Лабинск: Этого ни забыть, ни простить нельзя

Лабинск: Этого ни забыть, ни простить нельзя
Фото «Провинциальной газеты»

25 января 1943 года станица Лабинская была освобождена от фашистских захватчиков. Полгода лабинская земля была оккупирована гитлеровскими войсками.

Со 2 по 5 августа 1942 года станицы Лабинскую, Курганинскую и Армавир бомбили гитлеровские войска. 7 августа в 7 часов утра Лабинск был захвачен фашистами. Руководству Лабинского района вместе с частью истребительного батальона пришлось переходить реку Лабу вброд - мост уже был взорван. Им предстояло влиться в партизанское движение Краснодарского края. Диверсии и удары, которые наносили партизаны по противнику, тоже приближали победу. Лабинский партизанский отряд вел разведку, поддерживал связь с подпольщиками во всех населенных пунктах, уничтожал оккупантов и полицаев, брал трофеи оружием и снаряжением и тем самым оттягивал на себя немалые силы противника.

Всего полгода Лабинский район находился в оккупации, но сколько бед и страданий гитлеровцы принесли людям. Массовые расстрелы проходили за железной дорогой за станицей Лабинской, где ранее базировался военный аэродром. В огромных, вырытых в земле ангарах укрывали самолеты. Когда пришли немцы, эти ангары стали братскими могилами для сотен наших земляков. Там расстреливали коммунистов, комсомольцев, помощников партизан, семьи командиров, простых мирных жителей. Были расстреляны, зверски замучены и заживо погребены 1316 человек. Из них 793 женщины, 294 ребенка, 229 мужчин. Почти 500 расстрелянных невозможно было опознать, настолько их тела были истерзаны пытками.

Материальный ущерб, нанесенный оккупантами Лабинскому району, был огромным. Фашисты разрушили в станице Лабинской заводы, школы, МТС, мастерские. Общая сумма ущерба исчислялась в 205 млн рублей. Но ничто не шло в сравнение с человеческими жертвами, убийствами стариков и детей.

Вперед, за Родину

В конце 1942 года войсками Закавказского фронта на моздокском направлении и севернее Туапсе был нанесен ряд контрударов, сковавших противостоящие силы противника и не допустивших их переброски под Сталинград. Одновременно советские войска готовились к общему наступлению от Ленинграда до Кавказа.

1 января 1943 года началась Северо-Кавказская наступательная операция. В направлении Нальчик – Ессентуки – Кисловодск - Черкесск наступали войска 37-й армии. В соединение входили части 2-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майора Ф. В. Захарова. Пройдя с боями за двадцать дней около 300 км, и освободив более 60 населенных пунктов, воины-гвардейцы вступили на территорию Краснодарского края. Они походным маршем преследовали отступающего врага вплоть до Кубани. Под натиском мощного контрнаступления, пытаясь избежать окружения, противник откатывался к Таманскому полуострову. В сводке Информбюро каждый день звучали названия кубанских станиц и городов, освобожденных от фашистов.

 Бегство врага

Именно в этих военно-стратегических условиях гитлеровские войска в спешном порядке покидали территорию Лабинского района. Вот как это бегство описывали жители станицы Каладжинской - очевидцы тех событий: «23 января 1943 г. в холод и грязь фашисты уходили из станицы. Они были жалкими, как мокрые курицы, ехали на ишаках, на повозках, запряженных быками. На головы платки, шарфы намотали. На ногах - какие-то онучи из соломы и тряпок. Сопливые и вшивые, завоеватели отступали. С ними бежали фашистские прихвостни, но их вскоре настигло возмездие. Трое из них были повешены, многие отбывали срок лишения свободы в местах заключения. Так закончилась оккупация станицы, длившаяся 6 месяцев».

В станице Лабинской январь 43-го был морозным и снежным. Жители днем старались не выходить на улицу, лишь ночью пробирались тайком через дворы друг к другу. Через станицу с гор шли фашистские войска, в основном румынские части. От них-то и пошел слух: отступают. 20 января над Лабинской пролетел краснозвездный самолет и в воздухе закружились листовки. Конечно же, сразу нашлись смельчаки, собравшие и прочитавшие воззвание. В нем говорилось о капитуляции немцев под Сталинградом и о том, что нужно помешать гитлеровцам взрывать здания и производственные цеха. Станичники воспряли духом – час освобождения был близок.

Через два дня поток отступающих немецких и румынских частей уменьшился. Гитлеровцы, отходя, начали взрывать здания. Были сожжены и взорваны гостиница, сельхозтехникум, часть здания райкома партии, камня на камне не осталось от цехов консервного завода. Следом за фашистами из станиц и хуторов бежали изменники Родины, полицаи и старосты. 24 января в районе маслозавода появились разведчики Красной Армии.

 Наши идут!

На Лабинско-Курганинском направлении наступали войска 2-й гвардейской - будущей Таманской дивизии, в которой еще с периода отступления 1942 года сражалось немало лабинцев. Один из них - офицер-разведчик, Александр Никитович Устич – вспоминал о вступлении воинов-гвардейцев на родную землю: «Пройдя Каладжинскую, Зассовскую, наша рота повернула во Владимирскую, где мы узнали, что накануне немцы что-то взрывали в Лабинской. У нас никаких взрывов не было слышно. Только откуда-то из-под Армавира, глухо разносился по морозному воздуху артиллерийский гул. Под его отдаленные звуки рота дошла до хутора, а затем и до Лабинской. Уже у станицы нас радостно встретили женщины, старики, вездесущие мальчишки».

25 января 2-я стрелковая дивизия, наступающая в составе 37-й армии Северо-Кавказского фронта, вошла в станицу Лабинскую и другие населенные пункты Лабинского района. Этот день и считается датой окончательного освобождения лабинской земли от немецко-фашистских захватчиков.

В этот же день из действующей армии на один из станичных адресов пришел треугольный конвертик. Это письмо, отправленное 23 января 1943 г. будущим генералом авиации Иваном Тараненко, было адресовано семье его двоюродного брата – Ефремовским. Вот строки из этого, который хранится в Лабинском музее:

«… я глубоко верю в то, что вы это письмо получите, именно потому, что наша славная Красная Армия идет вас освобождать. Сегодня радио принесло всему миру радостную весть о том, что наши войска освободили город Армавир, ну а на днях, я уверен, что освободят Лабинскую, а может быть уже освободили».

Слезы радости

Из докладной записки секретаря Лабинского райкома ВКП(б) П. Д. Шевцова и председателя райисполкома И. Ф. Платонова: «Лабинский район от немецких оккупантов был очищен 26 января 1943 года. Находившаяся в тылу группа красных партизан и коммунистов временно возглавила партийную и советскую власть. Основной партизанский отряд района прибыл 30 января 1943 года».

О событиях, связанных с возвращением партизан домой, наша газета так рассказывала в первый послевоенный год: «В Лабинскую торжественно вошел партизанский отряд. У здания НКВД состоялся митинг, открыл который командир отряда Н. Халхунов. Но он тут же был вынужден прервать свою речь, ибо к нему со слезами подбежала дочь. Эта встреча еще больше разволновала собравшихся лабинцев. И многие из них тоже заплакали: от пережитого, от горя и от радости освобождения. А когда секретарь райкома ВКП(б) И. Якименко предложил почтить молчанием память погибших партизан, сдержанные рыдания охватили всю толпу». В этот же день была восстановлена советская власть во всех сельских советах.

Так завершилась трагическая и героическая боевая эпопея Лабинского района, оказавшегося на самой линии огня. Впереди еще были долгие, страшные 834 дня и ночи Великой Отечественной войны.

 

Материалы подготовлены с использованием данных Лабинского музея истории и краеведения.

Опубликовано: Провинциальная газета

Вернуться на ленту