Темрюк: Ее звали Катя Виноградова

Темрюк: Ее звали Катя Виноградова
Фото Виктории Перевязко, «Кубань 24»

Газета «Тамань» публикует воспоминания очевидцев Великой Отечественной войны и рассказывает о замученных гитлеровцами земляках.

В редакцию позвонила наша давняя подписчица – Елена Харитоновна Шелковская. Раньше она часто заходила в редакцию, но здоровье все чаще подводит. Сейчас попросила зайти к ней домой, взять рукопись с воспоминаниями. Публикуем ее с сокращениями.

«Мне хочется напомнить о страшных событиях в период Отечественной войны. Мы, жители города Темрюка, пережили оккупацию немцами. Больше года жили не в домах, а в окопах и сараях, голодные, полураздетые, в постоянном страхе от бомбежки, свистящих снарядов. Помню как снаряд разорвался прямо в нашем дворе.

Был солнечный день, мы повыходили из окопов, радовались солнышку. Сестра Тамара с подругой сели под стенку дома, я - 12 летняя - на скамеечке с кошкой на руках. Брат Жора расположился на большой скамье напротив нас. И вдруг засвистел снаряд, перелетел через дом. Хорошо, что за мгновенье до взрыва брата позвал на улицу друг. Брат ушел и поэтому остался жив (позже погиб на фронте, в апреле 1945 года). Разорвавшийся снаряд осколками ранил сестру в руку и ногу, а меня отбросило на несколько метров в огород. Мы с сестрой потеряли сознание. Нас внесли в окоп. Сестра вся в крови, я три дня лежала контуженая, глухая и без сознания.

На четвертый день я очнулась, а сестра долго не приходила в сознание. Мы ее прятали в окопе под тряпками. Она была молодая, красивая. Началось загноение ран, лекарства не было, врачей тоже. В доме находились румыны, и мама узнала, что у немцев есть фельдшер русский, пошла ночью его искать. Нашла и упросила спасти дочь. Он под страхом смерти в три часа ночи пришел, осмотрел ее, вынул осколок из ноги и несколько из рук. Дал немного лекарства – и спас мою сестричку. Остальные осколки убрали наши врачи после ухода немцев, а один так и остался в локте правой руки на всю ее жизнь.

После войны работала моя сестра Тамара Харитоновна 40 лет в школе №2, и никто не знал, сколько она пережила. Умерла Тамара в 2008 году у дочери Наташи в Саках. Я до сих пор не могу успокоиться, что ее нет, часто плачу.

Хочу вспомнить ее подругу Катю Виноградову – разведчицу. Она у нас часто бывала, мне все время говорила, куда нельзя бегать после бомбежки. Тамара не знала, что она разведчица. И когда случайно увидела ее с немцами, возмутилась. Катя сказала ей: «Томочка, будут светлые дни, я тебе все расскажу, а сейчас нельзя». Катя спасла молодых пленных ребят, которые разгружали в порту корабли. Предупредила, что бомбить порт будут. А мне и моим друзьям говорила, чтобы мы не бежали смотреть туда.

Катя Виноградова (справа) с подругой Тамарой. Фото из семейного альбома Е.Х. Шелковской.

Тамару немцы отправили рыть противотанковые рвы в Голубицкую. Она приходила домой поздно вечером грязная и уставшая. В это время и Катя к нам приходила. Мы с друзьями ей рассказывали, где были, что видели.

И вот однажды бегу я домой по улице Ленина и вижу – едет легковая машина, раскрытая сверху, впереди немцы, а на заднем сидении сидит Катя с растрепанными волосами, окровавленная. Я бегом домой и рассказала Тамаре и маме. Мама быстро Тамару одела в длинную черную юбку, сверху кофту с рукавами. Хиной, которую я пила от малярии, помазала ей лицо, платочек на голову, дала палочку и отправила ее в Титаровскую к знакомым.

Брата Жору немцы уже забрали в Германию. Мы остались с мамой. Вдруг к нам приехали трое парней в черных бурках на красивых лошадях, спросили, где Тамара. Мама сказала: «Не знаю». Тогда они сказали «собираться». В это время подъехала подвода с полицаем русским и остановилась около них. Мама в узелок взяла необходимое. Плача, осматривая дом, вышли мы с ней к калитке. Собрались соседи и начали ругать этих парней – вы же русские. Мама упала без сознания на землю. Соседи начали ее обливать водой, а я плачу. Тогда, отъезжая от нас, ей сказали: «Все равно Тамару найдем и расстреляем, как ее подругу Катю». И так мы с мамой остались дома, не зная, где Тамара и Жора.

Папа с начала войны был на фронте. О нем тоже мы ничего не знали, так как в Темрюке были немцы. После изгнания их папа прислал письмо и больше ничего мы не знали. Я написала ему открыточку, а она вернулась обратно с подписью «Выбыл». Это был 1944 год. Он подвозил на подводе к фронту снаряды, и в него попал снаряд. Оторвало ногу. Пять дней лежал в госпитале в Трансильвании и умер. Похоронили в каком-то парке, могила №8. Мы с мужем хотели поехать туда, когда были здоровые. Когда заболели, не смогли.

В Крыму отбили угнанных из Темрюка ребят наши войска. Жора ушел на фронт. И не вернулся тоже. Может, где на обелиске есть его фамилия – Бублик Георгий. Мы не знаем, а хотелось бы узнать. Нам очень было грустно в День Победы, потому что получили два извещения о гибели наших дорогих папы – Бублика Харитона Павловича и брата Георгия Харитоновича. Так с болью и живем всю жизнь. Я одна осталась. Очень рада за всех, кто остался жив после страшной войны.

Темрючане должны знать русскую разведчицу Катю Виноградову, которую немцы, издеваясь, расстреляли. И ее сестру Шурочку, отца, мать и соседку, которая в день ареста зашла к ним в дом случайно. Катя погибла в страшных муках, а мы забыли об этом. В городе нет памятника ей и даже ее нет в списках погибших на Аллее Памяти. Есть только улица имени Кати Виноградовой в Темрюке.

Елена Харитоновна Шелковская, ветеран педагогического труда».

Фото с сайта fishki.net

От редакции газеты «Тамань»:

Семья Кати Виноградовой в Темрюк приехала из Воронежской области перед войной. Жили они в маленьком доме на углу улиц Герцена и Бувина (ниже винзавода). Катя училась в школе №1, после окончания 7 классов в 1940 году поступила на одногодичные учительские курсы, изучала немецкий язык. В 1941 году после окончания учебы бы работала в Вышестеблиевской школе.

В 1943 году Катя вернулась в Темрюк не одна, а с Леной Поповой (настоящая фамилия Евдокия Поплавская из Донецкой области) после разведшколы. Выполняя задание, Катя устроилась работать к немцам в управу.

Разведчицы узнавали ценные сведения и передавали их в штаб фронта. Помогали им в сборе сведений родители Кати, ее сестра Шура и подруга Лида Баланчевадзе. В конце июня радиопередатчик был запеленгован гитлеровцами. Девушек и их родных схватили, бросили в тюрьму, подвергали пыткам, избивали, а затем расстреляли. Никто не знал место их захоронения, но после освобождения Темрюка был отрыт ров за городом, в котором были обнаружены тела девушек-разведчиц, их подруги Лиды Баланчевадзе, стариков Виноградовых и Шуры, младшей сестры Кати.

Одна из улиц города Темрюка, расположенная между улицами 27 Сентября и Гагарина, носит имя Кати Виноградовой.

 

По материалам Темрюкского историко-археологического музея и межпоселенческой библиотеки.

 Опубликовано в газете «Тамань»

Вернуться на ленту