей. И решила: пойду-ка, попробую. Родственники были очень удивлены, когда узнали о моем выборе, сначала смеялись. Они и до сих пор меня, наверное, не понимают, но просто приняли мое решение. Мне здесь пока нравится, но вообще работа водителя трамвая достаточно сложная, в постоянном движении. А мне как раз и хотелось бы проводить как можно больше времени в движении.

На курсах учили устройству вагонов, принципам работы электрооборудования, основам безопасности дорожного движения. Я с 2006 года вожу автомобиль. В принципе, ПДД я знала, но и нового было много именно из-за специфики транспортного средства. Впрочем, опыт вождения автомобиля помог. Выходя на линию на трамвае, я уже знала, что будут делать водители автомобилей, и понимала, когда лучше притормозить, когда быстрее проехать или, наоборот, позвонить, потому что водитель меня не видит. Нужно всегда быть предельно внимательным, снижать скорость, проезжать перекрестки достаточно спокойно, чтобы в случае непредвиденных моментов, которые создают автомобилисты, быть готовой к маневру.

После того, как закончилась работа в учебном вагоне, пассажирская стажировка, я вышла на линию сама. Помню свои ощущения: никакого страха, напряжения, все четко, без суеты, как будто родилась водителем трамвая. В любой ситуации я брала себя в руки и говорила: «Ничего страшного, мы все это с инструктором проходили». В первые три дня я повторяла про себя каждую фразу, которую мне говорил инструктор. Первый рабочий день прошел без эксцессов. Сложность в управлении вагоном заключается не только в больших размерах машины, хотя это тоже важно. Например, трамвай должен останавливаться строго у стоп-линии, чтобы открылись все двери на посадочной площадке. Если водитель не дотянул до белой полосы, то шестая дверь осталась за пределами площадки, и пассажирам приходится выходить в траву. Это неприятно.

Хамов за рулем, к сожалению, много. Люди на автомобилях подрезают, выезжают на перекрестки, на рельсы, стоят до перекрестка на светофоре там, где им не положено. Причем, им жалко ломать свою машину, поэтому по брусчатке, по трамвайным путям, они едут медленно и не задумываются, что задерживают общественный транспорт, который движется по расписанию и минута в минуту должен быть на конкретной остановке. Вот из-за таких нерадивых водителей злишься, нервничаешь, но стараешься держать себя в руках, потому что главное — соблюдать безопасность дорожного движения. Стоит чуть ближе к автомобилю подъехать, водители злятся, иногда делают такие маневры – тронутся-остановятся, тронутся-остановятся. У них препятствий для движения нет, просто сидят и злят водителя, смотрят, что он будет делать. Вот это выше моего понимания. Я считаю, что это просто хамство. Но все зависит от того, как ты готов преподнести себя. Иногда достаточно легкой улыбки, и грубиян начинает вести себя совсем по-другому.

Как я уже говорила, я стараюсь сдерживать эмоции. Паника меня охватила во время первого ДТП. Это было вечером, я работала водителем подмены, брала вагоны на перерыв. Подъехала к остановке Таманской. Там висит знак: для автомобилей разрешен поворот налево после 20:00. Соответственно, как мне, так и водителю автомобиля, когда загорится разрешающий сигнал, можно продолжать движение. Но водитель машины при повороте налево должен остановиться у трамвайных путей, пропустить и дальше продолжить движение. В моем случае он начал движение вместе с трамваем. Чтобы затормозить, мне нужно запасное расстояние, так как трамвай весит много, и тормозной путь его гораздо длиннее, чем у машины. Конечно, я не успела остановить вагон: легонечко подтолкнула легковушку — разбила фару и чуть-чуть поцарапала автомобиль. Водитель вышел из машины и начал кричать: «Эй ты, курица, ты что не видишь, я здесь еду». Я попыталась объяснить ему, что у меня здесь преимущество. Но спорить было бесполезно, человек настроился на ГАИ. Я села в вагон — коленки и руки трясутся, — достала схему ДТП и начала заполнять. Потом приехали сотрудники ДПС, долго объясняли мужчине, что он неправ. Предлагали разъехаться полюбовно, но он не согласился. На оформлении аварии я потеряла очень много времени. Все разбирательство, включая поездку в ГАИ, длилось примерно с 20:00 до 1:00. После этого я стараюсь всячески избегать ДТП. Всего в моей работе их было два. Это очень мало. Обычно у молодых водителей бывает от пяти до восьми аварий.

Я работаю по нарядам – на всех маршрутах Восточного трамвайного депо. Один маршрут мне надоедает достаточно быстро. Хотя на некоторых направлениях легко работать, а на других, наоборот, требуется полная концентрация внимания. Это, например, маршрут № 8. Его протяженность составляет два часа. Меня в нем больше всего привлекает то, что рабочее время проходит быстро.

На работу я прихожу заранее, не позже чем за 15 минут до начала смены. По правилам мне нужно отметиться у медика, получить расписание, документы на вагон, поставить отметку, получить экипировку. Проверить вагон: работу дверей, микрофона, посмотреть, все ли в порядке с тележкой вагона, все ли болты на месте. Вообще, работа водителя трамвая достаточно пыльная. Например, нужно переключать стрелки. Они бывают автоматические и механические. В последнем случае приходится брать ломик, выходить и вручную переводить стрелку. Ее обрабатывают смазочным материалом, при переводе она может и брызнуть на одежду.

Для меня очень важно, чтобы в кабине было чисто. Это самое главное украшение. Некоторые вешают ароматические подвески, стелют вязаные подстилки, опять же для чистоты. А какие-то более броские украшения — стразы, цветы — я считаю, отвлекают от работы.

Конечно, работа накладывает свой отпечаток. Благодаря ей я стала намного принципиальнее. Но, самое главное, я не потеряла свое качество — люблю общение, людей. Мне очень приятно их перевозить. Жалко пенсионеров, которые заходят с тачками, палочками. Я всегда жду, когда они войдут или выйдут. Они в ответ говорят: «Спасибо, деточка». Некоторые пассажиры уже знают меня, здороваются. Бывают и конфликтные ситуации, но с ними по большей части сталкивается кондуктор. Для водителя главное — безопасность пассажиров в пути.

После напряженных рабочих дней я отвлекаюсь тем, что провожу время за любимыми занятиями: занимаюсь рукоделием — шью, вышиваю, делаю заколочки, бантики. Читаю книги — женские романы — для душевного равновесия. И, конечно, провожу время с любимой семьей. Мы ходим гулять в парк, в театры. Младшую дочку стараемся на каждое представление водить в цирк. Там и ищем положительные эмоции, радуемся, как дети.

Много положительных эмоций приносит и сам город, особенно весной, когда все только расцветает. Вообще, первый, кто видит даже самые незначительные изменения в городе, в природе — это водитель трамвая.

Наталья Коваленко, водитель автобуса:

— В депо я пришла 1,5 года назад. До этого на автобусах и маршрутках не работала, но стаж вождения автомобиля у меня был около 30 лет. Работа мне очень нравится. Честно сказать, у меня давняя мечта была поработать на общественном транспорте, и именно на большом автобусе. Объемный тяжеловесный автобус — мое призвание. Да и родные всегда приветствуют мой выбор. Они и не удивились, что я пошла на автобус.

Заметила, что женщины чаще выбирают управление троллейбусом или трамваем. Считается, что автобусы все-таки для мужчин. Но я знаю, что это мое, поэтому смело пришла на эту работу. Стажировку проходила на территории депо, потом вышла на маршрут № 14. Сперва немного побаивалась пассажиров, думала, как они отреагируют на то, что за рулем женщина? В первый день выехала по маршруту, проехала по остановкам. Было желание все сделать максимально правильно, чтобы люди обратили внимание на то, что автобус удобно подъезжает, водитель ждет пожилых пассажиров. Так первый круг проехала и адаптировалась к обстановке. Теперь знаю, что пассажиры меня любят, никаких претензий не предъявляют, некоторые ждут меня, когда я на маршруте, чтобы со мной ехать. Видимо, спрашивают у диспетчера, когда я работаю. Например, на остановке Бальнеолечебница, на конечной, некоторые бабушки — мои постоянные пассажиры.

Примет перед выходом на линию у меня нет. Просто каждый раз, когда прихожу в депо, здороваюсь со своим автобусом. Вот и все. Рабочее место держу в чистоте, где-нибудь игрушечка маленькая висит. Но никаких крупных украшений нет, их и не положено вешать.

Ощущения от вождения автобуса сильно отличаются от тех, которые испытываешь, когда ведешь автомобиль. Автобус большой, на нем чувствуешь себя королем дороги. А в маленькую машину садишься, как в коробчонку. А так, принцип управления один и тот же, как и ПДД. Но складывается ощущение, что многие автомобилисты в городе правила не знают. Постоянно пытаются подлезть под автобус, хотя он очень скоростной и тяжелый, его сложно остановить. Но водители легкового транспорта этого не понимают. Когда выдают права, их не учат, что нужно иметь уважение к общественному транспорту. Конечно, конфликты с хамами бывают, но я стараюсь не обращать на это внимание. Прилюдно нужно вести себя спокойно, стресс никому не нужен.

Аварий у меня, к счастью, не случалось. Надеюсь, все будет нормально и в дальнейшем. Я езжу аккуратно, соблюдаю правила, стараюсь делать так, чтобы пассажирам было комфортно — подъезжаю к остановкам близко. Но движение по городу очень тяжелое. Самая главная проблема — пробки. Они возникают, в том числе из-за того, что люди друг друга на дороге не уважают.

 

Марина Сулейманова, водитель маршрутки:

— Я решила получить водительскую категорию D, так как хотела купить автобус для семьи и взять приемных детей. Своих у меня пятеро, но так сложились обстоятельства, что сейчас мне приходится воспитывать их самой. Поэтому желание взять детей из детского дома осталось неосуществленным. Но так как я категорию открыла, и, видя поведение водителей на дорогах, решила посмотреть, что это за профессия такая.

Сначала хотела устроиться работать на автобус. Но так как стажа у меня не было, в депо меня не взяли, предложили пойти работать на маршрутку. В первом гараже мне тоже отказали. В июне 2016 года я встретила девушку-водителя, расспросила, как она устраивалась. Оказалось, она работала на своей машине. Меня к себе в пару не взяла, сказала, что самой работы хватает. Но дала номер компании, которая занимается перевозками из Юбилейного микрорайона в Oz Mall на маршруте № 77. Там подтвердили, что берут женщин, и пригласили на собеседование. Стажировку я прошла за один круг. Водитель, который меня стажировал, посмотрел на то, как я веду себя за рулем и сказал: «Езжай». На этом маршруте я отработала пять месяцев. Но в гараж к Oz Mall было далеко ездить, и я нашла работу поближе к дому — в районе «Красной площади». Так вышла на маршрут № 48. Мне очень нравится. Правда, я выбрала щадящий режим — работаю только в пятницу и субботу. Я же не деньги зарабатываю, а езжу для удовольствия. Я считаю, что нужно просто жить, и если тебе нравится что-то, делать это от души.

Я получаю удовольствие от того, что делаю, потому что, во-первых, я не напрягаюсь, еду ровно, четко, без резких перестроений. Понимаю, что у меня есть ответственность за пассажиров. Дважды приходилось применять экстренное торможение, чтобы избежать столкновения. Но, слава Богу, обошлось. Один пассажир ударился, но простил меня, потому что видел ситуацию на дороге. Нравится общение с людьми. Нравится, что пассажиры удивляются, когда заходят в транспорт и видят меня за рулем. Это положительные эмоции, и я их черпаю. Жизнь нелегкая, и проводить все время в раздумьях о том, как заработать, еще труднее.

С коллегами-мужчинами я в хороших отношениях, многие меня пропускают на дороге, причем даже конкуренты. Знаки внимания оказывают, выражают симпатию. Думаю, приди мой брат на маршрутку, ему было бы намного тяжелее, чем мне. Мужчины между собой конкурируют, а я никому конкуренции не составляю. Ребята называют меня «наша звездочка», «солнышко», «цветочек». Это приятно.

Новая работа не повлияла на то, как я вожу личный автомобиль. Я всегда ездила аккуратно. Управление маршруткой не сильно отличается от управления легковым транспортом. У нее габариты больше, чем у автомобиля, есть преимущество выезда с остановок, о чем, кстати, не все водители личного транспорта знают. Поломок у меня, к счастью, не было. Единственное, на 77-м маршруте у меня часто перегорали лампочки. Когда это случалось, поднимала капот, вроде как собираюсь менять их, хотя сама в этом ничего не понимаю. Тут же подходили водители других маршруток и все делали.

Так как график работы у меня необычный, езжу на той машине, которая достанется. У нас в гараже все водители ответственные, поэтому нареканий к транспорту нет. И потом, перевозчик хорошо следит за машинами: их каждый день моют снаружи и в салоне, если появляется поломка, механики за ночь ее устраняют.

В дорогу всегда беру секундомер, на котором мы отмечаем пункты, где должны сообщить другим водителям, как ехать, чтобы не догонять друг друга. И, конечно же, телефон, чтобы связаться с коллегами, и, в случае чего, — с диспетчером.

Обычно на маршруте я делаю пять рейсов за день. В выходной могу и шесть, а если пробки, то не больше четырех. По свободной дороге от улицы Комарова до Автолюбителей можно доехать за час, думаю, это не так уж много. А в пробке путь занимает почти два часа. Жалко пассажиров, которые вынуждены стоять в полной машине по 20-40 минут, в частности, на Старокубанском кольце и улице Школьной перед Северной. Улица Российская — это необыкновенное место. Иногда кажется, что там идут кислотные дожди, после которых на дороге появляются просто нереальные ямы. Наш город не приспособлен для жизни, свойственной мегаполису. Очень много людей, транспорта. На улице Северной некоторые остановки рассчитаны на одно транспортное средство. Остальные машины должны стоять в очереди, чтобы подъехать и высадить или взять пассажиров. Особенно страшно, когда на остановке перед улицей Коммунаров людям приходится выходить на середину проезжей части, чтобы сесть в маршрутку. Подъехать к тротуару там просто нет возможности из-за большого количества транспорта.

Неадекватные люди встречаются среди пассажиров — срываются на тех, кто стоит в салоне, иногда ругают меня. Однажды ко мне села женщина, она бежала к маршрутке, боясь опоздать. А день был теплый. В салон она вошла разгоряченная и начала кричать на меня, что все окна закупорены, маршрутка полная, жарко. Я попыталась ей спокойно объяснить, что она пробежалась, поэтому жарко, сейчас поедем, будет прохладно. Но женщина не успокаивалась. Остальные пассажиры молчали. Я предложила ей выйти, но предупредила, что деньги не верну, потому что пока длился конфликт, мы проехали несколько остановок. После этого она утихомирилась. Был другой случай, когда мужчина спросил, как идет этот маршрут. Когда я рассказала, что еду по улице Комарова через психиатрическую больницу, ответил, что мне туда и дорога. Я остановилась, повернулась к нему, спросила, почему он так со мной разговаривает. Старалась говорить строго, но без негатива. Честно говоря, было страшно. Кто знает, что у этого человека в голове? Обидно, что в салоне в этот момент было человек 18, но ни один не вступился за меня. После разговора мужчина долго извинялся. Он, оказывается, не ожидал, что я обижусь. Нужно просто по-человечески ко всем относиться. Даже если пассажир настроен негативно, надо поговорить с ним, вывести его из этого состояния. Как я со стрессом справляюсь? У меня просто богатый внутренний мир.

Многих водителей раздражают пассажиры с проездными. Моя мама тоже всегда их покупает. Она ведет активный образ жизни, помогает многим людям. У нее просто пенсии не хватит платить за все поездки. Поэтому я и к другим пассажирам с проездным отношусь нормально. Сейчас и дети ездят с проездными. У меня тоже есть льготы, и я могла бы купить билеты своим детям, но не делаю это по двум причинам: во-первых, они не будут предъявлять его, а во-вторых, я понимаю водителей, которым нужно зарабатывать.

В первое время мне было неприятно брать плату за проезд у детей-пассажиров. С другой стороны, я подумала, что если сейчас ребенок не заплатит, у него будут лишние деньги на непонятные расходы. И кроме того, он начнет думать, что все будут возить его бесплатно. А с другими водителями так может не получиться. Поэтому я не стала их искушать. Мои дети платят, и другие пусть тоже.

Часто люди забывают или теряют вещи в салоне. В течение дня вожу их с собой, а потом отдаю диспетчеру в гараже — вдруг кто-нибудь обратится. Много и воровства. Недавно, например, был случай: один парень передал 500 рублей, я отсчитала сдачу и передала человеку, который сидел ближе ко мне. Он забрал деньги себе. Через некоторое время парень, которому они предназначались, обратился ко мне: «Где же моя сдача?» Хорошо, что я запомнила того, кому ее передала. Строго попросила вернуть деньги. А у моих коллег бывали ситуации, когда люди брали чужую сдачу и выходили на остановке, а водителю пришлось отсчитывать из своего кармана.

На самом деле, водить маршрутку — очень трудная работа. В гараж мы приезжаем к 5:00 и в 23:00 возвращаем машину. Некоторые водители работают два дня через два или три через три. Износ нервной системы крайний. И те, у кого нет внутреннего стержня, спокойствия, мира, соответственно создают трудности и конфликты на дорогах. В городе очень большая конкуренция — на одного пассажира на некоторых направлениях приходится четыре вида транспорта. Водители стараются зарабатывать, поэтому и начинаются гонки. Когда в конце дня мы сдаем план, никто не спрашивает, хватит ли у тебя денег, чтобы доехать домой. Иногда приходится и из своего кармана докладывать. Этот момент пассажиры не знают и не учитывают.

У меня финансовый вопрос ребром не стоит. Программу максимум я выполнила: детей родила, дом построила, дерево посадила. А в остальном — что получается, то и буду делать.

Вернуться на ленту