Северская: дети войны

Северская: дети войны
Фото с сайта diary.ru

Дети войны... Этим противоречивым термином — ведь всем нам хочется, чтобы эти слова никогда не стояли рядом — обычно называют тех, кто часть своей жизни провел рядом с ужасом, кровью и страданиями тысяч и тысяч людей. Эти воспоминания не всегда трагические, конечно, есть светлые и радостные. Но они навечно несут на себе печать тех великих и страшный военных дней.

О своих детских, но не по годам тяжёлых воспоминаниях читателям газеты «Зори» рассказывает жительница посёлка Черноморского, дитя войны Клавдия Скиба-Филопас.

«Я родилась в 1935 году на Кубани, в станице Березанской Выселковского района. Войну встретила там же шестилетней девчонкой.

Мой отец Константин Скиба и до войны, и во время неё работал в колхозе заведующим амбаром, в котором хранилось зерно. Папу не сразу взяли в армию, а поначалу оставили сберегать хлеб.

Война шла по стране, добралась и до нашей станицы. Немцы с румынами зашли к нам в Березанскую со стороны Ростова. Хоть лет мне было и мало, но я отчётливо помню эти страшные времена. Как фашисты забирали у нас яйца, молоко и другие продукты, занимали наши дома, школы и укреплялись на нашей территории.

Помню, как в посёлок Заречный пустили душегубки. Не жалели никого. Душили даже больных людей. Представителей еврейской нации вывозили за станицу, там расстреливали, зарывали и живьём — стоны из-под земли слышались ещё долго. А когда враги укрепились, то стали ходить как дома.

Однажды я играла со своими сверстниками, как вдруг к нам подошли немцы, они шутили и смеялись. Но тут один из фашистов взял толстое стекло и кинул его в нас. Оно попало мне в ногу и сильно ранило, кровь лилась ручьём, я плакала, а они играли на губной гармошке и громко смеялись. Шрам остался до сих пор — память об извергах.

Помню август 42-го. Дрались в небе русский и немецкий самолёты. Наш не отступал от немецкого, но вдруг загорелся. Русский лётчик вывел свой горящий самолёт за станицу и там взорвался… Героем был капитан Леонид Наумович Семёнов, 1911 года рождения.

А папа тем временем со своими товарищами работал у немцев и потихоньку воровал у них бензин, боеприпасы и многое другое. Всё это они относили к местной речке, а там уже прятали в камышах для наших. Помогал им в этом деле один военный немец. Он даже однажды папу от смерти спас. На отца и его команду был донос. Тогда их вывели к силосным ямам на расстрел. Но этот мужчина подоспел и выручил их. Не знаю, как ему это удалось, но фашисты только дали деревянной лопатой им по спинам и отпустили наших мужчин.

Был и такой случай. Папа и другие раскрутили мост через реку, по которому ехали немцы, машина пошла в воду, и немцы погибли. Фашисты похоронили их и поставили чёрные кресты. А когда первые наши конники в станицу вошли, то эти кресты саблями и порубили — я очевидец.

Помню я и тот радостный день, когда наши войска зашли в станицу, папа тогда вручил им то, что прятали у речки. Ну, а немцы, почуяв, что наши войска уже близко, дали дёру. Но наши догнали их в Кореновской. Большой там был бой, но наши солдаты дали фашистам по заслугам.

Неизгладимый и страшный след оставила война в моей памяти и памяти тех, кто был её свидетелем. Несмотря на то, что времени прошло немало, мы не должны забывать тех, кто положил свои жизни на защиту Родины. Уходят ветераны, уйдём и мы, дети войны, но память о героях должна жить всегда в сердцах будущего поколения».

 

Опубликовано 28 марта 2018 года в газете Северского района «Зори». В материале изпользованы воспоминания Клавдии Скиба-Филопас.

Вернуться на ленту