Призванный в небо, живущий на земле

Призванный в небо, живущий на земле
Фотография с сайта www.rulez-t.info

Этим материалом «Кубань 24» продолжает серию публикаций очерков из книги Бориса Николаевича Шаповалова (1937-2018) о земляках, защищавших Родину в Великую Отечественную войну. Литературные герои Шаповалова и в жизни были настоящими героями (к сожалению большинство из них уже ушли) — сделавшими все возможное, а зачастую и не возможное, для защиты своей страны. Этот рассказ о жизни и судьбе гвардейца-десантника Ивана Павловича Поповича.

 

 ...Сколько он себя помнит, ему всегда хотелось прыгать. Высота не пугала — наоборот, манила. Прыгнуть с крыши сарая, амбара, с высокой кручи в речной омут — большего наслаждения не было. Да и сестрам хотелось доказать, что он настоящий мужчина.

Отец Ивана Павловича Поповича, серб по национальности, попал в Россию во время Первой мировой да так и остался здесь. Кроме деда, в крестьянском доме под Черкассами жили еще бабушка, мама да пять сестричек. Отец служил, и жизнь военного человека кидала его из края в край. В тридцатые годы Павел Данилович Попович был уже довольно крупным военачальником, заместителем командующего Харьковским военным округом, а затем — на такой же должности в Очаковском военном округе. Хотя в петлицах у него и было по два ромба (по-нынешнему — генерал-лейтенант), но семью в Очакове иметь не разрешалось — все гражданские жили в Херсоне.

Сын во всем стремился быть похожим на отца. Если ставил перед собой какую-либо задачу, непременно достигал цели. Школу-десятилетку, например, закончил за семь лет, причем с отличными оценками. Упорно тренировался, стремясь быть физически развитым.

В Херсоне в те времена имелась 70-метровая вышка для прыжков с парашютом. Вот она и стала первым настоящим его испытанием. Там он и начал свои тренировки. Потом стал посещать парашютный кружок Осоавиахима и успел до окончания школы совершить два прыжка с крыла «кукурузника» — У-2. А в 1939 году Иван был зачислен в Рязанское воздушно-десантное училище.

Время было тревожное, к границам страны приближалась война. И когда она грянула, досрочно выпущенный младший лейтенант Попович направля в 16-ю армию, на защиту столицы Родины — Москвы.

Первое боевое крещение он принял почти сразу по прибытии в часть. Вместе с ополченцами перед десантниками и ополченцами была поставлена задача овладеть городом Клин. И хотя штурм удался, нехватка боеприпасов вынудила десантников отступить. Но вскоре Клин у фашистов отбили.

Враг не хотел смириться с потерей города. Психическая атака. Пьяные гитлеровцы в декабрьский мороз в одних мундирах шли на позиции наших войск. И десантники встретили их в рукопашном бою. Фашисты дрогнули, бежали, оставляя на поле боя пьяных вояк.

В феврале, когда завершилась битва за Москву, десантников отвели на переформирование. И вновь туда, где была наибольшая опасность, — на Кавказ. Специально обученные немецкие егеря из горно-стрелковой дивизии «Эдельвейс» пытались прорваться через Кавказские горы к Черному морю. На их пути вместе с другими частями встали и бесстрашные воины из пятой воздушно-десантной бригады.

Первая встреча с горными стрелками произошла 15 мая 1942 года. Командование поставило задачу: уничтожить группу немецких альпинистов, пробравшихся в тыл наших войск. И десантники с честью выполнили ее. За этот бой заместитель командира роты лейтенант Попович был удостоен первой награды — медали «За отвагу». Еще один уничтоженный десант — медаль «За боевые заслуги».

Фотография с сайта http://back-in-ussr.com

Бойцы «крылатой пехоты» наводили ужас на немцев. Неожиданные ночные налеты, разгромленная мотомеханизированная часть под Бесланом. Не удалось «эдельвейсам» не то что помыть сапоги в Черном море, но даже и взглянуть на него с вершин Кавказа. Затем —- бои под Ростовом, где десантники противостояли мощным танковым частям фашистов.

Крепла мощь Красной Армии, все дальше на запад отодвигалась линия фронта. Вот уже и родная Украина. Иван Павлович никогда не забудет день 25 сентября 1943 года. Для захвата плацдарма на правом берегу Днепра было решено произвести выброску десанта.

— Кинули нас, — вспоминает Иван Павлович, — третью и пятую бригады ВДВ, на полосу от Канева до Киева. Самолетов для переброски десанта не хватало. Перебирались на вражеский берег вплавь. Целый день. Мишени для немцев — прекрасные! Из 8 тыс. наших ребят в живых осталось только 5 тыс. И если бы не партизаны, которые вывели нас всех в Таганчанские леса под Каневом, то еще неизвестно, как бы все обернулось.

И все же плацдарм для наступления войск был обеспечен. 14—15 ноября через Днепр с левого берега двинулись дивизии. А в это время капитан медсанслужбы Богдан Федорович Левицкий боролся за жизнь лейтенанта Поповича, пролежавшего на 30-градусном морозе контуженным, тяжело раненным почти три часа. Его и еще трех солдат спасли тогда золотые руки доктора.

В госпитале Ивана Поповича нашли и его новые награды — медали за оборону Кавказа и орден Красного Знамени за бои под Ростовом.

Свою гвардейскую бригаду Попович догнал уже в Румынии. Затем были Венгрия, Балатонская операция, Чехословакия. Под Прагой Попович получает задание особой важности. Во главе группы из 20 человек необходимо по канализационным и водоотводным каналам пробраться в город и спасти его от разрушения, т.е. захватить основной пульт по взрыву города-музея. 8 мая 1945 года в 20:00 в эфир уходит радиограмма: «Рубильник взят, взрыва не будет».

Уже ночью измученных недельным блужданием по подземным лабиринтам десантников поднимают из люков на поверхность и отправляют в госпиталь в Братиславу. Здесь и пришло известие о Победе.

Но война для капитана Поповича не закончилась. Теперь предстояла встреча с японской Квантунской армией. Харбин, Мукден, Чанчунь, Гирин — вот послужной список гвардейских десантников. А затем —- инструктор парашютного дела в Народной армии Китая.

Фотография с сайта www.rulez-t.info

В 1946 году — новый поворот судьбы: Иван Попович стал семейным человеком. Еще воюя на Западном фронте, он как-то получил из тыла подарок — большой кисет с табаком. А в том кисете -— записка от девушки с адресом: станция Отпор Читинской области. С медсестрой зенитной батареи Ириной Загородней завязалась переписка, которая продолжалась и после войны. Получив отпуск, Иван из Китая приехал к ней в гости. Понравились друг другу, поженились. Затем появились дети — сын и дочь.

Но семейное счастье продолжалось недолго. Летом 56-го через погранзаставу, где служила военфельдшером Ирина Ивановна Попович, на китайскую сторону прорывалась крупная банда, награбившая на приисках золото. Бой был жестокий, но банда все же была разгромлена. А вот военфельдшера нашли лежавшей у ручного пулемета, прошитой семью пулями в грудь. Долго врачи в Чите боролись за ее жизнь, но 30 марта 1957 года ее не стало.

В Сибири Ивана ничто не держало, и, забрав с собой детей, он уехал в Канев, где жила мать с одной из сестер. Постепенно уходила боль утраты, затягивала работа, учеба в институте. Дети вырастали, обзаводились своими семьями. А тут боевые друзья зовут приехать жить в Абхазию.

И снова в путь! Ткварчели понравился. Устроился на работу, через год получил квартиру. А тут встретилась Люба-Любашенька, внимательная и заботливая женщина. Решили вместе перебраться в Сухуми.

Обменяли свои квартиры на домик в пригороде Сухуми, посадили сад, но опять через жизнь Поповича прошла черная полоса. 1992 год, абхазские события. Разгоревшиеся бои не дали возможности выехать из зоны конфликта. Поповича военкомат призвал как полковника запаса в ряды армии Абхазской республики. За короткое время им сформирован и обучен отдельный батальон.

Однако оставаться вне России не было ни возможности, ни желания. Пройдя от Сухуми до Адлера в течение двадцати дней пешком, он вышел к российским пограничникам. Те обогрели его, накормили, помогли добраться до Сочи. Оттуда приехал в Краснодар. И здесь нашлись люди, принявшие живейшее участие в судьбе ветерана. Это и генерал В. В. Белоусов, и полковник запаса А. Ф. Пантелеев. Они помогли ему в получении жилья, а также пенсии как инвалиду Великой Отечественной. Затем при содействии органов соцзащиты устроили на постоянное место жительства в Краснодарском геронтологическом центре.

Даже в преклонных годах Иван Павлович Попович был бодр и деятелен. Он активно участвовал в военно-патриотической работе, помогал своим товарищам по центру. Несмотря на то, что старые раны давали о себе знать. Уже в Краснодаре из бедра был удален блуждающий осколок, а еще один с 43-го так и остался сидеть в позвоночнике.

Однако Иван Павлович не унывал: «Не за ордена мы воевали, а за то, чтобы у людей жизнь была мирная».

Нельзя не удивляться величию духа таких людей. Еще при жизни пройдя все семь кругов ада, они не сломались и не согнулись, сохранив в себе самое главное — любовь к людям.

Вернуться на ленту