Имя в названии: улица Жигуленко в Краснодаре

Герой Советского Союза, штурман и пилот ночного бомбардировщика, кинорежиссер — все это о нашей землячке Евгении Жигуленко.

В 1981 году на экраны Советского Союза вышел фильм «В небе ночные ведьмы». Режиссером и сценаристом ленты, посвященной летчицам Великой Отечественной, была летчица 46-го Таманского гвардейского бомбардировочного женского полка гвардии лейтенант Евгения Жигуленко.

Евгения Андреевна Жигуленко родилась в 1920 году в Краснодаре в рабочей семье. Окончила железнодорожную среднюю школу № 34 в Тихорецке. Училась в Дирижаблестроительном институте (сейчас — Московский авиационно-технологический институт). Перед самой войной окончила школу летчиков при Московском аэроклубе. Когда на нашу страну напала гитлеровская Германия, вопросов «что делать дальше» у Евгении Жигуленко не было. Уже в октябре 1941 года она встала в строй Красной армии.

Вскоре летчицу Жигуленко направили на курсы штурманов при Военной авиационной школе пилотов и курсы усовершенствования летчиков, которые она окончила в 1942 году. А потом был фронт. В боевых действиях на разных фронтах Великой Отечественной войны Жигуленко принимала участие с мая 1942 года по победный май 1945-го.

«Когда полк прибыл на фронт, командир полка Евдокия Бершанская не выпускала меня в боевые вылеты в качестве летчицы, а только штурманом. Она дала мне команду усиленно тренироваться в управлении самолетом. Когда же начались мои боевые вылеты в качестве летчицы, я стояла первой в строю, как самая высокая по росту, и, пользуясь этим, успевала первой добежать до самолета и первой вылететь на боевое задание. Обычно за ночь успевала совершить на один вылет больше, чем другие летчицы. Так благодаря своим длинным ногам я и стала Героем Советского Союза», — писала в своих воспоминаниях Евгения Жигуленко.

Памятник Евгении Жигуленко в Сочи. Скульптор Евгения Пешкова. Фото с сайта privetsochi.ru.

За годы войны командир звена 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиаполка Евгения Жигуленко совершила 968 боевых вылетов — это самый высокий результат после Ирины Сербовой (1004 боевых вылета) и Натальи Меклин (980 боевых вылета).

Полк, в котором служила Евгения Жигуленко, был оснащен самолетами По-2. Эти «небесные тихоходы» были настоящими рабочими лошадками Великой Отечественной. На них эвакуировали раненых, доставляли грузы в партизанские отряды, переправляли за линию фронта небольшие группы разведчиков, а еще их использовали в качестве бомбардировщиков. Как правило — ночных бомбардировщиков, потому что днем тихоходные По-2 представляли легкую добычу для истребителей и зенитных батарей. Ночью же их, летающих на небольших высотах и оснащенных маломощными, зато и малошумными моторами, врагу было обнаружить и сбить куда сложнее.

Летали на По-2, главным образом, женщины. Немцы прозвали наших летчиц «ночными ведьмами», а ведьмам-то было по 17-20 лет. Маршал Советского Союза Константин Рокоссовский однажды приехал в полк к «ночным ведьмам». Это было в канун 8 Марта. Маршал поздравил летчиц с женским праздником и выразил восхищение их деятельностью.

«Слыхал я легенды о вашем полку, еще когда командовал Первым Белорусским фронтом. Мне это казалось сказкой. Теперь вижу, что это быль. Я вижу женский авиационный полк. Говорят, что вы не хотите принимать к себе в полк мужчин. Это хорошо, вы и сами дойдете до Берлина...» — сказал Рокоссовский и оказался прав: они действительно дошли почти до Берлина — до Нойбранденбурга.

Евгения Жигуленко в составе полка участвовала в битве за Кавказ, в освобождении Кубани, Крыма, Белоруссии, Польши, а также воевала в небе Германии. Летчицами полка на врага сброшено 2 902 980 кг бомб, 26 тыс. зажигательных снарядов. По неполным данным, полк уничтожил и повредил 17 переправ, 9 железнодорожных эшелонов, 2 железнодорожные станции, 46 складов, 12 цистерн с горючим, 1 самолет, 2 баржи, 76 автомобилей, 86 огневых точек, 11 прожекторов. Своими бомбардировками немецких позиций и вражеских тылов «ночные ведьмы» спровоцировали 811 пожаров и 1092 взрыва большой мощности.

Авиаполк воевал с такой интенсивностью, что порой перерывы между вылетами составляли пять-восемь минут. Случалось что за ночь экипаж совершал по шесть-восемь вылетов летом и 10-12 зимой (года ночи длинее). Бомбовая нагрузка По-2 была не очень высокой — от 200 до 300 кг. Но за счет множества боевых вылетов с каждого По-2 за ночь сбрасывали больше бомб, чем за сутки со штурмовика Ил-2 или с полноценного боевого бомбардировщика. Всего самолеты авиаполка находились в воздухе почти 29 тыс. часов. Это около 1 тыс. 190 суток. Единственным личным оружием у девушек из экипажей ночных бомбардировщиков был пистолет ТТ . Ни пулеметов, ни раций на борту не было, девушки предпочитали летать без парашютов. Вместо них брали побольше бомб.

Воюя три года подряд, еженощно вылетая на боевые задания, Евгения Жигуленко была одной их лучших летчиц полка. 23 февраля 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий и проявленные мужество и героизм гвардии лейтенанту Евдокии Жигуленко присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Служить в армии Жигуленко продолжила и после войны. Лишь в 1955-м гвардии майор Евгения Жигуленко была уволена в запас. А потом поступила в… институт кинематографии.

По мнению некоторых исследователей, профессию кинорежиссера Евгения Андреевна выбрала не случайно — она хотела увековечить память об участии уникального женского гвардейского полка ночных бомбардировщиков в борьбе с фашистами.

В 1976 году Жигуленко сняла свой первый фильм «Одни сутки из 1100». Это история о первом вылете юных летчицы и штурмана во вражеский тыл.

В 1981 году жители Советского Союза увидели ее знаменитый фильм «В небе ночные ведьмы», посвященный памяти 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиаполка, в котором она служила. Фильм был также показан за рубежом.

В 1984 году режиссер сняла военно-приключенческий фильм «Без права на провал» в котором и сама сыграла одну из ролей.

Вспоминает Станислав Садальский:

«"Без права на провал" снимали в Ялте. На утро была назначена съемка: мамы и Василька. Меня просят зайти к режиссеру Жигуленко.

Иду в гостиницу. Жигуленко нервничает...

— Стас, а как ты отнесешься, если я сыграю маму героя? У меня никого из родных: сын умер, муж бросил, а кино — это мой ребенок, пусть останется что-то после... Мое изображение и голос...

— А почему... нет, Евгения Андреевна?! Мне нравится ваша идея!»

Так боевой летчик и режиссер стала еще и актрисой, оставив для следующих поколений свои «изображение и голос», которые можно увидеть и сейчас.

Умерла Евгения Андреевна 2 марта 1994 года. В 1995-м именем Евгении Жигуленко была названа улица в Прикубанском округе Краснодара.

Вернуться на ленту