Знай наших: он на Кубани единственный

Иван Кияшко отказался от личной жизни и политических взглядов, чтобы спасти архив Кубанского казачьего войска. И спас его.

Из казаков – в архивисты

Иван Иванович Кияшко родился в 1864 году в станице Екатеринодарской (позже вошла в состав Екатеринодара) в семье казачьего офицера. Отец – хорунжий – служил писарем военного суда, позже – секретарем полиции Екатеринодара. В возрасте 44 лет отец умер от чахотки и семья, несмотря на свой дворянский статус, впала в бедность. Учившийся в шестом классе Кубанской войсковой гимназии Кияшко-младший оставил учебу и поступил на службу в 1-й Екатеринодарский конный полк. Службу начал рядовым казаком. Впрочем, из полка грамотного гимназиста – недоучку практически сразу направили в Ставропольское казачье юнкерское училище, по окончании которого в 1887 году Кияшко получил звание подхорунжего. Дальнейшая служба проходила в Екатеринодарском, Таманском и Полтавском конных полках Кубанского казачьего войска. Во второй половине 1890-х годов в составе Закаспийской казачьей бригады Кияшко служил в Средней Азии, где был награжден орденами Святого Станислава и Бухарской серебряной звездой.

На военной службе подхорунжему, хорунжему, а потом уже и сотнику Кияшко многократно приходилось заниматься делопроизводством: он заведовал участком Таманского полкового округа, был делопроизводителем полкового суда, выполнял поручения бригадного адъютанта. В итоге это привело его в архив.

Иван Иванович Кияшко. Фото wiki-org.ru.

Началось все с поручения составить историю 2-го Таманского полка. Именно выполняя эту задачу, Кияшко в 1889 году впервые соприкоснулся с архивной работой. История полка была закончена в 1892 году (опубликовала лишь через 14 лет), но за время ее написания казачий офицер нашел свое истинное призвание.

В 1898 году сотник Иван Кияшко был прикомандирован к войсковому архиву. В ту пору это было обычной практикой – прикомандировывать к архиву несколько грамотных офицеров, для помощи в работе. Кияшко, неравнодушный к истории, настолько «пришелся ко двору», что когда в 1902 году место войскового архивариуса освободилось, именно он принял должность и войсковой архив, насчитывавший в ту пору 235 тысяч архивных дел.

А потом новый архивариус совершил революцию в архивном деле региона. 

Миллион старых дел

В первую очередь Кияшко завершил реорганизацию войскового архива, начатую еще предшественником. Архив был систематизирован и упорядочен. Созданные каталоги позволили наладить работу так, что любое архивное дело можно было сыскать и выдать по запросу максимум за четверть часа. Такая легкость доступа к информации сделала войсковой архив одним из центров научных изысканий Екатеринодара, местом притяжения историков, статистиков, краеведов.

Также при архиве открылась научная библиотека, которую Кияшко регулярно пополнял, тратя на это и личные деньги.

Приведя в идеальный порядок работу войскового архива, Кияшко взялся за спасение и архивов станичных. Они тогда повсеместно страдали от мышей, пожаров, сырости и небрежного отношения местных властей. Хотя к той поре с момента заселения Кубани черноморцами не прошло еще и полутора веков, уже мало в какой станице сохранился архив со дня ее основания, а где он и уцелел — то «в самом плачевном виде». Доходило до анекдотичных казусов. Например, в станице Пшехской станичное правление в 1897 году продало весь архив по копейке за фунт. Как макулатуру. Станица осталась без истории. От сделки выручили 3 рубля 70 копеек.

В 1905 году Иван Иванович взялся объединить станичные архивы. Изначально руководство войскового штаба эту идею не одобрило. Три года Кияшко доказывал всем необходимость сохранения всех документов в  одном месте и в 1908 году смог решить вопрос в свою пользу.

Фото pixabay.com

Началась передача архивов всех хуторских и станичных правлений Кубанской области на вечное хранение в Кубанский войсковой архив. С августа 1908 года по сентябрь 1909 года Кияшко принял свыше полумиллиона архивных дел из 274 хуторских и станичных правлений. Наибольшее количество документов пришло из Закубанья. Правления бывшего Черноморского войска и Старой линии смогли предоставить только документы позднего времени. А из Ейска пришло так мало бумаг, что Кияшко сам поехал убедится, что архив действительно большей частью утрачен. При этом Иван Иванович параллельно выполнял и основную работу по архиву, а также систематизировал его.

Когда же в 1914 году прикомандированные к архиву офицеры отправились на фронт, 50 – летний уже Кияшко продолжил в одиночку не только управлять архивом, но и принимать в него новые дела из эвакуируемых с воюющих территорий архивов. С 1915 по 1918 год он принял и каталогизировал более 600 тысяч новых дел. И при этом продолжал научную деятельность – писал статьи, исторические обзоры и исследования.

Всего за свою архивную деятельность с июля 1902 года по май 1920 года Кияшко лично собрал для архивного фонда Кубани более 1 миллиона дел. Этот рекорд до сих пор не побит ни в истории Архивной службы России – СССР, ни на территории России – СССР. 

Слуга всех господ

А потом грянули революция и Гражданская война, не сулившие архиву ничего хорошего. Но в архиве был Кияшко. Он – к тому времени уже носивший чин есаула – принял непростое решение: пожертвовать всеми своими политическими взглядами и предпочтениями и сотрудничать с любой властью ради спасения документов.

Когда в Екатеринодар пришли красные, Кияшко хлопотал перед новой властью о сохранении архива. В результате 8 мая 1918 года архив был объявлен собственностью и достоянием Кубанской советской республики. 28 мая 1918 года вышел приказ о переименовании Архива Кубанского казачьего войска в Главный архив Кубано-Черноморской советской республики. Иван Иванович Кияшко был назначен главным архивариусом.

Члены Кубанского фотографического общества в гостях у фотографа А.И. Савенко, 1912 год. Фото churh-history.cerkov.ru.

Доподлинно неизвестно как ему удалось узаконить положение архива при новой власти. Известно одно – в это время Кияшко отстраняется от каких-либо политический партий, процессов и течений. Дабы не вызывать лишних пересудов во всех анкетах того периода о себе пишет лаконично – «Труженик пера, казачье сословие». Значение архива также подчеркивал коротко и ясно: «Может считаться сердцевиной всего кубанского архивного богатства». Главной задачей в то время считал не пополнение, а сохранение фондов.

В августе 1918 года красных из Екатеринодара выбили деникинские войска. Возобновили свою деятельность краевое правительство, Рада, учреждения Кубанского казачьего войска. В ведение войскового штаба вернулся архив со своим бессменным архивариусом. Позже при установлении советской власти этот период формулируется следующими словами — «По взятии Екатеринодара в августе 1918 г. войсками добровольческой армии и Рады, архив был забыт и находился в положении забытого вплоть до вторичного занятия Екатеринодара советскими войсками в марте 1920 года».

На самом деле, забыт в ту пору архив был только властями, но не его хранителем. Видя реальную угрозу гибели архива, утраты бесценных документов Кияшко направляет председателю Кубанского краевого правительства свои предложения по реорганизации архива.

В октябре 1918 года он составил основные тезисы реформирования. Главный тезис — «выделить архив в совершенно самостоятельное учреждение». Также он предлагал «выстроить новое теплое архивное здание согласно указаниям гигиены и закона».

В ноябре 1918 года Кияшко указывает, что возникшие в недавнее время архивы административных, полицейских, судебных, финансовых организаций пропадают, теряются, портятся и предлагал их централизовать.

Но все обращения остались без ответа из-за сложной обстановки на фронтах Гражданской войны. Впрочем, архив не был разорен – далеко не все регионы нашей страны могут этим похвастаться.

17 марта 1920 года в Екатеринодар вернулись красные. И вновь Иван Кияшко сделал свой выбор — не покинул город с белой гвардией, а остался возле бесценных с точки зрения его, как ученого, документов. Почти два месяца Кияшко и его подчиненные работают в архиве без получения какого-либо жалованья. И опять сохраняют архив. 

Классово чуждый

В мае 1920 года, с учреждения Архивной комиссии началась советская эпоха в истории кубанских архивов. Архивную комиссию при областном отделе народного образования возглавил Б.М. Городецкий. Вместе с ним в комиссии работали 11 человек. В том числе и Иван Кияшко.

В октябре 1920 года Архивная комиссия переименовывается в Кубано-Черноморское областное архивное управление. Все реорганизационные и прочие перемены в архивном деле вдохновили И.И. Кияшко на дальнейшие трудовые свершения и начинания. Он становится архивистом в окружном Архивном бюро, заведуя войсковым и гражданским отделениями. Выполнял огромную черновую работу по спасению архивов, перемещению и централизации документов.

Аполитичность Кияшко, спасшая и архив, и, возможно, его самого в годы Гражданской войны, при новой власти стала серьезной проблемой. Периодически приходилось по этому поводу объясняться.

В августе 1920 года коллеги и начальство Кияшко отправили в Москву прошение о снятии Ивана Ивановича с реестра военного сословия (на тот момент он был уже в звании полковника) по состоянию здоровья (переболел брюшным тифом). В письме коллег подробно излагались все заслуги Кияшко по спасению архивного дела, сохранения истории, изучению древностей, собирания старинных вещей.

И все же принадлежность к казачьему сословию и дворянству вкупе с офицерскими погонами делали пожилого архивариуса подозрительным в глазах сотрудников ЧК. 27 февраля 1921 его арестовали по обвинению в контрреволюции и вербовке бывших белых офицеров. Вместе с Кияшко арестовали еще 5 человек. Иван Иванович все обвинения отрицал, однако следователь посчитал обвинения доказанными и в заключении от 25 марта 1921 года предложил приговорить «дворянина Кияшко Ивана Ивановича, врага народа, к расстрелу». Уполномоченный ЧК Леонид Искрицкий, изучив дело, принял решение что оно фальсифицировано и приговор не состоялся. 13 июня 1921 года Иван Кияшко был выпущен под подписку, 7 июля подписка была аннулирована. Не последнюю роль в освобождении ученого сыграли многочисленные ходатайства его коллег и начальства.

Здание Государственного архива Краснодарского края. Фото с сервиса «Яндекс. Карты»

Иван Иванович продолжил работать в архиве, но апреле 1923 года вышел приказ об увольнении всех беспартийных сотрудников. Под угрозой увольнения оказались Кияшко и четверо его коллег.

Заведующий Архивным бюро И.Ф. Чирцев пишет решительный протест, в котором просить оставить на службе своих беспартийных сотрудников, указывая сложность приобретаемых годами навыков работы в архиве и незаменимость Кияшко. «Он на Кубани единственный» — пишет Чирцев в характеристике. Увольнение отменяют. Иван Иванович продолжает трудиться архивариусом, несмотря на серьезные проблемы со здоровьем. Врачи пишут — хронический катар желудка. Нервная атмосфера и несытый послевоенный быт не способствуют выздоровлению, но Кияшко живет работой.

Незадолго до своей смерти он успел завершить еще один масштабный проект: принял на хранение архив Адыгейского облисполкома – более 20 тысяч дел.

20 октября 1925 года Ивана Кияшко не стало. Похоронили архивиста на Всесвятском кладбище Краснодара, но могила да наших дней не сохранилась. На освободившееся место архивариуса так никого и не приняли, а в 1926 году должность и вовсе сократили. Зато кубанский войсковой архив, ставший Госархивом Краснодарского края и в 2018 году отметивший свое 225-летие, работает и сегодня.

Для Ивана Кияшко это, наверняка, было важнее.

Вернуться на ленту