При этом в отличие от аналогичных событий 2010 года неурожая в этом году не было: напротив, по данным Минсельхоза, гречки было собрано в переизбытке. Санкции и запрет на экспорт европейских продуктов здесь тоже не при делах: крупа производится в России, и ее стоимость никак не может зависеть от внешнеполитических факторов. Тогда в чем же дело, и почему именно гречка стала своеобразным индикатором, даже символом кризисных явлений в России?

Золотая гречка

О гречке заговорили в октябре-ноябре 2014 года. Тогда цены на нее в целом по стране подскочили, по данным Росстата, на 27,5%. Спрос на крупу был огромен: некоторым торговым сетям пришлось ввести правило «одна упаковка в руки», чтобы сохранить ее на прилавках. Но это в итоге только подогрело «гречневую панику», и продукт стал стремительно исчезать с магазинных полок, что опять-таки добавляло ажиотажа.

Чуть ранее, в конце октября, поставщики гречки впервые заговорили о надвигающемся кризисе в отрасли и начали рассылать торговым сетям письма о приостановке продаж и увеличении цены на 50-70%. Поставщики уверяли, что гречку очень трудно найти и на рынке наблюдается чудовищный дефицит. А та гречка, что была выращена в этом году, оказалась не лучшего качества: она не успела вызреть из-за холодного лета и постоянных дождей.

Затем в СМИ появилась информация о погибшем урожае в Алтайском крае, где производится большая часть российской гречки. Цена на крупу тут же резко поползла вверх, а в магазинах начался настоящий ажиотаж.

Фото Виктории Перевязко, «Кубань 24»

Одни чиновники подтверждали заявления о неурожае, другие же — опровергали. Так, по данным Минсельхоза, гречки в этом году намолотили даже больше, чем в прошлом. Никаких оснований не доверять этим данным нет: неурожай не может «внезапно» обнаружиться в конце октября. О грядущем дефиците обычно становится известно еще летом, и производители в таких случаях еще в августе начинают постепенно поднимать цены — как, собственно, и было в 2010 году. Поэтому в «гречневом кризисе» тут же обвинили поставщиков — якобы, имел место быть их сговор с целью поднять прибыль, а дефицит создается искусственно. Эта версия уже представляется более вероятной.

Впрочем, в правительстве звучит и версия о плохом урожае. Об этом, к примеру, сказал вице-премьер Аркадий Дворкович.

«Высокие цены на гречку связаны с плохим урожаем. Климатические условия были такими, что в районах, где производится значительный объем гречихи, мы не смогли собрать столько, сколько нужно», — пояснил он. По его мнению, цены должны стабилизироваться в феврале, когда сойдет снег и часть продукции попадет на рынок.

В этой ситуации отчасти правы и поставщики, и чиновники. Действительно, свою роль в ситуации сыграло холодное лето. Гречку пришлось собирать зачастую с серьезными нарушениями графика, и крестьянские хозяйства в таких случаях обычно предпочитают удерживать продукт до тех пор, пока не станут точно известны объемы товара, и ожидают повышения цен. В такой ситуации достаточно, чтобы один поставщик существенно поднял цены, и его примеру тут же последуют остальные — не потому, что в стране нет гречки, а потому, что «почему бы и нет». К слову, в приснопамятном 2010 году Федеральная антимонопольная служба действительно обнаружила сговор среди производителей и поставщиков. В частности, в этом заподозрили производителей «Мистраль» и «Ангстрем», специализирующихся на крупах.

Нужно больше гречки!

Но такая ситуация была бы невозможна из-за огромного спроса на гречку. Так уж получилось, что эта крупа стала одним из индикаторов кризисных явлений: если дорожает гречка, значит, дальше будет хуже, и ее нужно срочно скупать в огромных количествах.

Откуда вообще пошел этот ажиотаж? Ведь гречка даже не самая популярная крупа, а лишь вторая после риса. Почему граждане массово сметали с полок именно гречку, а не пшено, макароны, тушенку?

Гречка — социально значимый и психологически важный продукт. На нее приходится 20% потребления всех круп. Наиболее популярна она среди пенсионеров, поскольку стоит обычно дешево, но при этом богата питательными веществами. По своим свойствам и по количеству белка она может служить неплохой заменой мясу при его отсутствии. В конце концов, как и любая крупа, гречка может очень долго храниться, и поэтому в предчувствии тяжелых времен граждане начинают скупать ее.

Фото Виктории Перевязко, «Кубань 24»

К слову, массовое потребление гречки — исключительно российская черта. В других странах ее производят куда меньше. Скажем, в Европе или США ее почти невозможно купить, поскольку в качестве основной диетической белковой пищи там предпочитают мясо и рыбу. Основным производителем гречки остается Россия. Поэтому если, к примеру, рис можно завести из Китая и других стран, то при неурожае гречки компенсировать ее дефицит просто неоткуда. Впрочем, речь сейчас идет не о дефиците, а о психологической важности этой крупы для российского потребителя.

Действительно, гречку называют психологически важным продуктом. Это уже прочно вошло в сознание российского гражданина. Что нужно закупать в тяжелые времена? На этот вопрос ответит даже ребенок: соль, спички, консервы и гречку. Эта крупа стала типичным запасом, который можно делать на случай, если наступит действительно тяжелое время.

Гречневая крупа стала своеобразным символом кризисных явлений в России. И именно в этом причина повышенного спроса. Особенно на фоне новостей о неурожае.

Нагнетание страстей

Что же будет дальше? Сказать трудно. В правительстве, тем временем, уже задумались о возможных способах борьбы с ростом цен путем их заморозки. Вице-премьер Аркадий Дворкович в январе объявил, что в случае длительного роста цен более чем на 30% правительство может ввести регулирование цен. В качестве примера, само собой, он привел гречку, добавив, что ее подорожание вполне объяснимо.

«Когда какого-то товара в 1,5-2 раза меньше, чем было прежде, цены оставаться прежними не могут. Можете кричать, возмущаться, можно покупать гречку за рубежом, но в том же Китае цены уже в два раза выше, чем выросшие цены у нас», — сказал он.

Заморозку цен в правительстве рассматривают как самую крайнюю меру. «Только потом не кричите, что в стране дефицит гречки», — добавил Дворкович.

Как бы то ни было, с громкими высказываниями о гречке следует быть осторожными. Заслышав слова «дефицит» и «гречка» в одном предложении, граждане побегут в магазины, как уже случалось неоднократно.

Все как всегда: паника порождает спрос, спрос порождает дефицит. Не будет паники — не будет и дефицита.

Автор: Александр Пелевин

Вернуться на ленту