Шапочное знакомство: Лабинск

Выросший из казачьей станицы при пограничном укреплении Лабинск бывал и аграрным, и торговым, и промышленным. Но при всякой власти и любом экономическом укладе в городе процветал пушной торг.

Река Лаба. Адыги зовут ее Лабэ. Одни ученые связывают название с ираноязычном древним термином «алб», что означает «белый». Другие считают: название берется от персидского слова «лаб» — «берег». Иные сопоставления, по мнению специалистов, тоже уместны. На карачаевском языке слово «лаба» означает «колокольчик». То есть название нашей реки можно перевести как «звенящая». Почему и нет?

До того, как появилась станица Лабинская, на ее месте был адыгейский аул Четыун, название которого можно перевести с адыгейского как «кошачий глаз» или как «кошкин дом». Адыги, кстати, и сейчас иногда называют Лабинск «кошкиным домом».

Станицу Лабинскую у подножия Северо-Кавказского хребта основали казаки-линейцы в 1841 году. В ту пору было основано сразу несколько станиц в предгорной части Кубани. В одном ряду с Лабинской стоят станицы Урупская, Вознесенская и Чамлыкская. Император Николай Первый лично утвердил эти названия 22 сентября (5 октября по новому стилю) 1841 года. Эта дата и сейчас отмечается как день рождения Лабинска.

Население станицы кроме казаков позже приросло немалым количеством отставных солдат и крестьян из южнорусских и малороссийских губерний. Не имеющие казачьего звания (а значит, и земельных наделов) иногородние (именно таков был статус этих переселенцев на территории Кубанской области) обрабатывали землю на правах арендаторов или кормились ремеслом и торговлей. Во многом именно предприимчивость и трудолюбие иногородних должна благодарить станица Лабинская за расцвет здесь торговли, мелкого товарного производства, сельхозпереработки и промышленности. Экономическая активность и удачное географическое расположение еще в дореволюционное время выделили Лабинскую среди предгорных станиц, обеспечили ей быстрый рост. Уже в советскую пору — в 1947 году —заметно переросшая соседние станицы Лабинская стала городом Лабинском (вниманию приезжих: ударение всегда только на «и»).

Менялись общественные формации и экономические уклады, но что в Лабинске всегда оставалось неизменным, так это торговля мехом. Меховой рынок в северной части города имеет точную дату создания — сентябрь 1960 года. Тогда здесь создали площадку для продажи невыделанных шкур нутрии, которую стали активно разводить жители Лабинского района. Вскоре к шкурам добавились готовые шапки из той же нутрии. Позже в Лабинске стали торговать мехом ондатры, лисы, норки. Рынок, площадь которого сегодня сопоставима с площадью восьми футбольных полей, стал работать ежедневно, а не по четвергам, как было изначально. Впрочем, самый активный торг шкурами тут по-прежнему происходит по четвергам. С самого утра. С рассвета. Даже сейчас, когда шапка из ондатры или нутрии уже не символ успеха и достатка, покупатели-оптовики съезжаются со всей России. Несмотря на падение спроса на пушнину, на рынке шутят: чтобы померить шапки всех фасонов в Лабинске покупателю потребуется полная неделя. И это не удивительно, ведь пушное дело в Лабинске намного старше нынешнего мехового рынка.

С момента основания станицы здесь сложился пушной торг, на котором горцы и местные охотники сбывали шкуры дикого зверя — волка, шакала, лисы, медведя. Тогда же в округе занялись выделкой меха и пошивом из него шапок и шуб — не для моды, а для тепла.

Позже шкуры, добытые охотниками, уступили место овчинам — как выделанным, так и сырым, лишь пересыпанным солью для недолгого хранения. Кстати, четверг, как основной день продажи шкур в Лабинске, установлен неспроста. Традиция идет еще с дореволюционных времен. Невыделанные шкуры, как известно, не слишком приятно пахнут. Вот и продавали их в такой день, когда нет других торгов. Не в пятницу или субботу, а в четверг. Чтобы скорняжная вонь не мешала тем, кто продает или покупает более деликатные товары.

Так что когда пошла мода на разведение нутрии, и в 1960 году местные власти дозрели до выделения скорнякам и меховщикам специального места под торговлю подальше от жилых домов, день для торга подбирать не пришлось. Он уже был — освященный традицией и привычкой четверг.

А что касается нутрии, то среди местных жителей нередко можно услышать, что именно она выручила лабинцев в кризисные 90-е годы, когда промышленность легла, а зарплаты стали задерживать. Диетическое мясо шло на продажу, ценный мех раскупали на пушном рынке. Тем и спасались. Время от времени в Лабинске заговаривают: а не поставить ли этому зверьку памятник в городе? Пока, правда, не поставили.

Вернуться на ленту