Нововеличковская: Освобождение

Нововеличковская: Освобождение
Фото Михаила Чекалова, «Кубань 24»

Этот материал впервые был опубликован 48 лет назад. О том, как в 1943 году шли бои за освобождение станицы Нововеличковской, рассказали ветераны Великой Отечественной войны. Герои статьи, которые участвовали в этом сражении, поделились воспоминаниями 28 апреля 1970 года на встрече с допризывной молодежью. Очень хочется вместе с народной газетой «Трибуна», соединив время, донести до нынешнего молодого поколения, как это было…

Переправа. Камыши. Пушки

Вот что тогда рассказал командир артиллерийского 76-го взвода 37-й армии Ефрем Исидорович Жила, младший лейтенант, комбайнер бригады № 3 колхоза «Путь к коммунизму»:

«Красная армия от обороны перешла в наступление. Шли упорные бои за каждый город, станицу, хутор, за каждую высоту, за каждый метр нашей земли, которая была исковеркана разрывами бомб и снарядов, полита кровью советских солдат. Наша 37-я армия, продолжая преследовать отступающего врага, вскоре подошла к Новотитаровской и вступила в бой за станицу. Фашисты закрепились на восточной окраине, вдоль железнодорожного полотна, поставив там пулеметы и автоматчиков, а за насыпью — минометы. Бой был ожесточенным. Немцы дрогнули. Отступая под ударами нашей армии, они стремились укрепиться на промежуточных рубежах. Но это им не помогло. Наша пехота стремительным броском с криком «Ура!» бросилась в атаку. Фашисты не выдержали и, бросая технику, пулеметы и минометы, побежали. К вечеру 11 февраля 1943 года части 37-й армии (389-я дивизия) освободили Новотитаровскую.

Прорвав оборону немцев, мы с боем двинулись к Нововеличковской. Враг отчаянно оказывал нам сопротивление. В этом ему «содействовала» река Понура, которая покрылась тонким льдом. Надо было ее форсировать, но как, и на чем? Плавсредства отсутствовали. Немцы разместили свои огневые точки на вершинах древних курганов, расположенных на левом берегу Понуры, и оттуда вели прицельный огонь по красноармейцам. Командование приняло решение приостановить наше наступление до темноты. Это дало возможность солдатам вооружиться подручными средствами, которые нашлись в овощеводческой бригаде колхоза «Красная Нива» на правобережье. В ход шло все: доски, щиты, камышовые маты… Солдаты срезали камыш, вязали его в кули, выкладывали их на лед и, лежа на этих матах, ползли по льду. Помогли нам в переправе через реку и плавни — сросшиеся корни камыша. Они росли по всей речке, в диаметре от 15 до 30 метров, между ними были небольшие плеса. Для того, чтобы эти плеса преодолеть, связывали деревянные щиты, на них ставили пушки, и так, с плавня на плавень, переправляли свои орудия. Иногда приходилось «искупаться» в холодной воде, но на это никто не обращал внимания. Переправа еще затруднялась тем, что немцы с курганов вели по камышам огонь. Поэтому работали, в основном, лежа. Мой взвод первый переправился с 76-миллиметровыми пушками на левый берег Понуры и с ходу ударил по огневым точкам врага. Мужество наших солдат сломило сопротивление фашистов. Бросив свое оружие, они в спешке отступили. Необходимо отметить, что много наших солдат погибло при переправе через реку. Продвижение и вход в станицу наших воинов затруднялся еще и тем, что она расположена по кругу, и подступы к ней были заминированы немцами. Пришлось нашим саперам работать под градом пуль. Все это сдерживало наше наступление».

Виновата любовь…

18 февраля 1943 года на подступах к Нововеличковской с раннего утра и до позднего вечера шли упорные бои с фашистами. Наступала 9-я советская армия. Одним из первых в станицу вошел со своим взводом командир роты 128-го стрелкового полка, белорус, старший лейтенант Андрей Андреевич Галанчик. Воевал он в составе Закавказского фронта. Участник боев по расширению Наревского плацдарма в районе города Сероцк. Освобождал свою Родину – Белоруссию. Громил врага на Кубани, изгонял фашистов из станиц Новотитаровской, Нововеличковской, Андреевской, Крымской, Славянской.

«Наша армия тратила много времени на форсирование Кубанских рек, встречавшихся на нашем боевом пути. Вот и Понура, казалось бы тихая, степная река, а ведь ее надо было преодолеть. На чем? Плавсредств у нас не было, поэтому перебирались через нее кто как мог. Некоторые солдаты, провалившиеся под лед, переплывали реку, несмотря на зимний холод. Еще одно препятствие — мины. Немцы заминировали все подходы к станице, даже берега. Поэтому сначала шли саперы, а следом за ними — мы. Враг не выдержал натиска наших солдат и обратился в бегство. Наш взвод вошел в станицу уже поздним вечером. А 19 февраля в Нововеличковской была тишина, жители проснулись уже в освобожденной станице».

Один из ребят задал фронтовику вопрос: «Скажите, как получилось, что Вы, белорус по национальности, живете в Нововеличковской?». Немного смутившись, он улыбнулся и сказал: «Виновата любовь. 19 февраля 1943 года утром я решил посмотреть станицу. Иду по центральной улице, а навстречу мне идет девушка, красивая как картинка. Познакомились, узнали имена и фамилии друг друга. Проговорили мы с ней часа два в станичном парке. — «Если останусь жив, обязательно вернусь к тебе», — пообещал я Кате, когда пришло время возвращаться в свой взвод.

За время войны я был трижды ранен. Залечивал раны, и снова в бой. Дошел до Берлина. Рассчитался с фашистами за все страдания, которые они принесли советскому народу.

Закончилась война, но приказа о моем увольнении не было. С Катей переписывались регулярно. Демобилизовался я в 1948 году. При получении документов на проезд домой я попросил написать, что конечный пункт моего прибытия из части — Краснодарский край, Новотитаровский район, станица Нововеличковская. Как только я вернулся, мы с Катей поженились. Так я стал жить в Нововеличковской».

Андрей Андреевич был прекрасным работником, примерным мужем и отцом, скромным и чутким товарищем. Жители станицы называли его своим земляком. Так наша Нововеличковская стала для воина из Белоруссии второй Родиной.

Иконка Божией Матери

В освобождении станицы Нововеличковской от немецко-фашистских захватчиков участвовал и коренной житель станицы, рядовой Павел Петрович Степаненко. Он сражался с врагом в пехоте. Бил фашистов на юге Украины, Донбассе, на Северном Кавказе. Был участником сражений Ясско-Кишиневской и Висло-Одерской операций. Освобождал от фашистов Польшу и ее столицу Варшаву. Форсировал Одер, штурмовал Берлин. За проявленный героизм награжден орденом Красной Звезды, двумя медалями «За боевые заслуги», медалями «За отвагу», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

На памятном вечере Павлу Петровичу был задан вопрос: «Скажите, какой самый важный день или сражение осталось в Вашей памяти навсегда?» Павел Петрович, не задумываясь, сразу ответил: «День, когда мы освобождали от немцев родную Нововеличковскую. Было это в феврале. Наша армия прорывалась с боем к станице со стороны северного кладбища. Немцы оказывали ожесточенное сопротивление, не давали нам подойти. Пришлось отдать приказ отработать артиллерии. Каждый ее выстрел болью отзывался в моем сердце, ведь через пять кварталов находится мой дом! В нем живут мои родители, которых я не видел с сентября 1937 года, с тех пор, как был призван на службу. Мне хотелось кричать артиллеристам: «Не стреляйте! Там мой дом!» Скажу честно, я плакал. К счастью, артподготовка длилась недолго. Враг, бросив свое оружие, отступил.

Утро. Мы входим в станицу. Я подбегаю к командиру взвода и прошу его разрешить мне забежать к родителям. Командир, старший лейтенант, посмотрел на меня, дрожащего от волнения, и спросил: «Часа хватит?» — «Хватит, товарищ командир», — ответил я. — «Ну, тогда беги». Я галопом помчался к дому. Бегу, а мне кажется, что я топчусь на месте. Несусь по улицам, а сам вглядываюсь в знакомые хаты, не разрушены ли они. И вот, я в своем дворе. Сердце бьется в груди, словно хочет выскочить. Во дворе – никого. Забегаю в дом, родители сидят за столом. От неожиданности моего появления оторопели. Но тут же пришли в себя, начали обнимать, целовать, плакать, расспрашивать — откуда, куда, не ранен ли? Так в разговорах быстро пролетело отпущенное мне время. «Мне пора!» — сказал я. Мама дала мне на дорогу кусочек сала, сбереженного от немецких мародеров и маленький предмет в белом лоскутке. «Это иконка Божией Матери. Она будет оберегать тебя от смерти. Иди, пусть она хранит тебя!». Иконку я положил в карман гимнастерки, сало в рюкзак, расцеловал отца и мать и вышел из хаты. Минуту постоял во дворе, окинул его взглядом, поклонился родителям и вышел на улицу. Так я расстался с родными еще на три года».

Войну невозможно забыть. Такое не забывается никогда. Во время освобождения станицы Нововеличковской от немецко-фашистских захватчиков погибло около 250-ти советских воинов, их тела покоятся в братской могиле, в парке станицы.

Пройдут годы, века, но мы будем помнить подвиги советских солдат, освободивших нашу Родину от немецко-фашистских захватчиков. И пусть новое поколение живет под мирным небом счастливой и радостной жизнью!

Материал опубликован в газете «Трибуна» Динского района. Автор: Ветеран труда В. С. Черненко.

 

Вернуться на ленту