Спецрепортаж: Границы самообороны

Съемка канала «Кубань 24».

Вице-спикер Госдумы РФ Игорь Лебедев разрабатывает законопроект об изменении пределов личной самообороны.

Любой человек может оказаться в ситуации, когда ему и его близким понадобится защита. Сегодня есть очень тонкая грань между статьями «Убийство по неосторожности» и «Превышение допустимой самообороны».

Андрей Дорошков — профессиональный стрелок. Впервые оружие взял в 18 лет: стрелял в армии, затем охота. На первый взгляд, безобидное хобби, но оно заставило Андрея понять, насколько беспомощен неопытный стрелок перед диким хищником в лесу. Такие же хищники, только с человеческим лицом, могут ждать его в собственном доме. Андрей начал тренироваться. Сначала стрелял сам, затем пришел в спецкомплекс.

Раньше у Андрея была своя типография, но работа стала мешать стрельбе. Он продал бизнес и стал учить других попадать по мишени. Сегодня Андрей — руководитель центра подготовки владельцев оружия. По закону, чтобы получить и огнестрельное, и травматическое, нужно пройти шестичасовой курс, в котором только треть — это контакт непосредственно с пистолетом или ружьем.

«На самом деле ошибка большинства владельцев оружия заключена в том, что у них в сознании есть разделение между травматическим, нелетальным, боевым, охотничьим видом оружия, что является глубоким заблуждением. На примере вот такой дощечки можно показать. Выстрелы сделаны из разных видов травматического оружия. Последствия этих выстрелов, я думаю, для некоторых могут оказаться откровением. И нет разницы, боевое оружие в ваших руках или травматическое, все оно одинаково опасно», — поясняет директор центра подготовки владельцев оружием Андрей Дорошков.

Вообще, чтобы обычному человеку приобрести короткоствольное огнестрельное оружие, нужно преодолеть ряд административных барьеров. Вроде бы по закону мы имеем право на самооборону, но обзавестись «серьезным» оружием крайне сложно. А вот травматы есть у 2 млн мужчин в стране.

Каждый день Андрей работает с людьми, которые хотят научиться защищать себя так же, как он когда-то. Но есть и те, кто приходит лишь за документом о прохождении курсов. Такое беспечное отношение учеников к оружию раздражает Андрея.

«Ни теоретические знания, ни просмотр пособий, курсов не способен заменить реальную стрельбу. Не менее 10 тыс. повторений делает любое ваше движение отточенным, рефлекторным, и вы уже не зависите от того, что вас что-то отвлекло, подумали о чем-то постороннем», — продолжает Андрей Дорошков.

Андрей — мастер спорта по стрельбе, он говорит, что пистолет — продолжение его руки. При этой уверенности он всегда помнит о смертельной угрозе, которая всегда царит на стрельбище.

«За линией стрельбы даже в этом случае оператору быть недопустимо», — предупреждает Дорошков.

За линией осталась лишь видеокамера. Эти кадры сняты автоматически. Корреспондент впервые берет в руки пистолет.

Стрелять по неживой мишени — просто. А вот в живого человека, даже если он потенциально опасен, готовы далеко не все. Алексей Корецкий — психолог спецподразделения «Альфа». Он знает сотни людей, которые умеют стрелять лучше всех в России, но психологический барьер нужно преодолевать даже спецназу.

«Применить шокер, травмат — это гигантская ответственность, это скачок над собой. Что касается студента первого курса, что мужчина, что женщина, которые никогда не служили в армии и не знают вообще, что это такое, но им захотелось купить оружие, или как сейчас модно говорить, пальцы прогнуть, мне становится страшно. Меня многие за это осуждают. Женщине намного тяжелее даются курсы владения огнестрельным, травматическим, любым видом оружия, потому что природой поставлены несколько другие задачи», — отмечает психолог Алексей Корецкий.

Сегодня в судебной практике пределы допустимой самообороны довольно шаткие. Как говорят эксперты, при нынешнем законодательстве лучше отдать кошелек вору или попробовать убежать от маньяка. Любое сопротивление может быть себе дороже.

«Получается из практики так, что человеку лучше не защищаться, дабы не быть наказанным, не понести уголовную ответственность за самооборону. Он может убежать, он может уходить от ударов, но при этом сам ударить, предотвратив нападение на себя, он не может, иначе он понесет ответственность», — разъясняет юрист Валерия Масленникова.

Судебная практика такова: вы можете обороняться, только если против вас десяток человек или же вас уже ударили ножом. Если силы примерно равны, то за защиту самого себя может грозить до двух лет лишения свободы. А еще попытка самообороны может быть переквалифицирована в случайное убийство.

Депутат ЛДПР Игорь Лебедев предложил расширить границы самообороны. По его словам, должно быть право стрелять, убивать, защищая себя и свою семью на территории собственного дома, и это не должно подвергаться никакому наказанию.

«Человек может и ударить, и нанести смертельные травмы, став жертвой преступления, при этом ему не нужно будет доказывать, ему нужно будет дать объяснение по поводу произошедшей ситуации. Но хотела бы сказать, что пока это заработает на практике, будет очень много ляпов, очень много трагедий», — комментирует юрист.

Пока все разговоры о допустимых пределах самообороны еще не приняли форму законопроектов, у каждого есть достаточно времени, чтобы подготовиться к изменениям. Например, научиться быстро бегать. Это пригодится всегда, вне зависимости от решения правительства.

Автор: Сергей Бурцев

Вернуться на ленту