Пашковская: приехал художник столичный, казаков малевать…

Потомки казаков, с которых Репин писал своих «запорожцев», до сих пор живут в Краснодаре. Интернет-портал «Кубань 24» поговорил с некоторыми из них.

В июне исполнилось 130 лет с посещения Ильей Репиным станицы Пашковской. Художник приехал на Кубань в поисках типажей для картины «Запорожцы пишут письмо турецкому султану». И нашел их.

Долгие поиски

Идея картины родилась у Репина после разговора с историком Дмитрием Яворницким, от которого живописец услыхал и историю с письмом запорожцев, и текст самого письма. Вдохновившись услышанным, художник задумал большое историческое полотно, но работа над ним, начатая в 1880 году, шла медленно. Трудностью для мастера стало отсутствие в центральной России типажей, с которых художник мог бы писать казаков. В поиске натурщиков, отвечавших его замыслу, Илья Ефимович побывал на Украине — в Запорожье, где делал зарисовки и эскизы.

С этой же целью в июне 1888 года Репин прибыл на Кубань в станицу Пашковскую и поселился возле трактира Рантовского, где часто собиралось много казаков. Жил художник в гостевом доме казака Сотниченко на Петровской улице (ныне улица Евдокии Бершанской, дом 210, на доме установлена посвященная И. Е. Репину мемориальная доска). Дом с тех пор несколько раз менял владельцев и сейчас принадлежит двум хозяевам.

Памятник «Запорожцы пишут письмо турецкому султану». Фото Виктории Перевязко, «Кубань 24».

Пашковские казаки недоверчиво и даже пренебрежительно отнеслись к приезжему — «тут дел не мало, а еще сидеть перед художником», и Репину пришлось обратиться к атаману с просьбой, чтобы казаки ему позировали. Гуляя с сыном по Пашковке, художник отобрал для позирования следующих казаков — Д. И. Онищенко, М. Семака (героя обороны Севастополя в Крымскую войну), П. Н. Белого, В. М. Олешко, А. Г. Архипенко, пластуна П. Д. Лебедя, И. Ф. Шрамко и еще двух казаков, чьи фамилии не сохранились в истории. Репина интересовала мимика, манеры, движения казаков, и в Пашковской он наконец нашел то, что искал.

Также во время той поездки Репин нарисовал отдельные портреты всех позировавших ему пашковских казаков. Сегодня они хранятся в Русском художественном музее Санкт-Петербурга. А в Краснодаре и сейчас живут потомки позировавших Репину пашковчан Архипенко, Семака и Белого.

Маргарита Косач, потомок казака Архипенко:

«Когда мой прапрадед был отобран Репиным для позирования, он сразу решил, что будет позировать в горчичного цвета форме старого образца (он очень дорожил этой формой) и в папахе, в которой в конце 1860-х годов переселился на Кубань с Украины.

Существует семейное предание, что прапрадед понравился Илье Ефимовичу не только внешностью, но своим своенравным характером. Харизмой. Репин изобразил его на картине стоящим вторым слева от писаря. Бабушка, от которой мы это узнали, не любила об этом рассказывать, боясь каких-либо притеснений от советской власти.

Маргарита Косач. Фото из личного архива.

Судьба прапрадеда сложилась трагически. Революцию он не принял. Будучи человеком своенравным, казак активно сопротивлялся новой власти, а потом понял, что это может плохо закончиться для его семьи. Позже, когда дочери Архипенко вышли замуж — по иронии судьбы за красноармейцев и большевиков — прапрадед с мужской половиной семейства попытался эмигрировать. Удалось ли им покинуть Советскую Россию — неизвестно. Никаких вестей от них оставшиеся дочери больше не получали»

Оксана Кривобородова, потомок казака Семака:

«Мой прапрадед Макар Семак по меркам станицы Пашковской был зажиточным, богатым казаком. Ему принадлежали обширные сады, на месте которых теперь располагается Краснодарская ТЭЦ. Именно в этих садах и рисовал Репин портреты пашковских казаков.

Наша семья в период советской власти старалась не болтать о том, что предок позировал Репину. Нам и самим бабушка рассказала об этом только перед самой смертью.

После установления советской власти на Кубани, Макар Семак сильно раздражал советскую власть тем, что откупал своих родственников и близких людей от трудовых повинностей. До последнего он сопротивлялся большевикам. Позже принял решение с самими близкими родственниками эмигрировать в Канаду. Удалось им это или нет — неизвестно. Сведений от уехавших не поступало, а кто не уехал — были раскулачены и репрессированы. В Пашковской в итоге остались лишь две внучки Семака — Прасковья Авраамовна и Екатерина Авраамовна. Через них под другими фамилиями и продолжился род Семака».

Олег Белый, потомок казака Белого:

«В моей семье не придавали большого значения тому, что предок позировал Репину. Мы узнали об этом от нашей бабушки Таисии, которая приходилась внучкой казаку Белому. Есть мнение, что именно Белый сказал фразу, которая в те дни стала популярной в Пашковской. "Приехал художник столичный, казаков малевать". 

Олег Белый. Фото Николая Хижняка, «Кубань 24».

Предок был хлебопашцем, занимался огородничеством и неохотно отвлекался "на пустяки" — позировать Репину. Бабушка Таисия рассказывала, что позировать казаков буквально заставил — в приказном порядке — станичный атаман. Сами казаки не желали тратить время на такое, по их мнению, никчемное занятие. Но атаман сказал: "Надо!"».

Наброски и эскизы, сделанные художником в той поездке, легли в основу образов запорожцев на известной картине «Запорожцы пишут письмо турецкому султану». Полотно с большим успехом демонстрировалось на выставках внутри страны и заграницей (Чикаго, Будапешт, Мюнхен, Стокгольм). Позже ее купил император Александр III за 35 тыс. рублей. После революции картина была передана в Русский художественный музей Санкт-Петербурга.

Вернуться на ленту