Новотитаровская: Освободителей поили молоком

Новотитаровская: Освободителей поили молоком
Евгений Незь. Фото газеты «Трибуна»

«Маринка, а ты знаешь, как мы встречали солдат-освободителей?» – спросил меня новотитаровец, ветеран Великой Отечественной войны Евгений Архипович Незь, живущий на улице Заречной, неподалеку от хутора Белевцы, к которому я приехала, чтобы из первых уст узнать о том, как освобождали станицу.

«12 февраля примерно в 6 часов утра я заметил, что по нашей улице идут советские воины в полушубках, в сапогах, с винтовками, автоматами, и закричал: «Ура, наши солдаты!». Мама тут же выбежала, налила в кружки молоко, и мы дали его бойцам. Они шли и пили, передавали друг другу… Вот так мы благодарили их за свободу!»

Война для семьи Незь, как и для всей страны, тяжкие годы. В 1941 году в ноябре призвали Архипа Йосиповича, отца, который попал в Москву, воевал на Калининском фронте, где получил ранение, а в конце 1943 года его демобилизовали. Пока он воевал, дома оставалась мама Елена с тремя детьми: Вовой, которому было всего 3 годика, 7-летней Лизой и 15-летним Евгением.

9 августа 1942 года наши войска отступали в сторону Краснодара. Ребята из Кущевского района призыва 1924 года не успели дойти до краевой столицы, а остановились в Новотитаровской. В это время здесь проезжали фашисты на мотоциклах. Началась перестрелка. Советских солдат спасло то, что они спрятались в кукурузе. Вечером же бойцы подошли к хутору Гречки и улице Заречной, где жила семья Незь, и принесли раненого. Его взяла к себе и выходила баба Саня Хиль. Парень пробыл у нее больше двух месяцев, пришел в себя, окреп, потом ушел домой, а после – на фронт. Бабе Сане, когда освободили Кубань, пришла большая благодарность за ее подвиг: за то, что спасла солдата!

Помнит ветеран Великой Отечественной войны и то, как он впервые столкнулся с фашистом.

– Это было в конце августа 1942 года. Я проснулся и увидел, что у нас в комнате сидит немец. Конечно, я захотел его убить, а поэтому взял мочину от мака и хлестанул его со всей своей силы, потом второй раз, а когда я ударил в третий раз, он взял меня за руку, сказал: «Ком-ком», вывел на улицу, где стояли двадцать его товарищей и рассказал им как я его «бил». Все громко засмеялись.

К счастью, здесь, на окраине станицы, немцев практически не было, только полицаи, которые охраняли мост. Они часто приходили, собирали женщин и вели их под конвоем на кукурузу, из которой потом заставляли гнать для оккупантов самогонку.

– Когда немцы узнали, что у нас есть корова, они приходили сюда ежедневно по двое и пили молоко.

Вечером 11 февраля 1943 года в окно жительницы Натальи Гришко постучался наш разведчик. Женщина, не подумав, зажгла свечку, и сейчас же с кургана пулеметной очередью немцы застрелили лейтенанта. Погибла и тетя Наташа… Но теперь разведчики узнали расположение гитлеровцев. Это сыграло большую роль при наступлении: отряд наших солдат пошел не напрямую на Новотитаровскую, а в обход, создав кольцо. Это позволило в кратчайшие сроки захватить огневую точку на кургане и уничтожить фашистов!

– 10 февраля освободили хутор Карла Маркса, и мы услышали, что стрельба совсем близко. Около речки, на полуострове, где сейчас колхоз «Кавказ», утром 11 февраля был ожесточенный бой, наши войска перешли на эту сторону и до обеда преодолевали сопротивление немцев. Мы с соседкой Зоей Мамоновой наблюдали, а мама с детьми и другой соседкой пряталась в подвале. С этой стороны – от железной дороги и до кургана – немцы установили больше десятка пулеметов. Вечером с кургана начали стрелять противотанковые пушки и пулеметы, наши бойцы открыли огонь с другой стороны… Никто не понимал, что происходит, но утром 12 февраля все стало на свои места: мы с радостью встречали наших освободителей! А когда шли сражения за хутор Осечки, я впервые услышал, как стреляет наша легендарная «Катюша»… Такое никогда не забыть!

Автор: Марина ГАЛКИНА.

Опубликовано в газете «Трибуна»,

 

Вернуться на ленту