Кубань 24

Спецрепортаж: Горнолыжные курорты в Сочи

100845

— Мы находимся в самом дорогом номере в нашем отеле. По площади 227 кв. м, на первом этаже большая гостиная, свой камин. На втором этаже — несколько спален. Стоимость номера на двух людей будет 50 тыс. рублей в сутки, включая завтраки.

Спрос на люксовые предложения в этом сезоне вырос, хотя варианты побюджетнее все равно остаются хитом продаж, рассказывают в международных сетях отелей Красной Поляны. Например, в самый пик — 4-6 тыс. рублей в сутки за апартаменты с гостиной и собственной кухней. Излюбленный вариант среди большинства туристов. Чтобы не сдавать позиции одного из самых привлекательных мест в России для сноубордистов и лыжников, в Поляне готовы предлагать самые разные варианты: от бюджетных до эксклюзивных.

«У всех гостей наших отелей есть интересная возможность: они могут просматривать камеры, которые специально выведены для них. В онлайн режиме могут просматривать количество людей, которые катаются на трассах, могут просматривать, какая погода на улице. Могут просто осматривать пейзажи нашего курорта в онлайн режиме», — рассказывает менеджер сети отелей Владислав Подоляк.

Спустя год после Олимпиады, как прогнозировали некоторые эксперты, отели в горном кластере повально закрываться не стали. Наоборот, зимние курорты превратились в целые городки со своими улицами, магазинами и торгово-развлекательным центром. И если в самом поселке Красная Поляна живут около 4,5 тыс. человек, то, к примеру, только на одном горнолыжном курорте «Горки Город» могут разместить 6,5 тыс. туристов.

Генеральный менеджер четырех- и пятизвездочных отелей Дирк Шпиндельдрейер не устает радоваться и хвастать гостиничной статистикой. В Новый год и Рождество отели были заполнены на 96%. Сейчас средняя загрузка — выше половины. Следующий месяц тоже расписан. При этом облюбовали Красную Поляну не только русские, но и немцы с австрийцами, говорит он.

«Число наших зарубежных гостей заметно увеличилось. Например, моим друзьям из Германии сейчас, когда рубль ослаб, выгоднее отдыхать здесь, в Сочи, в Красной Поляне. И, сравнивая работу горных курортов в Швейцарии и здесь, они были удивлены, что местные горнолыжные базы ни в чем не уступают. По сути, это первый настоящий сезон для этих курортов, которые здесь находятся, после Олимпиады. И он идет очень хорошо. Есть загрузка, есть люди», — рассказывает Шпиндельдрейер.

Зато Европа в этом году, по подсчетам аналитиков, может не досчитаться около 20% российских горнолыжников. Значительная часть меняет зарубежную лыжню на Красную Поляну.

В мире есть всего несколько туристических мест, где днем можно кататься в горах, а вечером гулять по берегу моря. Конкурировать с курортами Дубая, Калифорнии и южного острова Новой Зеландии вполне готов и российский Сочи. Всего за 11 дней новогодних каникул свой след на снеге в Красной Поляне оставили больше 180 тыс. туристов. Поток людей был такой, признаются сотрудники баз отдыха, что работать приходилось, как на конвейере.

На несколько дней в новогодние праздники пришлось даже ограничить продажу скипассов — билетов на подъемники, 3 и 4 января, в самый разгар отдыха, в горный кластер приехало 43 тыс. туристов. Это в два раза больше, чем рассчитывали принять. Среди тех, кто опробовал сочинский снег, был и губернатор Александр Ткачев. Глава региона, спустившись по нескольким трассам в самый разгар сезона, проверил, справляются ли курорты с нагрузкой. Уже после, по горячим следам, на совещании по развитию горнолыжных курортов в крае Александр Ткачев озвучивает: с точки зрения бизнеса, не удовлетворить такой спрос, значит, упустить свою нишу на рынке.

«Конечно, мы должны сегодня думать и о расширении курортов, привлечении уже новых склонов в этот горно-туристический кластер. Это потребует огромных инвестиций, мы видим по опыту европейских курортов, как они развиваются последние 30-40 лет. Год за годом, шаг за шагом. Конечно, там тысячи горнолыжных склонов, трасс, и понятно, что емкость совершенно другая. Конечно, на этом зарабатывают огромные капиталы, и миллионы российских туристов уезжают из страны и оставляют там средства. Значит, налоговую базу, значит, создают предпосылки для развития бизнеса только европейского. Созданием этого курорта, благодаря Олимпиаде, олимпийскому проекту, мы разворачиваем ситуацию. У нас есть все шансы, чтобы российский турист раз и навсегда остался в России в зимнее время года», — подчеркивает Ткачев.

Об изменении всей концепции зимнего курорта поговаривают и в самих горах. Роман Киранчук, главный инженер эксплуатации спортивных объектов, практически живет на склонах и трассах. Считает, что создание зоны единого скипасса в Красной Поляне в ближайшие три года должно стать приоритетной задачей. Недаром на такую систему давно перешли в Европе и Америке.

«Будут завязаны курорты канатными дорогами, горнолыжными трассами. И это позволит лыжникам, сноубордистам беспрепятственно, покатавшись на одном курорте, переехать и оценить возможности соседнего курорта. Это позволяет распределиться лыжникам по всей территории Красной Поляны, там, где доступны склоны для катания. Естественно, это минимизирует очереди на канатных дорогах и трассах», — рассказывает он.

Заходя на очередной вираж на своем ратраке — машине, которая разравнивает снег, Максим Лавренов готов разложить целую ретроспективу создания Красной Поляны как горнолыжного курорта. Человек, который больше похож на любителя солнечной Ямайки, чем заснеженных гор и кандидата в мастера спорта по лыжам, участвовал в создании этих трасс до Олимпиады. По его словам, ни один горнолыжный курорт еще не строился за шесть-восемь лет. Обычно развитие подобных мегапроектов — эволюция длиной в полвека.

«Сейчас Красная Поляна имеет полную инфраструктуру. Целиком и полностью. Отели, рестораны, тренажерные залы, склоны, подъемники. Качество катания здесь отличное. Поляна — это еще и Мекка внетрассового катания из-за того, что выпадает много осадков очень пухлого снега», — говорит Максим Лавренов.

За одну ночь в Поляне может выпасть метр снега. Поэтому склоны притягивают множество райдеров. Вне специально подготовленных трасс сорвать «пухляки», то есть проехаться по свежевыпавшему снегу, сюда стекаются сотни опытных лыжников и сноубордистов.

После Олимпиады горнолыжным базам в Красной Поляне в наследство осталась вся инфраструктура. В «Розе Хутор», например, самая крупная в Европе система искусственного оснежения и скоростные спуски на 140 км/ч. Трассы, где проходили Зимние Игры, очень популярны среди туристов. И становятся имиджевой «фишкой» курорта.

— На олимпийских трассах катаемся, чтобы ощущать дух Олимпиады.

— Мне очень нравится, очень удобно. Безумно классная трасса. Очень удобно построенная. И снега достаточно. Все просто супер.

— На самом деле здесь общались с людьми, которые за границей отдыхали, говорят, что ничем не уступает, даже местами лучше трасса. Разнообразие трасс любой сложности. И для новичков, и для тех, кто уже умеет кататься.

Развитие горного кластера вопрос стратегический. Эта отрасль — одна из ключевых в крае. Поэтому существующую инфраструктуру, хоть и новую, нужно постоянно улучшать. Особенно это касается транспорта. Вопрос стал одним из основных на совещании по развитию горных курортов на Кубани. Добраться до Красной Поляны можно на «Ласточках», рейсовых автобусах из Адлера и на своем автомобиле. Правда, в последнем случае свободное место придется поискать.

«Отсутствие парковочных мест в надлежащем количестве. Это, конечно, мешает функционированию курорта. Какие предприятия в этом смысле имели дефицит парковочных мест?» — спрашивает губернатор.

«На сегодняшний день соотношение парковочных мест "Горки Город“ и "Газпрома“ к их фондам жилым составляет от 73 до 83%. Cоотношение, которое стоит у „Роза Хутор“, на сегодняшний день приближается к 47%. Это по отношению к постоянно проживающим», — сообщает заместитель губернатора Краснодарского края Александр Саурин.

— А емкость самого курорта «Роза Хутор», она в два раза больше, чем…

— Самая большая. У них 92 тыс. человек, которые прибыли. Это почти 55% тех, кто поднимался на горы.

Но просто с комфортом покататься и отдохнуть в отелях недостаточно, считает губернатор. Из кубанского гостеприимства нужно делать полноценный бренд с использованием местного колорита, ставит задачи Александр Ткачев.

«Мы действительно должны уходить от таких размытых форм обслуживания, потому что мы построили курорт на Кубани, на юге страны, где рядом производится огромное количество товаров, продуктов питания. Качественных, экологически чистых. Конечно, люди интересуются местными продуктами», — замечает Ткачев.

Найти в Красной Поляне ресторан именно кубанской кухни оказывается не так легко. На весь курорт — одно официальное заведение. Еще во время Олимпиады здесь опробовали кубанскую кухню на иностранцах — эксперимент прошел успешно. Теперь меню — на французском, английском и немецком языках.

«Конечно, наш кубанский борщ. Они так смакуют. В начале с такой опаской. Надкусывают эту перчину. Потом понимают, что это вкусно, остренько, необычно. Пампушечки с чесночком, пылающий борщик. Конечно, очень вкусно. Это, конечно, было топовым блюдом. Борщи улетали кастрюлями. Сейчас нам еще придется печатать меню на китайском. Ожидается большой поток китайских туристов», — рассказывает директор ресторана Юлия Сеничева.

Гости из Поднебесной уже начали прощупывать кубанскую землю. Первый поток китайцев — руководители турфирм. После знакомства с Сочи, Красной Поляной они готовы отправлять сюда своих соотечественников в недельные туры. Горнолыжный сезон в Красной Поляне заканчивается в начале мая. К этому времени здесь рассчитывают принять 1 млн туристов. Цифры, которые говорят о потенциале зимнего отдыха в традиционно летнем Краснодарском крае.

Автор: Александр Иванченко

Авторы: Александр Иванченко