В Краснодаре вспомнили первый день начала Великой Отечественной войны

Съемка канала «Кубань 24»

О бесстрашных добровольцах и беспощадном солнце 22 июня 1941-го — репортаж корреспондента «Кубань 24» Александры Проскуриной.

— Стояла такая же жара, как сегодня?

— Да, градусов 30 даже было 22 июня. 

Страдающие от жары, с газетными треуголками на головах — 76 лет назад площадь перед краснодарским военкоматом была заполнена людьми. Они теснились на небольших тенистых пятачках и ждали своей очереди — все как один стремились на фронт.

— Объявление по радио было в 12:00, а уже в 13:00-14:00 первые добровольцы попытались штурмом взять военкомат. 

Добровольцами в первые часы вызвались 8 тыс. человек. Война 22 июня еще не была страшной, ее не воспринимали как трагедию народа. В умах стремящихся на фронт она была овеяна романтикой.

И именно так войну описывали первые призывники в своих письмах и дневниках:

«Такой волны патриотизма мне никогда не приходилось видеть. И стар, и мал — все осаждали пункты призыва. Меня записали в связисты. Отправку на фронт скрывала до последней минуты, старший брат уже воевал под Смоленском, мама очень переживала, поэтому мне не хотелось ее лишний раз волновать». 

С кубанских железнодорожных станций отправились составы с первыми солдатами. Отправление каждого эшелона отмечали как народный праздник — добровольцы утопали в цветах и объятиях земляков. И было уже не важно, кто едет на фронт, родственник, сосед или незнакомый человек — они все уже в тот первый день стали героями. 

«Каждому хотелось отличиться, каждый спешил успеть на эту войну, поэтому желающих в первые дни было очень и очень много», — рассказал историк Борис Оленский.

Люди бросали токарные станки, комбайны в поле, закрывали торговые прилавки. Даже военнообязанные железнодожники не дожидались призыва, а шли сами. А те, кто оставался в тылу, все равно работали на фронт. 

«Депо локомотивное выпускало 80-миллиметровые минометы, делали ежи противотанковые. Там, где были швейные мастерские, шили одежду», — пояснил хранитель музея истории железных дорог Кубани Юрий Архипов. 

Но формы не хватало. Добровольцы отправлялись на фронт в гражданской одежде, с небольшими узелками за плечом — в военкоматах сразу предупреждали, что идти в бой нужно со своим провиантом. Волна народного воодушевления не могла залатать прорехи в оснащении войск. Но на помощь пришла смекалка. Например, вооружить 17-й казачий кавалерийский корпус помогли железнодорожные вагоны.  

«Шашки для этого корпуса делались из поездных рессор, на Седина их штамповали, и все вот эти набалдашники, что делались раньше из латуни, стали делать из чугуна. Поэтому шашка была тяжелее, но зато метко разила врага», — рассказал Борис Оленский. 

Меньше чем через месяц после начала войны воодушевленные боевой романтикой начали понимать, что враг не только реален, но и силен, и победить его в два счета не получится. Тогда стали появляться первые герои. Из станицы Бесстрашной Усть-Лабинского района на войну ушел Дмитрий Лаврененко. В боях под Москвой он уничтожил 52 вражеских танка. Он погиб в 1941 году, в 27 лет. Подорвался на мине. После похорон его командир написал в письме: 

«Он один, понимаете, один, со своим танковым экипажем защитил город. И знаете, какой? Серпухов. Об этом не сообщала ни одна газета. Не стоило волновать москвичей вестями о том, что нависла такая угроза. Но это исторический факт. И когда-нибудь о нем напишут в газетах». 

И таких неизвестных героев будут тысячи. О Лаврененко написали, но спустя 45 лет после Победы. В 1990 году единственному танковому асу было присвоено звание Героя Советского Союза, сообщается в эфире телеканала «Кубань 24».

Фоторепортаж о том, как в Краснодаре проходила патриотическая акция «Свеча памяти», смотрите здесь.

Вернуться на ленту