Спецрепортаж: Памятники архитектуры

Фото Виктории Перевязко, «Кубань 24»

После победного 1945 года столица Кубани входила в число 15 городов Советского Союза, которые больше всего пострадали от немецких бомбежек, и стояла в списке первых на восстановление. Лицо городу возвращали по фотографиям и архивным записям. История знает массу примеров, когда именно так города поднимали из руин.

Эпохи накладывают отпечаток на архитектуру, говорят специалисты, и с этим приходится считаться. Например, здание напротив Музыкального театра постройки 1910 года, одно из первых полностью железобетонных на Юге России, когда-то было кинотеатром «Мон Плезир».   

«В целом здание сохранилось, но облик уже не тот. Его несколько раз изменяли. Я бы не назвал это трагической утратой, не страшно — объем сохранился, он поддерживает масштаб улицы. А вот это многоэтажное здание появилось в 80-х годах. Это совершенно иное явление, такого здесь быть не должно», — рассказал историк Виталий Бондарь. 

Изменять облик Краснодара пытались и до войны, в 30-е, и в 50-е — во времена так называемой борьбы с излишествами, и в 80-е. Но самый серьезный ущерб лицу города, по мнению архитекторов, нанесли горе-застройщики последних десятилетий, когда рядом с произведением искусства возводили чемоданоподобные сооружения и безликие высотки. И мало кому подобный урбанистический «винегрет» приходится по вкусу, потому что теряется уникальный колорит. Размываются границы исторического центра. Проблема хаотичной, точечной застройки центральной части городов остра для всей Кубани. 

«Край всегда поддерживал застройщиков и всегда будет их поддерживать. Но только тех, которые будут придерживаться правил цивилизованной застройки, гармоничной, застройки наших станиц и хуторов. И застройка должна быть не только ради квадратных метров. Я вас убедительно прошу: никто, ни со стороны власти, ни со стороны строительного бизнеса, те правила, которые мы сегодня примем, нарушать не сможет. Не сможет, я еще раз подчеркиваю, ни за какие деньги», — отметил губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев на совещании по градостроительству. 

Попытаться примирить строительную вакханалию с современной действительностью — задача не из легких. В Краснодаре ее намерены решать, не откладывая в долгий ящик.    

«К сожалению, то, что за последнее десятилетие появилось, особенно в исторической части города, застройка там, где она не должна была появиться, откладывает определенный отпечаток на способы решения задач. Должны быть какие-то переходные масштабы зданий, реконструкция кварталов с учетом понижения к центру, повышения к периметру квартала. Но однозначно — реконструкция с учетом исторических основ. Во всех исторических городах в первую очередь», — сказал руководитель департамента по архитектуре и градостроительству Краснодарского края Юрий Рысин. 

В Краснодаре утвержден план высотности зданий для исторического центра. Выглядит он так: желтым на карте обозначена зона с минимальной концентрацией памятников архитектуры. Она ограничена первой линией поймы реки Кубань, Кубанской набережной и вокзалом Краснодар-1. Построить дом здесь можно высотой до 18 этажей.

Оранжевый участок — между улицами Рашпилевской и Красноармейской. Здесь законным будет считаться здание не выше 11 этажей. И в самом центре: вся улица Красная, от Офицерской до Короткой, и по одному кварталу от нее в обе стороны — та самая охраняемая зона, где строительство домов выше шести этажей запрещено. 

В исторической зоне Краснодара около 280 зданий, занесенных в реестр памятников архитектуры. Половина из них нуждается в ремонте. Но и здесь не все так однозначно. Одно дело, когда хозяин сознательно доводит объект культурного наследия до разрушения в надежде, что его исключат из государственных списков, и он сможет построить на его месте что-то еще. Другое дело, когда совладельцев много или у них просто нет денег не то что на реставрацию — дыры в стенах залатать. Остается искать инвестора или ждать государственной программы. Но все же большинство собственников, говорят в краевом управлении по охране памятников, люди обеспеченные и очень закрытые. На контакт идут тяжело, а то и вовсе скрываются. Например, хозяин дома архитектора Косякина находится в Москве и, похоже, восстанавливать исторически ценную собственность не собирается. Но все же власти не теряют надежды вернуть первозданный облик зданию.

«Суд по нашей инициативе наложил обременительные меры на это здание. То есть на сегодняшний день собственник не может его перепродать, что затруднит, безусловно, наблюдение за этим памятником, его реставрацию. Отсрочит это на годы, поэтому и ограничительные меры судом наложены. Сейчас в законодательстве есть такой нюанс, что можно изымать объект культурного наследия у нерадивых собственников вместе с земельным участком, на котором находится этот объект», — пояснил руководитель управления охраны памятников по Краснодарскому краю Роман Семихатский. 

На фоне печальных историй своих одногодок судьба дома купцов Аведовых кажется вполне счастливой. Возможно, потому, что само место расположения обязывает — самый центр Краснодара. Нынешнему собственнику он достался несколько лет назад с затопленным подвалом и обшарпанными стенами. Только недавний ремонт фасада — реставрация лепнины долговечными, дорогостоящими материалами — обошелся компании-владельцу в 4,5 млн рублей.

«Фасад мыть надо периодически. Запыленность, осадки наносят определенный ущерб, и это тоже дорогостоящее удовольствие. Из-за того, что надо бережно относиться к этой лепнине, и механические средства для мытья, к сожалению, здесь не подходят. Как правило, затраты, связанные с эксплуатацией такого рода объектов, в два, а то и три раза превышают бюджет. Как если бы эксплуатировалось обычное современное здание», — отметил административный директор компании-собственника дома Аведовых Андрей Прищеп. 

Андрей Прищеп говорит, что иметь офис в центре города респектабельно, но очень затратно, если соблюдать закон. На плечи собственника ложится бремя не только финансовое, но и моральное. К сожалению, не все компании-владельцы исторических зданий разделяют подобный настрой. И потому ценных, но ветхих строений по краю предостаточно. Например, дача полковника русской армии Квитко в Сочи не реставрировалась долгие десятилетия. В начале XX века военный возвел на курорте замок в средневековом стиле. Однако владел недвижимостью не долго — до Октябрьской революции 1917 года.

«Была ликвидирована частная собственность, соответственно, все дачи, которые были на территории Сочи, все пансионаты, гостиницы были национализированы. Здесь уже в 1922 году была открыта первая трудовая интернациональная детская колония», — сказала заместитель директора Музея истории Сочи Елена Галищева.

За свою историю замок много раз менял назначение. Пользовались многие, но вот не реставрировал никто. Сейчас он находится в собственности санатория «Юность», его руководству Хостинский суд и вынес решение — восстановить памятник архитектуры. Но сейчас у здравницы денег нет, бюджетные средства тратить на восстановление никто не будет. Поэтому владельцы ищут спонсора, который поможет вернуть даче полковника Квитко достойный облик. И подобная история не единичный случай.

Ейск изначально застраивался по четкому, продуманному плану. Причем требования к внешнему виду домов, по словам историков, были жесточайшие: типовые проекты, здания только каменные и не менее трех окон по фасаду. Оформление отдавалось на откуп хозяевам. Каждый выделялся в меру своей фантазии и финансовых возможностей, тем более, что до 20-х годов нумерации домов не существовало.

В результате архитектурных «состязаний» некоторые купцы даже разорялись. Дом переходил из одних рук в другие, и новые хозяева дополняли фасады своими инициалами и датами. Поэтому на строениях можно увидеть разные цифры. Это, кстати, характерный только для Ейска архитектурный нюанс.

«Домов, построенных и сохраненных в неизменном виде, в Ейске, увы, осталось не так много. Исчезают и целые строения, и их части. Вот рядом с нами торговый дом Аджиловых, у которого исчезла угловая часть. Часть дома сохранилась и радует глаз до нынешнего дня. Увы, новые владельцы здания не всегда хотят сохранить тот традиционный облик дома,  который был заложен нашими предками. А в угоду коммерческих, житейских выгод сооружают дополнительные окна. И если здание не является памятником, они это могут делать. Что и делают — убивают историческую часть Ейска», — рассказала заведующая отделом Ейского историко-археологического музея Ирина Найденова.

Многие города Кубани отличают широкие улицы, обилие зелени и просторный центр. Яркий пример тому — Армавир. До революции его называли самым городским селом Российской Империи, хотя по облику и уровню развития он превосходил многие заштатные и даже губернские города. К сожалению, сегодня этот районный центр в крае — лидер по утрате исторического облика. Муниципалитет в силу возможностей старается исправить ситуацию. Дает предписания владельцам, проверяет состояние оставшихся памятников. Здания на центральных улицах, конечно, реставрируют в первую очередь. Так, Армавирский педагогический университет после пожара в январе 2012-го восстанавливали три года «всем миром».

«Сохранена историческая часть фасада именно такой, какой она была построена в 1899 году, даже цветовая гамма поднята из архивов тех времен. Здесь счищен слой кирпичной кладки, покрыт лаком, подобран колер, и уже дальше сохранилась вся историческая часть здания», — рассказал начальник отдела культуры администрации Армавира Александр Баев. 

Судьба бывшей татарской мечети Армавира сложилась иначе. Может, потому что в ней не располагалась ничья альма-матер, может, потому, что стоит не на центральной улице. Но здание 1809 года постройки стало жилым домом и было распродано по частям. На 32 кв. м одной из квартир уже шесть лет живет и делает ремонт своими силами семья Давлятовых. 

«Это теперь не историческим зданием считается, а считается жилым домом. Так нам объяснили. Вы теперь собственники, вы теперь в нем живете, это ваш дом. Что хотите сами, то и делайте. В смысле, ремонт делайте сами, никто вам ничего не даст. Я писала заявление, чтобы мы хоть какую-то часть денег внесли, и нам хотя бы побелили к 70-летию Победы. У меня отец — герой Советского Союза, муж чернобылец. Отказали», — сказала хозяйка квартиры № 4 Фарзана Давлятова. 

Здание в духе традиционного татарского зодчества с трехэтажным восьмигранным минаретом, увенчанным шлемовидным куполом, сейчас совершенно не привлекает внимания. То, что когда-то было духовным центром армавирских мусульман, не восстановить силами нескольких человек, даже если хозяева квартир будут готовы отдать все свои деньги. У людей, которые тут живут, просто не наберется нужной суммы. Но к собственникам закон суров — владеешь зданием, значит, будь добр его содержать в надлежащем состоянии. Не можешь — продавай тому, кому это по силам. И каждый год законодательство только ужесточает ответственность владельцев за принадлежащие им дома с историей.

На сегодняшний день в Армавире 106 памятников архитектуры под защитой государства, и еще 207 в этот реестр планируют внести. Города Кубани имеют свой неповторимый, яркий облик, и, занимаясь реконструкцией, вторжением в историческую ткань, говорят архитекторы, нужно эту самую ткань максимально сохранить.

«Здесь несколько стилей наличествуют: от позднего классицизма середины XIX века, это в Ейске заметно, до эклектики, модерна, русского национального стиля. Потом конструктивизм — есть очень интересные объекты, правда, изуродованные поздними пристройками, как в Краснодаре. Разумеется, советский классицизм, советский историзм и поздний структурализм и функционализм — есть все», — отметил Виталий Бондарь.

Населенных пунктов, выстроенных в едином стиле, в крае нет. И вообще, идея привести любой город к какой-либо единой архитектурной линии, говорят историки, глубоко утопична. Сейчас главная задача — сохранить то, что осталось, и бережно передать потомкам. Об этом же неоднократно говорил и глава государства Владимир Путин. Президент призывает власти регионов сохранить уникальный облик населенных пунктов России, принимая градостроительные решения.

Сейчас каждый муниципалитет Кубани разрабатывает собственный генплан. Для этого специалисты штудируют архивы — перечитывают исторические записи, изучают старые проекты. О том, какими были города и станицы, рассказывают детям — в школах проходят специальные уроки, а в туристические маршруты включают архитектурные памятники. Восстановить и сохранить наследие предков можно только всем вместе, сообщается в эфире телеканала «Кубань 24».

Вернуться на ленту