В Ейске прошла историческая реконструкция фрагмента битвы под Кенигсбергом

Видео телеканала «Кубань 24»

Ее провели участники военно-патриотических клубов. Они посвятили реконструкцию приближающемуся празднованию Дня Победы.

Бой — уменьшенная в тысячи раз копия, но к исторической точности его участники относятся с пристрастием. Весна 1945 года, советские войска уверенно движутся на Берлин. Нужно собрать последние силы для решающего удара. В Кенигсберге было создано три кольца обороны, враг подготовился к длительному сопротивлению, но удержать советские войска гитлеровцам не удалось.

«Морально пали духом. Среди них уже гитлерюгенды участвовали, то есть пацаны 16-летние. Они уже собирали и старых, и малых. Мы для реконструкции решили, что пусть немцев чуть поменьше будет, а бойцов Красной армии — побольше. Все-таки наши уже шли к победе», — рассказал руководитель военно-исторической реконструкции Анатолий Артамонов.

Такая военно-историческая реконструкция в Ейске проводится впервые. Событие привлекло сотни зрителей. За кого болели — и спрашивать не нужно. Исход битвы ясен с самого начала, но нельзя было сдержать ликования, когда появилось Красное знамя.

«Вся техника и орудия, которые участвуют в реконструкции, — подлинные свидетели ожесточенных боев. И немецкая противотанковая пушка, и американский "Виллис", и легендарная "сорокопятка" были найдены под Сталинградом», — сообщила собственный корреспондент «Кубань 24» Мария Николаева.

На поле боя расположился немецкий военный госпиталь. Марина Медведева по поддельным, но очень реалистичным документам — сотрудница германского Красного Креста. Девушка пишет диссертацию об этой организации и коллекционирует вещи, связанные с медициной времен Великой Отечественной войны.

«У них уже были хирургические лампы на батареях, чего у нас не было, у нас светили руками и чуть ли не свечками. У них был огромный ассортимент обезболивающих, они использовали какие-то наркотические средства, у них был обширный ассортимент всяких мазей. Да, медицина в Германии была развита», — пояснила участница военно-исторической реконструкции Марина Медведева.

Многочисленные госпитали для солдат вермахта под Кенигсбергом против советских санитаров, которые под пулями спасали жизни бойцов. Видеть потери, хоть и не настоящие, горько, говорит Максим Макаров. Он ведет за собой красноармейцев не в первый раз. И всегда эта роль волнительная.

«Конечно, ощущаешь гордость, потому что по-другому никак, ведь это действительно великая Победа, великие дни, великие люди. Конечно, гордость, и конечно, когда поднимаешься в атаку, чувствуешь страх, потому что, хоть знаешь, что холостыми стреляют, но все равно встать на немецкую цепь или видеть атакующий немецкий танк — это действительно страшно», — отметил участник военно-исторической реконструкции Максим Макаров.

По задумке боя советские пехотинцы и артиллеристы освободили военнопленных  и тут же пошли в атаку. Свое знамя, как и в 1945-м, водрузили в самом сердце  фашистского лагеря.

Подобную реконструкцию в Ейске планируют устроить и в следующем году, но у следующей будет уже совсем другой сценарий.

Вернуться на ленту