Сотрудники сочинского снеголавинного отряда рассказали о своей работе

Съемка канала «Кубань 24»

В горах Красной Поляны расстреливают лавины. Как работает система наблюдения за погодой и пластами на склонах Сочи, узнала собственный корреспондент «Кубань 24» Галина Захарова.

Чтобы расстреливать снег, трассы поочередно перекрывают. Закрывать все необходимости нет: чтобы опасная масса накопилась, нужно время. Поэтому любители горнолыжных курортов должны следить за оповещениями и выходить только на разрешенные маршруты.

Определить, куда именно нужно стрелять, довольно трудно. Противолавинщики в этом больше ориентируются на опыт и интуицию. Сейчас практически все трассы в Сочи уже не представляют опасности — угрожающие пласты расстреляли.

— Джентльмены, сегодня смотрим, какая погода. Смотрите, этот кулуар закрыт, левый закрыт. Мы сейчас проходим на этот склон и сделаем шурфик.

Задача поставлена, и бойцы снеголавинного отряда готовы отправиться в ежедневный патруль. На склоны хребта Аибга выходят минимум по трое. Там им предстоит копать шурфы — делать вертикальные разрезы снега. В каждом снежном слое измеряют температуру, плотность и свойства кристаллов. Самый простой способ найти слабый слой называют «диагностика лопатой».

— Произошла подвижка. Видимо, здесь находится слабый слой.

Слабые слои снега — самые опасные, говорят охотники за лавинами. Обнаружив такой, оперативно решают, можно ли его снять вручную или же придется расстреливать из специальной пушки. Добраться до этих приборов съемочной группе «Кубань 24» помешала погода, но бойцы отряда рассказали: их канонада по мощности сравнима с землетрясением до трех баллов.

Когда такая пушка стреляет, опасный снежный массив сходит на заранее закрытые трассы.

На высоте 1,3 тыс. м находится метеостанция. Здесь за малейшими изменениями погоды следят круглосуточно. Стражи горных склонов говорят: главное — постоянно смотреть в оба, ведь никто еще точно не научился определять, где и как возникает лавина.

«Этот прибор, похожий на цветок, — суточный осадкометр. Снег, попадая в ведерко, сразу тает — оно с подогревом. Содержимое измеряют дважды в сутки. Сейчас мы проверим, сколько сегодня выпало осадков: 5 мм осадков на 1 кв. м — это норма», — передает собкор Галина Захарова.

Алексей Цмокан уже 16 лет в рядах снеголавинного отряда. Бывший спасатель говорит, что повидал всякое, но и по сей день не чувствует себя хозяином склонов. Тут у власти только стихия.

«Страшно всегда. Лавина — девочка непредсказуемая, и не только, как в кино, такие гигантские, красивые лавины сходят. Упадет несколько комков снега — и этого достаточно, чтобы сдвинуть 10 куб. м снега. Человека завалят эти 10 кубов, и если никого рядом нет, он не выберется», — говорит заместитель начальника снеголавинного отряда специализированного центра по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды Черного и Азовского морей Алексей Цмокан.

Даже самая скрупулезная работа ловцов лавин не может полностью защитить от белой смерти. За эту зиму почти 250 пушечных выстрелов заставили сойти около 200 лавин. И все-таки одна была неожиданной и унесла жизнь сотрудника отряда. Его коллеги говорят: горы безжалостны даже к самым лучшим. Но вопреки страху и опасности они продолжают стоять на страже склонов Красной Поляны, чтобы больше ни одна лавина не осталась не замеченной.

В разгар зимы, особенно в морозное время склоны не очень опасны. А весной или во время резкого потепления увеличивается вероятность схода снежной массы. Как правило, работы у бойцов снеголавинного отряда с окончанием горнолыжного сезона не становится меньше.

Вернуться на ленту