Странные и необъяснимые: Киновия, Джерелиевские, Урмия, Гостагаевская

Топонимы, звучащие нелепо для чужого уха, есть в любом регионе. То, что для пришлого смешно или непонятно, у аборигена, знающего историю малой родины и владеющего местным диалектом, вопросов не вызывает. Но вот на Кубани это правило работает не всегда.

Кубань — регион, где нынешнее «коренное население» появилось немногим более двух веков назад. Неоднородность переселенческих волн, мешанина народов, наслоение сословий, путаница укладов определили разношерстность кубанской топонимики. Украинизмы соседствовали с армянскими, греческими, черкесскими названиями изначально. А потом еще были волны переименований и переселений, причем не только после революции, но и до нее. В результате не только местные жители, но порой и историки не знают, с чем связано то или иное название.

Например, в предгорьях Абинского района есть станица Холмская. Основанная в 1863 году азовскими казаками на реке Хабль, она по ней получила название Хабльской. Но топоним не прижился. Через несколько лет 13 сентября 1867 года станица указом императора Александра II была переименована. В ту пору в регионе многие населенные пункты получили новые названия по русским полкам. По информации ряда источников, Хабльская стала Холмской не из-за окружающего ее ландшафта, а в честь 243-го Холмского пехотного полка. Но вот чем прославился этот полк, сегодня не подскажет даже Яндекс. А жаль.

А вот пример названия с малороссийскими корнями — станица Староджерелиевская Красноармейского района. Название пришло к нам еще от запорожцев. В Запорожской Сечи был Джерелиевский курень (от «джерело» — источник), который в составе Черноморского войска пришел на Кубань и в 1794 году получил земли там, где сейчас стоит… город Славянск-на-Кубани. Но постоянные набеги черкесов из-за реки вынудили станичников искать себе место поспокойнее. В 1807 году станица Джерелиевская переселилась подальше от неспокойной границы, а еще через два года часть казаков куреня основали станицу Новоджерелиевскую (в нынешнем Брюховецком районе), после чего Джерелиевская получила приставку «Старо». Все точно, все задокументировано. Но где бил источник, подаривший название запорожскому куреню, не рассказывают даже легенды.

Украинизмом кажется и название станицы Новолеушковской Павловского района. В ней тоже слышатся отзвуки речи первопоселенцев, но это «эхо» не куренного названия, как в Джерелиевских, а фамилии атамана. По атаману Леушко была названа заложенная в 1794 году станица Леушковская. А позже атаманский сын — тоже Леушко — отселился хутором на реку Тихонькую. Потом хутор прирос хатами переселенцев из Полтавской и Черниговской губерний, а в 1821 году получил статус станицы Новолеушковской. В том же году станица атамана-батьки стала называться Старолеушковской. Так до сих пор и стоят по соседству две казачьи станицы со смешными для приезжих названиями. Но Новолеушковская по числу жителей уже обогнала «родительскую» станицу. Если в Новолеушковской проживает более 6 тыс. 400 человек, то в Старолеушковской всего 5 тыс. 200.

Про атаманов Леушко нам сейчас известно крайне мало, а про князя Темижбека, имя которого носит основанная в 1802 году станица в Кавказском районе, мы и вовсе ничего не знаем. Говорят, что был такой черкесский князь — Темижбек. Говорят, его аул стоял в урочище на противоположном станице Темижбекской берегу реки Кубань. Но чем был славен этот князь? Как получилось, что за селением нового народа закрепилось название, связанное с народом предшествующим, теперь уже остается только гадать.

А вот у села Урмия название только звучит загадочно, а вот история особых тайн не содержит. Это село в Курганинском районе было основано в 1924 году ассирийцами, переселившимися из Эриванской губернии. Тогда Константиновский сельский совет удовлетворил просьбу беженцев-ассирийцев и выделил им на 200 человек 300 га земли. А название села — Урмия — отсылает к названию озера и города в местах исторического проживания ассирийцев в Северном Иране.

Но если понятно, отчего айсоры назвали свою новую малую родину ассирийским словом, то откуда греческие корни у стоящего в Брюховецком районе хутора Киновия? Греки тут никогда не жили.

Хутор Киновия известен с 19-го столетия и находится через лиман от мужского монастыря Екатерино-Лебяжской Николаевской пустыни. Слово «киновия» означает раннехристианскую монашескую комунну, братство, в котором все равны и имеют общее имущество. Первая киновия была основана в Южном Египте в 318 году нашей эры. Может, брюховецкая Киновия связана с соседним монастырем? И да, и нет.

Нет — потому что монастыря на хуторе никогда не было, и монахи здесь не жили. Да — потому что у слова «киновия» есть еще одно, забытое ныне значение — общежитие. Это буквальный перевод с греческого — «общая жизнь».

Хутор вырос при монастыре и из-за монастыря. Здесь меценаты, жертвовавшие на монастырь, выстроили церковь «Во имя Всех Святых». Здесь, как в общежитии, селились рабочие, строившие обитель. Здесь останавливались путники и паломники. Хутор служил общежитием для притягивавшихся к монастырю мирян. Киновия — она и есть киновия.

Порою, прогуливаясь по центру Краснодара, я встречаю таблички с названиями улиц, действующим и старым. Эти таблички, занимающие совсем немного места, нередко рассказывают об истории места больше и лучше иного экскурсовода. Мне думается, что подобные таблички на въезде с кратким рассказом об истории населенного пункта не повредили бы очень многим станицам, хуторам и селам Кубани. Особенно если их названия менялись. Да что там, даже если и не менялись. Что вы знаете о Гостагаевской? Думали,если «гай» то корни там армянские? Ну-ну… Черкесские там корни. Самый адекватный перевод этого названия с адыгейского, пожалуй, будет звучать как «Сосновка».

Вернуться на ленту